IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Я все равно вернусь домой…

***

Здравствуйте. Я – Туманов Валерий Семенович 1910 года рождения — действующий капитан Красной армии. Участвовал в боях 1941-1945 годов. Последний бой проходил 2 мая 1945 года. Я понимаю, что мое утверждение прозвучит абсурдно, но мне кажется, что это был мой последний бой, потому что я умер. Как бы нелепо это ни звучало, но это действительно так. Пожалуй, стоит объяснить все по порядку.

Операция должна была пройти без потерь с нашей стороны, я до сих пор не могу понять, где была допущена ошибка.

Война – жестокое время, очень часто ради спасения Родины мы жертвуем своей жизнью. Сколько наших полегло из-за таких жертв. Сегодня это был я.

К слову, вылазка прошла довольно успешно, враг уничтожен. Выживших среди них нет. Мы вышли почти сухими — трое раненых и… один погибший.

Все шло четко по плану, мы уже собирались возвращаться в лагерь, как что-то рвануло. Я помню крики, огонь, дым и боль. Помню, как отдал приказ уходить, а потом… а потом темнота. Скажите, я умер, да?

***

Темнота постепенно рассеивалась, становилось тепло. Свежий воздух заполнял мои легкие. Я мог дышать. Какое же это прекрасное чувство! Тело было тяжелым из-за слабости, но на удивление ничего не болело. Как я остался жив, и где я теперь? Решив, что необходимо осмотреться, я попытался встать. Получилось далеко не с первого раза. Первое время я не мог сделать и шага, но потом немного окреп.

-Варя! Варька! Рыжик поднялся, — вдруг закричали где-то рядом.

Повернув голову, я увидел худенького мальчонку, который, видно, был очень рад чему-то. Почти сразу после его слов в комнату зашла девчушка лет семнадцати. Каштановые кудрявые волосы падали на худые плечи, платьице, хоть и старое, но довольно опрятное, чуть прикрывало колени.

Девчушка улыбнулась и села напротив меня.

-Как ты меня напугал! – сказала она. Маленькая, худенькая ручка опустилась мне на голову. Пока она гладила меня, я рассматривал ее лицо. Большие зеленые глаза, аккуратненький носик, тоненькие губки, растянутые в улыбке. Все в ней казалось таким родным и знакомым.

Я вспомнил. Вспомнил 1940 год. Последний год без войны. Я часто вспоминаю его…

Теплое летнее солнышко пробирается через окошко, будто говоря, что пора вставать. Дома пахнет чем-то вкусным. Это любимая готовит что-то очень вкусное на завтрак. За окном, во дворе, бегают дети. Их смех до сих пор слышится мне во снах. В самых ярких и добрых снах…

Я так давно не видел своих родных. Я даже не могу быть уверенным, живы они или нет. Варюшка, наверное, уже совсем большая. А Пашка, возможно, умеет читать и писать.

-Мама! – закричал вдруг мальчонка, выбежав из комнаты, — мама! Рыжик живой, он встал, сам встал и пошел! Представляешь!?

Он говорил что-то еще, но я уже не разбирал его слов. Мое внимание было сосредоточено на женщине, которая вошла вместе с ним. Золотистые волосы ниже лопаток, большие глаза, точь-в-точь как у девчонки, только голубые. В эти глаза я когда-то влюбился… Это была Танечка, моя любимая Танечка! Сколько лет прошло. Как я скучал по ней!

Таня подошла ко мне и взяла на руки. С такой легкостью она это провернула, будто сейчас я был размером с нашего кота, Рыжика!

-Хороший мой, — сказала Таня, — тебе уже лучше? Пойдем со мной, буду вас кормить.

***

Наша кухня была совсем не такой, какой я помнил ее. Стол, стоявший напротив окна, уже не украшали свежие цветы, запах вкусного завтрака куда-то исчез. Сейчас здесь пахло смертью. Смерть пропитала каждый уголок нашей страны, не оставив старые, вкусные и родные запахи. Перестали пахнуть цветы и еда, теперь все это тоже пахнет смертью. Теплые и светлые воспоминания разбивались об жестокую реальность. Война не обошла их стороной. Она не пощадила ни женщин, ни детей. Каждого задело это страшное время. Никто не забудет его.

Большое зеркало так и висело на стене, оставшись не тронутым. Но даже оно выглядело совсем не так, как в моих воспоминаниях. В нем отражалось что-то серое, совсем не живое и холодное. Даже отражение комнаты было словно чужим, не принадлежавшим ей.

Когда я подошел к нему, я понял, что все это время было не так. Я был Рыжиком. Тем самым котом, которого моя Танюша нашла на улице и выходила. Как это могло произойти? Почему?

Возможно, Всемогущий разрешил мне увидеть семью перед моей кончиной. Спасибо тебе, Боже!

***

Солнце уже давно село, и ночь завладела миром, позволяя смерти еще ближе подойти к нашему народу.

Танюша сидела в кресле. Она выглядела так устало и замучено. Я запрыгнул ей на колени. Родные руки погладили меня по голове.

-Где же ты, мой любимый?.. – сказала вдруг Таня, — Жив ли ты?

Хрустальная слеза скатилась по ее щеке.

— Что же я говорю!? – встрепенулась она, — Конечно же, жив!

Любимая моя, милая Танюша. Как мне больно видеть твои слезы. Прости меня, хорошая моя. Прости за то, что я не вернусь. Я понимаю, насколько тяжело тебе будет узнать о моей смерти, но обратно для меня путь закрыт. Будь она проклята эта война!  Таня плакала и говорила со мной, но только я уже никогда не смогу ей ответить.

Покажите мне того человека, который сказал, что коты не умеют плакать. Если вдруг услышите это от кого-либо, то можете смело слать его к черту! Коты тоже умеют плакать.

***

-Немцы! Немцы идут! Тревога! Прячьтесь! – голос соседского мальчишки разносился по деревне.

— Бежать надо, — сказал Пашка, — пока всех нас не перестреляли!

-Некуда бежать, — ответила ему Варя, — они уже здесь.

-В подвал, быстро! – приказала Таня, собирая продукты.

-Рыжик, пойдем, ты мне нужен, — сказал мне шепотом Пашка, —  Я в одной книжке прочитал, что вы, коты, очень хорошие почтальоны. Бегать вы можете быстро и на местности ориентируетесь. Я написал папе записку, а ты отнеси ее ему. Он обязательно нас спасет! – Паша привязал записку к моей шее и открыл дверь.

-Пашка! Быстрее, — закричала Варя.

— Иду, — крикнул он в ответ сестре, — беги, Рыжик, беги!

***

Кажется, я бегу уже сутки, лапы перестают меня слушаться, но я не могу, не имею право остановиться! Танюша, Варенька, Пашка. Я должен их спасти. Больше им неоткуда ждать спасения.

Вот здесь. Здесь я должен повернуть налево, а на следующей развилке направо. Я почти на месте. Спустя примерно полчаса я услышал голоса, голоса наших ребят. Юрка как всегда шутил, а Василий Михайлович рассказывал свои нескончаемые истории.

-Смотрите! Кот! – воскликнул Юрка, увидев меня, — ты откуда такой взялся, — погладил он меня, — Ой, смотрите, это же не просто кот, а целый почтальон! Ну-ка, посмотрим, что ты нам принес!

Юра развернул записку, на которой Пашкиной, еще не смелой рукой было написано: «Папа, спасай. На нас напали немцы! 2.03.1945 Туманов Паша»

— Это же Паша! Сын Валерия Степановича! Смотрите и дата вчерашняя. Мы должны им помочь, — сказал Юра.

— Приказа не было, — сказал кто-то из солдат.

— Какого приказа, — сказал Юра, — да Валерий Степаныч нам всем жизнь спас, сам умер, но нас спас! А вы про приказы! Людей спасать надо, а не приказов ждать!

— Да и не от кого нам приказов ждать, — поддержал его Василий Михайлович, — Нет у нас больше приказчика. Прав ты, Юрка, Туманова не уберегли, так хоть пусть семья его жива будет! За жизнь нашу долг вернуть надо!

***

— По моим расчетам, — сказал Юра, — к вечеру 4-го числа мы уже будем на месте! Спасем мы вашу семью, Валерий Степаныч! А сейчас, прошу ужинать.

С Валерием Степановичем, это Юрка постарался. Уж больно, говорит, у него характер Тумановский. А я и не против, мне так привычнее будет.

Как и было задумано, к вечеру 4-го мая мы были на месте. Было решено наступать ночью. Поэтому, когда солнце опустилось за горизонт, группа из 7 русских солдат и одного рыжего кота атаковала захваченную деревню. По исходу операции, оставшиеся в живых, были освобождены, а фашисты расстреляны.

Конечно, не обошлось без ранений. Юрий, героически сражаясь за родную землю, получил пулевое ранение в плечо. Но жить будет.

Сейчас, когда деревня была освобождена, я сидел на своей кухне у Тани на коленях. Варя обрабатывала рану Юре, а Пашка все бегал вокруг со словами:

-Вот! А вы мне не верили! Я говорил! Говорил, что Рыжик нас спасет!

Я почувствовал себя по-настоящему дома. Жаль, что я уже умер.

***

Я сидел на подоконнике и смотрел, как моя дочь трепетно заботится о раненом.

-Варенька, Вы такая красивая, и ручки у Вас такие нежные! – сказал Юра, поцеловав Варе руку, — Вы мне нравитесь Варенька, очень нравитесь!

— Бросьте, — сказала Варя в ответ, — Вы, получается, мой спаситель, я просто обязана о Вас позаботиться.

-А знаете! – вскочил вдруг Юра, — А выходите за меня замуж!

-Замуж? – удивилась Варя

-Да, — сказал, Юра, — Замуж!

-Но ведь война же!

-Ну и что? Я быстро схожу, всех немцев перебью и вернусь! Ты будешь ждать меня, Варя? Только честно? Я пойму.

-Буду, — ответила Варя, пряча смущенную улыбку.

Сегодня герои возвращаются в лагерь, я принял решение поехать с ними. Мои родные уже в безопасности, а жениха Варваре живого надо. Кто же будет его охранять?

Когда место назначения было достигнуто я, наконец, пристроился у Юрки на коленях и уснул. Уснул, чтобы провалиться в уже знакомую мне пустоту. Уснул, чтобы возможно не проснуться больше никогда…

***

Подул теплый ветер. Я открыл глаза и увидел небо. Голубое небо, по которому лениво проплывали облака.

Господь был очень благосклонен ко мне, ведь я все еще был жив. Жизнь после смерти, вот она.

Сколько времени я шел не знаю, но вот, наконец, послышался гул знакомых голосов. Не далеко от меня я увидел Юрку, который стоял и что-то говорил.

— Прощайте, Валерий Степанович, — подойдя ближе, я начал разбирать слова, — Вы заменили мне отца. Я никогда не забуду Вас. Я обещаю, что Варя будет счастлива со мной.

Налив стакан, Юра залпом осушил его.

-Прощайте, отец, — добавил он, чуть помолчав.

***

Такие родные и знакомые места. Я шел по своей улице. И для меня не существовало никакой войны. Не это сейчас было главное. А моя Танечка. Так хотелось обнять ее, Варьку и Пашку.

-Встречайте, хозяюшка, — закричал Юрка

-Варя! — выскочил из дома Пашка, — Варя, тут Юрка приехал! Быстрее Варя!

Выскочив навстречу гостю, Варенька кинулась ему в объятия. Пашка что-то рассказывал Юре, бегая вокруг. Так тепло становилось на душе от этой картины. Неужели я дома?…

Посмотрев в сторону дома, я увидел Таню. Она неотрывно смотрела на меня. Я улыбнулся. Любимая моя, такая родная и нежная. Таня сделала шаг ко мне. Я не верил, что, наконец, смог увидеть ее! Живую.

-Победа! – пробежал мимо соседский мальчишка, — Победа! Мы победили! Немцы отступили, конец войне! — кричал он.

-Ну, вот и дождалась меня, Варенька, — сказал Юра своей невесте, закружив девушку.

-Победа! – воскликнул Паша, — Мама! Ты это слышала!? Мы победили! Значит, папа скоро вернется домой?!

-Уже вернулся, сынок, — сказал я, но меня никто не услышал.

 

Костылева Евгения Викторовна
Возраст: 22 года
Дата рождения: 01.01.2000
Страна: Россия