Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
«Самый крутой поворот»

Предисловие.

Если бы я только знал, что так будет… Ни за что бы туда не пошёл. И его бы туда не пустил. Вот сидели бы мы сейчас дома… И вместе. Суть в том, что если бы я туда не пошёл, в моей жизни то, что случилось, случилось бы позже, гораздо позже. И у меня было бы ещё лет пять спокойных и счастливых. Но что случилось, то случилось. И этого уже никак не изменить. А случилось это так. Вернее, так начинается мой дневник, который я начал вести как раз в тот роковой день…

Глава 1. Пипл он МКС.

Привет! Меня зовут Вася Андреев. У меня есть друг Коля Бессмертных. В нашем классе его называют Кощей потому, что он тощий, ну и из-за фамилии, конечно. Недавно у Кольки завелась подружка Мекки, то есть вообще-то она Маргарита, но все называют её Мекки. Даже её попугай Размерта всё время, когда Мекки выходит из комнаты, начинает орать на весь дом: «Где Мекки! Где Мекки!!!». Всё это он выкрикивал не с вопросом, а скорее с раздражением.

Один раз мы с Колей сидели у меня дома и слушали радио. Вдруг «Позвони мне, позвони» кончилась и заговорила какая- то женщина. Тут Коля как подскочит.

— Ты чего? — говорю.

— Сейчас мама говорить будет. Она недавно новую рекламу записала, а мне сказала, что эта реклама скучная и мне не понравится. Наверное, скрывает что- то.

Тем временем женщина в радио говорит:

— Вчера вечером в 21:00 меня оповестило правительство России о том, что сегодня в 13:15 на Красный площади состоится грандиозное открытие всенародного конкурса «Пипл он МКС». Находите в Яндексе страничку хештег Пипл он МКС, условия конкурса смотрите в Вконтакт МКС. А теперь о погоде.

Мы сразу за телефоны схватились.

— 12:48. На открытие успеваем?

Я покачал головой.

— А если бегом побежим?

— Не- а только если автобус поймаем …

— Отлично! Вот идёт какой- то.

— А условия?

— Потом посмотрим!

Выскочили мы из дома и как помчались! Люди на нас оборачиваются, а мы несёмся, как будто за нами лев гонится. Прибежали, смотрим- нет автобуса.

— Он, что уже уехал? — спрашиваю.

Не успел я это сказать, смотрю- троллейбус едет. Его Колька издалека за автобус принял. Получается мы этот автобус- троллейбус обогнали. Сели мы на него и поехали. А тут как назло впереди ГИГАНТСКАЯ пробка! Вышли мы из троллейбуса и пешком пошли. Вот уже впереди Кремль виден и человек какой-то на чём-то вроде сцены стоит, и что-то говорит. Мы уже собрались туда идти, как вдруг, нас кто-то окликнул. Оборачиваемся — ну точно — Мекки.

— Привет Рита, — сухо поздоровался я. (Я всегда называю её Ритой, когда на неё злюсь).

Глава 2. Есть ли у тебя глаза?

Вдруг смотрю — рядом с Мекки стоит неясная такая фигура.

— Коль, — я ткнул Колю локтем в бок,- это ещё кто?

— Где? — Коля уставился в промежуток между Мекки и странной фигурой, — Вась, ты чего? Сейчас уже открытие начнётся. Если рванём, то ещё успеем.

Я ещё раз посмотрел на неясную фигуру так и оставшуюся в тени. Только тогда заметил, что контуры тела у неё как бы затуманенные, расплывчатые. Но всё же не настолько, чтобы её совсем не видеть.

Тут до нас донёсся голос того, кто стоял на сцене. Коля меня за рукав потянул, и мы направились к сцене, расчищая себе дорогу локтями. Мекки от нас не отставала. Она ходила за нами по пятам и ещё постоянно улыбалась так мерзко, и накручивала прядь волос на палец. Про подозрительную фигуру я уже успел забыть и не вспоминал о ней, пока человек на сцене, здорово смахивающий на попугая из-за жёлто — рыже зелёно — красно- фиолетово- голубо- бело — синей копны волос, торчащей в разные стороны, и которого звали, как он сам объявил, Федот-Арсений Лужайчетый, не пригласил на сцену каких- то девушек в русских народных платьях, которые забегали по сцене, размахивая цветными платками. Вдруг среди этого месива цветных тряпок я заметил ту самую неясную фигуру. Я огляделся. По- видимому, кроме меня её опять никто не видел. И тут у этого странного существа стали медленно проявляться глаза. Они были большие и оранжевые с маленькими зрачками, но самое странное, что они не были размытыми как всё тело, а наоборот, были такими чёткими и так ярко светились, что больно было смотреть. Ну хоть солнечные очки надевай! Существо смотрело прямо на меня, а потом… А потом произошло такое! ТАКОЕ от чего до сих пор, когда про это вспоминаю, кожа на лоб лезет и мурашки по бровям бегать начинают. Или наоборот. Неважно. Короче, смотрю, а это фигура мне рукой машет. Я чуть в обморок не упал. Повернулся я к Коле и с серьёзным лицом спрашиваю:

— Коля, если ли у тебя глаза?

Он на меня посмотрел как на ненормального.

— А как ты думаешь?

— Я думаю, нет, потому что если бы они у тебя были, ты бы точно увидел это пугало!

— Какое ещё пугало?! Этот что ли? — он указал на Лужайчетого, который как раз в это время вышел на сцену, и которого я про себя решил звать Попугайчетым, опять же из-за поразительного сходства с попугаем.

— Да нет! Вот там слева, ви… — я осёкся.

На том месте, где только что была подозрительная фигура, теперь не было ничего, кроме еле заметного серого дыма, который очень быстро рассеялся.

Тут Лужайчетый — Попугайчетый сделал умное лицо и стал говорить речь:

— Уважаемые, пришедшие на открытие международного конкурса «Пипл он МКС»! Я надеюсь и почти уверен, что все вы ознакомились с условиями конкурса, так как это сэкономило бы нам, да и вам, кучу времени. Но всё же я располагаю сведениями о том, что среди нас, да и вас, находятся некие несведущие…

— Это он про нас! — радостно сообщил Коля.

— …и я, Федот Арсений Лужайчетый, обязан просветить несведущих…

Вдруг я услышал какой- то еле внятный шёпот.

— Василис… Василис…

Я огляделся. Вокруг меня была толпа народа, но все они смотрели на сцену с Попугайчетым и переговаривались между собой, поэтому понять, кто там шепчет, было нереально. И тут снова послышалось:

— Василис…

На этот раз голос звучал яснее, как будто говорящий стоял совсем… Тут я почувствовал чьё-то дыхание у себя на шее. Я медленно повернул голову… И чуть не вскрикнул от испуга. На меня смотрело то самое существо, которое несколько минут назад я видел на сцене. Но самое странное, что никто, кроме меня, его, похоже, не видел.

— Василис, — повторило существо.

Глава 3. Попугайчетые гуманоиды.

Только сейчас до меня дошло, что это оно ко мне обращается.

— Я н- не Василис. Я Василий, — осторожно сообщил я, отступая на шаг.

Существо склонило голову на бок.

— Нет. Вы Василис. Я никогда не ошибаюсь.

Странно, но как раз перед последним замечанием я хотел сказать, что оно ошибается. Так что же, получается, оно ещё и мысли читает?

— Я владею телепатией, — не дожидаясь вопроса, сообщило оно- при жизни я был учёным. Многое осталось неизменным…

Супер. Просто супер. Я говорю с привидением.

— Я попрошу без оскорблений,- его глаза полыхнули красным,- я здесь по очень важному делу, Василис. И Вы должны меня выслушать. Во- первых, я не привидение. Раньше я был таким же человеком как Вы. Как все вы, — существо неопределённо махнула одной из передних конечностей, число которых всё время менялось, в сторону окружающей нас толпы, — у меня даже было имя. Но это к делу отношение не имеет. Сейчас мое имя Атлас. Меня послали Главные… И они действительно Главные. Они правят всем, они стоят за всем. Они знают всё. Прошлое и даже будущее. Но самое главное — настоящие. Они знают, что происходит в эту самую секунду здесь и везде. Они контролируют всё. Во- вторых, они контролируют всё, кроме гуманоидов из системы Огненной чайки. Они трусливые и очень хитрые. Они скрывают наличие ядовитого гребня на голове яркими, торчащими во все стороны, перьями, которые издалека можно принять за волосы. И вот живой представитель этой расы, — он указал сразу всем своими руками, которые я наконец сумел пересчитать, их было 18 или, нет, 13, тьфу ты, опять сбился, ну неважно, короче указывал он на Лужайчетого, который распинался на сцене,- его прислал их предводитель Фаергриф. Он хочет захватить власть главных, но для этого им нужны Вы. Так вот, я здесь для того, чтобы забрать Вас раньше него. С Вашей помощью мы сможем устранить опасность, нависшую над галактикой. Так что скажете?

Всё это время я стоял с открытым ртом. Всё- таки не каждый день натыкаешься на гуманоида, которого зовут как титана из древнегреческой мифологии, и который сообщает, что тебя зовут Василис, и что за тобой гоняется какой- то тип, который, в свою очередь хочет использовать тебя для уничтожения галактики. Ещё бы час назад я не за чтобы в эту чушь не поверил. Я и сейчас до конца не верил. В глубине души я ещё надеялся, что это что- то вроде минутного помешательства или что это всё мне вообще снится.

В таких случаях персонажи книг или фильмов обычно просят кого-нибудь их ущипнуть. Только не подумайте, что я книг не читаю. Просто мне некого было попросить. Поэтому я сам себя так исщипал, что больше никогда этого не делал ни себе ни другим.

Сам не знаю, что на меня нашло. Сначала я, конечно, хотел сказать: «Нет, спасибо, я лучше домой пойду», но почему- то губы сами собой произнесли: «Да», а в следующую секунду я предстал перед судом.

Глава 4. Суд.

Это было так. Сначала я почувствовал, что падаю. Потом, что стою на ушах. Потом- что на бровях. Потом вокруг меня закружились какие- то светящиеся точки, которые складывались в знакомые и незнакомые созвездия. Созвездия овна, тельца, бритого кактуса и волосатого сфинкса окружили меня плотным кольцом. Они протягивали ко мне лапы и пытались уколоть (что касается только бритого кактуса) или укусить. А потом всё вдруг закончилось, и я обнаружил, что стою посреди огромного круглого зала. Прямо передо мной стоял большой, растянутый в ширину трон, больше походившей на диван. На нём сидели четверо в безликих масках и бирюзовых балахонах и, по- видимому, смотрели на меня. Рядом с собой я заметил Атласа, склонившегося в поклоне. Я подумал, что это должно быть и есть Главные, о которых он говорил. Наверное, мне тоже следовало поклониться, но я почему-то этого не сделал, а просто пялился и пялился на Главных, которые, в свою очередь пялились на меня. Прошло минуты три. Наконец, мне это надоело, и я сказал:

— Ну… э- э- э… Здрасте.

— Василис,- сказал один из них,- это честь для нас. Мы тебя ждали.

— Надеемся, Атлас посвятил тебя в курс дела? — осведомился Второй.

— Ну… да,- я покосился на неподвижно стоящего рядом Атласа,- он сказал, что я нужен вам, чтобы защитить Галактику от Попугай… В смысле от Лужайчетого.

— От кого? — переспросил Третий.

— От Лужайчетого пришельца,- пояснил я,- он там правила конкурса объясняет «Пипл он МКС» …

— Это была ловушка для тебя, — сказал Четвёртый.

— Суть этого конкурса в том,- продолжил Второй, — что все желающие участвовать должны написать короткий рассказ о себе.

— Они не знали, как ты выглядишь, но в точности знали, что ты напишешь, — сообщил Третий.

— А можно узнать откуда? — поинтересовался я.

— Это сейчас не имеет значения,- отрезал Первый,- сейчас нам нужно решить, что нам всё- таки с тобой делать…

— А разве это ещё не решено? — удивился я, — я же вроде должен помочь вам (правда, не знаю как) спасти галактику…

Все четверо переглянулись. Я насторожился. Что- то здесь мне не нравилось. «Что- то здесь не так»,- подумал я. Главные пошептались, а потом Первый встал и громко произнес:

— Тут наши мнения расходятся, и всё же большинство считает, что ты должен быть незамедлительно отправлен на планету вулканов Эрапшен, где ты будешь заключён в пещере навечно. Однако, мы не можем не прислушаться к просьбе о помиловании со стороны одного из нас, ибо мы нерушимы лишь благодаря нашему Союзу и сотрудничеству. Итак, окончательное решение суда таково: ты будешь заключён прямо здесь до того момента, как жители системы Огненной чайки не будут побеждены, а Фаергриф не будет взят под стражу, а теперь, — он обратился к появившимся из ниоткуда людям с электрошокерами в руках,- уведите его. Ах, да. И Атласа прихватите.

— Повелитель? — оранжевые глаза Атласа расширились от ужаса, но его никто уже не слушал.

Глава 5. Кто я?

Пока нас с Атласом вели по извилистым тёмным коридором, я вертел головой во все стороны, но уже почти ничему не удивлялся. Ни канарейкам, плавающим в аквариуме, ни курицам, летающим под потолком, ни даже пауку, который изо всех сил пытался вылезти из собственной паутины.

Нас бросили в огромную клетку, предназначенную, судя по всему, для льва. Странно, но, несмотря на всё произошедшие, я пребывал в прекрасном настроении, чего не скажешь об Атласе, который ходил в зад- вперёд по клетке, что- то бормотал себе под… Извините, хотел сказать «под нос», но потом вспомнил, что у него нет носа. Я некоторое время наблюдал за ним, а потом спросил:

— Слушай, а как тебя зовут? В смысле, по- настоящему.

— А тебе какое дело? — огрызнулся он.

— Ну, раз мы оба оказались в таком положении, то, хочешь- не хочешь, придётся сотрудничать. А для этого нам нужно называть друг друга по именам, — объяснил я.

— А я ведь знал, что так будет,- сказал он не обращая на меня внимание,- если бы не я…

— А что ты такого сделал? — поинтересовался я,- расскажи, легче станет.

Некоторое время он колебался, потом сел рядом со мной на пол клетки.

— Как я и сказал,- начал он,- при жизни на земле я был учёным по имени Стивен Роджер Эванс. Я много чего изобрёл и стал считать себя самым сильным и умным во всём мире. Но я ошибся. Главные разгневались на меня за моё безграничное тщеславие. Они превратили меня в то, что ты видишь сейчас перед собой и дали мне имя Атлас в знак того, что я вечно буду служить им. Но они не знали тогда, что на Земле осталось моё не законченное изобретение- искусственный интеллект, помещённый в искусственно созданную органическую оболочку, которая бы росла и развивалась как настоящий человек. Я взял генетический код для органической оболочки у мальчика, который сдавал кровь на анализ в детском саду. Предполагалось, когда всё будет готово просто поменять мальчиков местами. И вот, когда всё было почти готово … Ну в общем тогда- то я и стал… таким. Процесс не был запущен, но … в систему уже было заложено, что и когда киборг должен делать, и за неимением хозяина он сам выполнил свою и мою работу. Сразу, как всё было готово, он стёр себе память. Он жил у женщины, которая считала его своим сыном, и которую он считал своей матерью… 12 лет, 7 месяцев, 3 дня, 16 часов и 3 минуты. И, да, того мальчика, чьё место занял киборг звали Василий… Василий Андреев.

Глава 6. Разговор в большом зале.

А в это время в большом зале происходил такой разговор между Первым и Третьим. Третий сказал:

— Несправедливо.

Первый:

— Что именно?

Третий:

— Сначала сказали мальчику, что он будет помогать, а сами засадили в клетку…

Первый:

— Он не мальчик, а машина. Опасная машина.

Третий:

— Всё равно это невыход оставлять его наедине с Атласом. Он же знает, кто он и запросто может ему рассказать…

Первый:

— И тогда легко будет направить его гнев на наших врагов.

Третий:

— Думаешь, он не поймёт, что его используют?

Первый:

— Когда поймёт, будет уже слишком поздно.

Третий:

— Для него? Или для нас?

Первый:

— Не говори глупости. Мы нерушимы. Мы вечны.

Третий:

— А тебе случайно не приходило в голову, что вечность- это в своём роде ничего? И потом, всё рано или поздно кончится, разрушится. Поэтому нельзя сказать про что- либо, что оно нерушимо. А тем более про нас, если мы уже на тринадцатом тысячелетии нашего Союза не можем определиться, что делать с обычным мальчиком?

Первый:

— Да если бы это был обычный мальчик! …

— Он будет оставаться обычным мальчиком, пока считает себя таковым. Так и наш союз будет союзом, пока мы все верим в его нерушимость. Я тебя умоляю, давай расскажем ему сами. Объясним, почему мы с ним так поступили, тогда он может быть поможет нам по доброй воле.

Первый задумался. Открыто рассказать мальчику- подставить себя под удар. Молчать и ждать пока Атлас наплетёт ему неизвестно что- оказаться в ещё большей опасности.

— Ладно, — нехотя сказал Первый, — давай сами расскажем. А то ещё неизвестно, что Атлас ему наплетет.

Однако, когда они спустились по коридору и подошли к клетке, то обнаружили, что она… пуста, а люк на полу, недалеко от неё, сдвинут в бок.

— Поздно, — сказал Третий.

Глава 7. Побег и суд.

Странно, как это я сразу этот люк не заметил. Наверное, потому что по сторонам смотрел. Но сейчас, когда мы лезли по узкому мокрому тоннелю, я уже по сторонам не смотрел, во- первых, потому что по этим самым сторонам абсолютно ничего не происходило, а во- вторых, я был слишком погружён в свои мысли. Мне ещё нужно было привыкнуть, что я робот. Ну, конечно, не совсем робот. Искусственный интеллект. Киборг. Интересно, куда я дел настоящего Василия Андреева? Ну не убил же? Хотя… Тут я задумался, мог ли я поступить, как Гера, которая натравила на младенца- Геракла ядовитых змей … Вдруг откуда- то сзади раздались голоса:

— Сюда! Он не мог далеко уйти!

— Бежим, — шепнул мне на ухо Атлас.

И мы побежали. Вскоре впереди замаячила развилка. И тут я, сам не знаю как, понял куда нужно повернуть.

— Налево! — скомандовал я. — Там…

— Там что?

— Не… знаю… я …- я хотел ещё что- то добавить, но как раз в это время мы подбежали к небольшой, но с виду очень крепкой, двери.

— Тупик. — подытожил Атлас. — Что теперь?

Я огляделся. Я был уверен, что где-нибудь есть запасный выход.

— Э-э- э… туда! — я указал себе под ноги.

Там, в полу была решётка, прутья которой нам очень быстро удалось сломать. Внизу было темно и ничего не видно. Сзади опять послышались шаги и голоса. В туннеле за нами замаячили человеческие фигуры.

— Прыгай, — сказал мне Атлас.

Я глубоко вздохнул и прыгнул. И в ту же секунду сообразил, что стою на оживлённой улице рядом с высоким жёлтым домом. Вокруг меня ходили люди с яркими расфуфыренными причёсками. Я почему-то не сразу сообразил что это за планета. Должно быть потому, что засмотрелся на фонтан прямо передо мной. Он был сделан в виде двух сражающихся людей. В одном из них я узнал Первого, а другого я не мог узнать, хоть он и показался смутно знакомым.

— Эй!

Я обернулся и увидел человека лет 20 в очках и совершенно нормальными каштановыми волосами. Голос у него был знакомый.

— Атлас? — неуверенно спросил я.

Он кивнул.

— А почему…- я поводил рукой перед своим лицом.

Он пожал плечами. Вид у него был слегка ошарашенный.

— Понятие не имею. Может в атмосфере чего…

Тут, неизвестно откуда вдруг возникли вооружённые люди с наэлектризованными копьями и щитами. Они появились прямо у нас за спиной и моментально нас схватили.

— Не двигаться! — сказал командир. — Мы отведём вас, пришельцы, во дворец Фаергрифа Мудрого, где над вами будут вершить суд.

«Ещё суд! — подумал я.- Ну просто Судный день какой- то!»

***

Дворец оказался большим сине- голубым зданием, больше похожим на нашу школу. Изнутри он тоже очень походил на школу. Там было много дверей и лестниц. Нас долго по ним водили и наконец ввели в одну из комнат на двери которой был написан номер: 6. 9. 1 3 8.11 (2).

В этой комнате не было ровным счётом ничего интересного. Голубые стены, белый потолок и жёлтый стол. Собственно и всё, больше ничего не было. Ах да, пол был синий. Теперь совсем всё. Вскоре в комнату вошёл человек. Как и у всех остальных на этой планете у него были цветные волосы, торчащие в разные стороны. Я сразу понял, что это и есть Фаергриф. Он высокомерно взглянул на нас и сообщил:

— Виновны.

— В чём? — уточнил я.

— В том, что являетесь пособниками тех, которые зовут себя Главными.

— Пособниками? Ха! Да мы от них ели сбежали …

— Меня это не волнует, — перебил меня в Файергриф, — вы их пособники и потому будете отправлены в …

— Не понял. Вы разве не хотите меня использовать?

— Вот ещё! Делать нечего,- фыркнул он.

— То есть вы…- мы с Атласом переглянулись…

— … не знаете кто он? — закончил Атлас.

Файергриф некоторые время не понимающе смотрел то на меня, то на Атласа, а потом спросил:

— А ты, что, какой- то особенный?

Мы с Атласом в красках рассказали кто я и как я об этом узнал и что про население всей системы Огненной чайки говорят Главные, на что Фаергриф ответил, что огнечайе- мирный народ, что они никогда и не думали захватывать власть Главных. И что никакого Лужайчетого на землю не посылали, что про солнечную систему он вообще в первый раз в жизни слышит. Потом он рассказал, как однажды в систему прибыл посол Главных и сообщил, что система Огненной чайки переходит в их владение, и отныне они будут здесь править и вершить суд- превращать невиновных в золотые статуи, а виновных- в чудовищ (при этих словах он выразительно посмотрел на Атласа). Но местные телепаты сделали так, что магия Главных здесь перестала действовать. Многие годы Главные пытались взять над огнечайами верх, но им это не удавалось. И теперь они, вероятно, создали голограмму в виде огнечайена и отправили её на землю, чтобы заполучить меня и иметь официальные права на захват власти системы Чайки и поэтому мы должны отправиться туда, откуда мы только что сбежали, неожиданно напасть на них и свергнуть.

— Нужны доказательства, — подумав сказал Атлас.

— Идея! Нужно снять разоблачение их голограммы на видео и показать его людям. Тогда они взбунтуются и сами их свергнут. И найдут им достойную замену.

Мы так и сделали. Сначала мы отправились на землю, в Россию, на Красную площадь, там по- прежнему распинался Лужайчетый. Я включил видеозапись и сказал Атласу: «Давай». Он подбежал к сцене и закричал:

— Эй, ты, попугай мочалистый!

Лужайчетый не обратил на него никакого внимания.

— Эй! Откуда ты там транслируешься? — он кинул в Лужайчетого камень.

Камень пролетел сквозь него и попал в какое- то ведро, стоящее за кулисами. Изображение Лужайчетова исчезло.

Глава 8. Меня зовут Василис.

О том, как мы пробирались по тоннелям, как показывали людям видео с Лужайчетым, как брали штурмом главный зал, как всех четверых главных увели огнечайе, и как все благодарили- рассказывать не интересно. Интересно только то, что после всего этого Атлас сказал:

— Слушай, мы же ещё с одним делом не разобрались.

— С каким?

— Ну помнишь, когда мы лезли по тоннелю, после того, как выбрались из клетки, ты подумал, где, интересно, настоящий Василий Андреев? Я думаю, нам обязательно нужно его найти. Что скажешь?

— Конечно.

— Только давай сначала ко мне в Австралию сгоняем. У меня там, — он понизил голос,- кое- какие материалы остались. Думаю, они нам помогут. И ещё кое- что. Ты не против, если я всё- таки, буду называть себя Василис? Ведь это же твоё настоящее имя…

— Нет, конечно, — улыбнулся я, — мне нравится.

Послесловие.

Перед нашим отъездом в Австралию я весь день звонил Коле, рассказывал что со мной случилось, и кто я на самом деле, и говорил ему, что сказать маме Васи Андреева. Про то, что я киборг он мне, кажется, не особенно поверил, но обещал передать всё что я просил «моей» маме. Я попрощался с ним и сделал последний на сегодня звонок, который в очередной раз круто изменил мою жизнь.

— Алло. Привет, Эн. Я… Послушай, я тебе сейчас такое расскажу … Что? Когда? Алло! Почему он? Алло!!!

Я со всех ног бросился в соседнюю комнату.

— Атлас! Я … знаю где он.

Конец.

Москаль София Александровна
Возраст: 12 лет
Дата рождения: 10.04.2010
Место учебы: МОБУ "СОШ" ЦО "Кудрово"
Страна: Россия
Регион: Санкт-Петербург и область
Город: Всеволожск