Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Ксенофонтова Таисия Алексеевна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 17.01.2007
Место учебы: ЧОУ "Гимназия №1"
Страна: Россия
Регион: Краснодарский край
Город: Новороссийск
Перевод с французского на русский
Категория от 14 до 17 лет
Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Глава 24

Шёл уже седьмой день после моей посадки в пустыне, и я слушал историю с торговцем, допивая последнюю каплю воды.

– Эх, – обратился я к Маленькому принцу, – Твои воспоминания, конечно, очень славные, но я всё ещё не разобрался со своим самолетом, мне больше нечего пить, и я тоже был бы бесконечно счастлив, если бы мог не спеша направиться к источнику!

– Вот мой друг Лис…

– Малыш, да речь сейчас не о Лисе!

– Почему?

– Да потому что так мы умрём от жажды…

Он не разделил моего умозаключения и возразил:

– Всё равно хорошо было бы иметь друга, даже если случится умереть. Например, я очень рад, что у меня был друг Лис…

«Он не осознаёт опасности, – догадался я. – Он никогда не чувствовал ни голода, ни жажды. Ему достаточно солнечного света…»

Но он взглянул на меня и ответил моим мыслям:

– Я тоже хочу пить… Пойдем искать колодец…

Я устало покачал головой: бессмысленно выискивать колодцы в безграничном пространстве пустыни. Но всё-таки мы отправились в путь.

Мы часами шли в тишине. На пески опустилась ночь и стали загораться звезды. Я видел их будто в грёзах – от жажды у меня поднялась температура. В моей памяти кружились слова Маленького принца, и я спросил его:

– Так у тебя тоже бывает жажда?

Но он не ответил. Просто сказал:

– Вода бывает хороша и для сердца тоже.

Я не понял, но промолчал. Я прекрасно знал, что не стоит его расспрашивать.

Он устал. Сел на землю. Я примостился рядом. Наступила пауза. Затем он произнёс:

– Звёзды красивые, потому что там, вдалеке, есть цветок, хоть его и не видно…

Я ответил «конечно» и стал молча разглядывать складки песка под светом луны.

– Пустыня тоже красивая… – добавил он.

Это чистая правда. Я всегда любил пустыню. Садишься на песчаную дюну. Ничего не видишь. Не слышишь. И всё же что-то светится в тишине…

– Что украшает пустыню, – продолжил Маленький принц. – так это то, что где-то в ней таятся источники…

Я был изумлён – я вдруг понял причину загадочного сияния на песке. Когда я был маленьким мальчиком, мне приходилось жить в старинном доме, чья легенда рассказывала о запрятанном внутри сокровище. Конечно, никто его никогда не находил, может быть, даже не пытался искать. Но этим дом меня и очаровывал. Мой дом хранил секрет в глубине своего сердца…

– Да, – сказал я. – О доме идёт речь, о звёздах или пустыне, суть одна: их красоту глазами не увидишь.

– Я очень рад, что ты согласен с моим Лисом, – откликнулся Маленький принц.

После он заснул, я взял его на руки и пошёл дальше. Я волновался. Мне казалось, что я несу хрупкое сокровище. Мне казалось даже, что нет ничего более хрупкого на этой Земле. Под тихим свечением луны я смотрел на его бледный лоб, его сомкнутые веки, пряди волос, колыхающиеся на ветру, и убеждал себя: «То, что я вижу, не более чем оболочка. Самое главное невидимо для глаз…»

Но вот его полуоткрытые губы тронула лёгкая улыбка, и я сказал себе: «Трепетнее всего в этом спящем Маленьком принце его преданность цветку, образ розы, который лучится в нем, точно пламя свечи, даже когда он спит…» И я догадался – он ещё более хрупок и слаб. Свечи нужно защищать: порыв ветра может погасить их…

Так я и шёл, пока на заре не отыскал колодец.

Antoine de Saint-Exupéry "Le petit prince"

CHAPITRE XXIV

Nous en étions au huitième jour de ma panne dans le désert, et j’avais écouté l’histoire du marchand en buvant la dernière goutte de ma provision d’eau :

– Ah ! dis-je au petit prince, ils sont bien jolis, tes souvenirs, mais je n’ai pas encore réparé mon avion, je n’ai plus rien à boire, et je serais heureux, moi aussi, si je pouvais marcher tout doucement vers une fontaine !

– Mon ami le renard, me dit-il…

– Mon petit bonhomme, il ne s’agit plus du renard !

– Pourquoi ?

– Parce qu’on va mourir de soif…

Il ne comprit pas mon raisonnement, il me répondit :

– C’est bien d’avoir eu un ami, même si l’on va mourir. Moi, je suis bien content d’avoir eu un ami renard…

« Il ne mesure pas le danger, me dis-je. Il n’a jamais ni faim ni soif. Un peu de soleil lui suffit… »

Mais il me regarda et répondit à ma pensée :

– J’ai soif aussi… cherchons un puits…

J’eus un geste de lassitude : il est absurde de chercher un puits, au hasard, dans l’immensité du désert. Cependant nous nous mîmes en marche.

Quand nous eûmes marché, des heures, en silence, la nuit tomba, et les étoiles commencèrent de s’éclairer. Je les apercevais comme en rêve, ayant un peu de fièvre, à cause de ma soif. Les mots du petit prince dansaient dans ma mémoire :

– Tu as donc soif, toi aussi ? lui demandai-je.

Mais il ne répondit pas à ma question. Il me dit simplement :

– L’eau peut aussi être bonne pour le cœur…

Je ne compris pas sa réponse mais je me tus… Je savais bien qu’il ne fallait pas l’interroger.

Il était fatigué. Il s’assit. Je m’assis auprès de lui. Et, après un silence, il dit encore :

– Les étoiles sont belles, à cause d’une fleur que l’on ne voit pas…

Je répondis « bien sûr » et je regardai, sans parler, les plis du sable sous la lune.

– Le désert est beau, ajouta-t-il…

Et c’était vrai. J’ai toujours aimé le désert. On s’assoit sur une dune de sable. On ne voit rien. On n’entend rien. Et cependant quelque chose rayonne en silence…

– Ce qui embellit le désert, dit le petit prince, c’est qu’il cache un puits quelque part…

Je fus surpris de comprendre soudain ce mystérieux rayonnement du sable. Lorsque j’étais petit garçon j’habitais une maison ancienne, et la légende racontait qu’un trésor y était enfoui. Bien sûr, jamais personne n’a su le découvrir, ni peut être même ne l’a cherché. Mais il enchantait toute cette maison. Ma maison cachait un secret au fond de son cœur…

– Oui, dis-je au petit prince, qu’il s’agisse de la maison, des étoiles ou du désert, ce qui fait leur beauté est invisible !

– Je suis content, dit-il, que tu sois d’accord avec mon renard.

Comme le petit prince s’endormait, je le pris dans mes bras, et me remis en route. J’étais ému. Il me semblait porter un trésor fragile. Il me semblait même qu’il n’y eût rien de plus fragile sur la Terre. Je regardais, à la lumière de la lune, ce front pâle, ces yeux clos, ces mèches de cheveux qui tremblaient au vent, et je me disais : « Ce que je vois là n’est qu’une écorce. Le plus important est invisible… »

Comme ses lèvres entr’ouvertes ébauchaient un demi-sourire je me dis encore : « Ce qui m’émeut si fort de ce petit prince endormi, c’est sa fidélité pour une fleur, c’est l’image d’une rose qui rayonne en lui comme la flamme d’une lampe, même quand il dort… » Et je le devinai plus fragile encore. Il faut bien protéger les lampes : un coup de vent peut les éteindre…

Et, marchant ainsi, je découvris le puits au lever du jour.