Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Как работают бананы?

Встать с кровати представлялось невозможным. За ночь комната промерзла, поэтому постель Сергея Петровича казалась последним оплотом теплоты и уюта в этой мерзкой, холодной квартире. Сергей Петрович размышлял о том, что даже на уровне инстинктов ни одно живое существо не выйдет на холод по своей воле, а он считал, что у него есть воля. Он хозяин своей жизни, а значит, он может сейчас встать, выпить кофе и пойти на первую пару в институте, но если он не преодолеет свою согревающую зону комфорта, то его воля также ни коим образом не пострадает, то есть вся ответственность за дальнейшие действия ложилась лишь на него. Подумав об этом, он немного сморщился: слово «ответственность» как будто было полно негатива, не зря же чаще всего его можно встретить в Уголовном кодексе, хотя само по себе слово было неплохое.

«Конечно же, все эти мои рассуждения разрушатся в пух и прах, как только декан начнет узнавать причину постоянной непосещаемости занятий» — сказал себе Сергей Петрович. «Пожалуй, лучшим проявлением воли будет просто не отвечать этому помешанному на дисциплине идиоту, а сегодня на пары я не пойду, я же все-таки свободный человек, а значит и свободен в своих перемещениях.» Тут же Сергей Петрович вспомнил, что подобное волевое решение было уже сороковым по счету, а значит его уже два месяца никто не видел в институте. Он тут же отбросил эти мысли, чтобы не портить свое безмятежное эмоциональное состояние, причем отбросил с такой лёгкостью, что сам удивился. Вместо этого он снова окунулся в объятия Морфея, и уже через пару часов с чистой совестью готовил себе завтрак, ни разу не вспомнив о своем проступке. Омлет с томатами громко жарился на сковороде, когда Сергей Петрович сидел рядом с ним, и уже, кажется, десятую минуту сверлил тупым взглядом бедную вилку, лежавшую на столе. Он думал о том, как работают бананы. Сама формулировка вопроса показалась ему забавной, а значит эта тема была подходящей для размышлений. Он понятия не имел, как растут бананы, в каких условиях, как их довозят до его местного магазина и главное, как они влияют на организм. Никто, конечно же, не знал всех ответов на эти простые вопросы, но это никого не волновало, потому что всех волновала лишь цена на килограмм несчастных, никем не понятых бананов.

«Это странно, — подумал Сергей Петрович, — ведь человеку свойственно познавать, однажды это желание познавать превратило неказистых обезьян во вполне себе казистых Сергеев Петровичей. А теперь никому и нет дела до бананов»

Конечно же Сергей Петрович был неправ. Ведь если сейчас его посещали такие мысли, значит хотя бы одного человека на Земле волновал этот вопрос. После тяжёлых мыслей о бананах Сергей Петрович думал ещё о дирижаблях, о римановом поле и о гжели. И каждый раз он понимал, что никто на Земле не знает сути этих вещей и их причин. На семнадцатой минуте размышления он мельком увидел большого таракана, который, по-видимому, думал, что на кухне уже никого нет. Тут же появилась новая тема для размышлений. Сергей Петрович в упор не понимал, как работают тараканы, и эта мысль оскорбляла его. Тут же он заметил, что его завтрак подгорел. Уже через минуту Сергей Петрович томно поглощал омлет с помидорами, у которого были ожоги тяжёлой степени, чувствуя горечь на языке. Но он не замечал этого. Осознание тупости человечества, а особенно собственной тупости полностью занимало его мысли. Спустя час его жизнь кардинально поменялась. Сергей Петрович, нисколько не задумываясь об абсурдности своих действий, сообщил в декану, что он отчисляется из злосчастного института телевидения. Он наконец-то нашел цель в жизни, и теперь глупая пара по рекламной статистике нисколько не волновала его. А цель была следующая: объяснить, как работают бананы, тараканы и дирижабли и вообще все в этой вселенной, а главное — найти связь между ними. Задача, конечно, не из лёгких, но он безумно хотел внести свой вклад в развитие человечества, а главное — понять для себя, как работает мир. Следующие 60 лет жизни Сергея Петровича прошли без отдыха. Он изучал медицину, архитектуру и физику. Годы посвящал изучению литературы, музыки и пищеварения. Незаметно пролетело время, когда он полностью окунался в мир программирования, дизайна и географии. Жена у Сергея Петровича не появилась, дети остались лишь в юношеских мечтах, а пожилые родители скончались через 10 лет, после начала работы их сына над фундаментальным трудом. Когда Сергею Петровичу стукнуло 84 года и 238 дней, он напечатал последнюю точку в своей многостраничной работе. Он медленно встал, преодолевая боль в суставах, выпил стакан воды и всю следующую неделю отправлял свой труд во все возможные издательства. Когда он посчитал, что хоть кто-нибудь из редакторов должен оценить его работу, он удалился в свою комнату, лег на старый, рваный матрас и, улыбнувшись, приказал долго жить.

Весь следующий месяц почта наполнялась комментариями издателей. Основная мысль всех сообщений была примерно такая: «интересная работа, но больно уж сложная для понимания, наши читатели не оценят». Как вы понимаете, Сергею Петровичу было уже глубоко наплевать. Спустя месяц на почту пришло очень странное письмо:

«Здравствуйте, Сергей Петрович! Я начинающий редактор в издательстве «Популярно об идеях». Ваша работа хоть и тяжёлая для прочтения, но интересные мысли в ней есть. Проблема только в том, что главный редактор повесился две недели назад, а его заместитель, любимая нами всеми, умнейшая женщина Екатерина Михайловна, застрелилась сегодняшним утром. Все остальные сотрудники решительно отказались иметь дело с вашей книгой, потому что прошел слух, что эти трагические события произошли после прочтения вашей книжонки. Я постараюсь опубликовать ваш труд, так как меня не испугать всякими там проклятиями, так что готовьтесь получать гонорар!» Это письмо, как и прошлые десятки писем, осталось непрочитанным.

Сразу же после публикации работы Сергея Петровича ему посмертно вручили все премии существующие в мире, хоть и не у всех премий это было разрешено. Его имя знали дети ещё с детского сада, а все ученые во всех университетах мира изучали отдельные фрагменты его «книжонки». В первые десять лет после публикации труда Сергея Петровича весь мир пережил необыкновенное, уникальное развитие во всех возможных областях. Но дальше было хуже.

Ещё в первые годы стало не хватать философов и обществоведов, так как началась волна самоубийств по неизвестным причинам, и никто не мог разгадать эту загадку. Один за одним исчезали деятели искусства. Но уже через пятнадцать лет все стали догадываться и более того, стали задумываться о том, чтобы самим свести счёты с жизнью. Все поняли, что уже никогда не смогут изобрести ничего нового или вывести неизвестную ранее формулу. Достаточно было купить настольный вариант книги Сергея Петровича и все сразу вставало на свои места. Осознание бесполезности любого познания приходило чуть раньше осознания полной бесполезности своей жизни. Философское вымирание человечества было неминуемо. Под конец 20-го года от первой публикации труда Сергея Петровича в мире остались лишь гедонисты и те, кто вообще не читал эту, как оказалось, действительно проклятую книгу. Но и развитие этой части человечества на месте не стояло и на 25-й год от публикации труда Сергея Петровича в мире осталось критическое количество людей. Население перешагнуло ту черту, после которой следовало медленное вымирание, без возможности выжить. Последний человек умер на 36-й год от публикации труда Сергея Петровича, объевшись бледных поганок в местном лесу. Теперь фундаментальная работа Сергея Петровича, которая была везде, очень интересовала мышей и крыс, которые поглощали эту литературу взахлёб.

В конце данного рассказа хочу привести отрывок из труда Сергея Петровича, последние слова, которые никто и никогда не воспринимал всерьез:

:.:.:. И поселится эта книга в умах каждого человека и будет тяготить разум его, пока не пожелает он избавиться от гнетущей мысли о своей никчемности и пуста окажется Земля.

:.:.:. Да приятного аппетита желаю всем

тварям живым, кто будет властвовать на Земле после эры людей, так как завещано мной было из рисовой бумаги сделать материальное воплощение труда моего.

:.:.:. Да счастлив я на сегодняшний момент и не прошу прощения у последующих поколений, ибо я счастлив.

Рябов Михаил Сергеевич
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 16.08.2005
Место учебы: Университетская гимназия МГУ им М. В. Ломоносова
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва