IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Взрывной Сириус

Вы слышали о теории, что всю вселенную, если правильно сложить, можно уместить в напёрсток? Я читал о ней в одной книге. Замечательная книга! Так вот, убедился в её правдивости на личном опыте. Потому что большую часть всей жизни я провожу, теснясь в лампе, которую я своим размером превышаю раз в 50. Наверное. При этом моя лампа обычно находится где-то на самом днище мира: в каком-нибудь богом забытом болоте или в глубине никому не известной пещеры. И пройдут в лучшем случае десятилетия, прежде чем меня найдёт некое разумное существо. Человек. Обожаю таких. Половина из них сами не знают, чего хотят, а вторая половина – этих я люблю ещё больше – хотят того, чего вы не видели в своих самых диких снах. Но какими бы ни были эти желания, три из них я обязан исполнить. Я – Джинн.

Закончив представляться, я со всем возможным обаянием облокотился на стойку и потянулся за своим стаканчиком «Взрывного Сириуса» — лучшего, на мой взгляд, коктейля во всей галактике. Этим харизматичным жестом я рассчитывал привлечь внимание проходящей мимо официантки, по-видимому, прилетевшей откуда-то с Веги. Судя по некоторым её змеиным чертам. Увы, она обделила меня вниманием.

— Видал этого чокнутого? – покрытый щупальцами здоровяк, сидящий справа, показал на меня своему соседу и залился противным хриплым смехом, — Бред сумасшедшего. Откуда вас, таких сказочников, берут?

Другой, тот, что сидел слева, поправил очки своим единственным пальцем и ответил:

— Джинны – это же твари из солнечной мифологии, верно? Землянин что ли?

— Верно, землянин, — за меня, смачно сплюнув в сторону, ответил всё тот же верзила, — только у вас такие уроды водятся.

— Я бы попросил…

— Молчать! – здоровяк грязно выругался и продолжил, — Исполняешь желания, говоришь? Значит так, я хочу, чтобы вон та змейка с Веги сейчас подошла ко мне и…

— Не так быстро, друг, — я отложил стакан и повернулся к грубому собеседнику, — Подумай, что бы было, исполняй я желания всех первых встречных. Пораскинул мозгами? Вот всегда бы так.

Я чувствовал, как громила начинает злиться, но продолжал. Мой голос звучал смелее, чем я чувствовал себя на самом деле:

— Так вот. Я исполняю желания того, кто освободит меня из лампы. Ты это сделал? Нет. Так что оставь змейку в покое. Таковы правила.

Я вернулся к своему стаканчику и продолжил потягивать «Взрывного Сириуса». Тем временем, человек, освободивший меня из лампы, шатался где-то по бару и чего-то искал. Я рассчитывал, что он вернётся как можно раньше, а то я как-то не был в восторге от общества инопланетных негодяев.

Тем временем, здоровяк одним махом смёл половину стаканов со стойки и яростно вцепился в меня:

— На кого из этих недоумков ты работаешь?!

— Ни на кого я не работаю. Оставь меня в покое, не то превращу тебя в…

— Джинн работает на меня, — внезапно раздался голос сзади, — Если тебе угодно так это называть. Тебе же, умник, сказали, что он исполняет только мои желания. И если сейчас не успокоишься, моим первым желанием будет укоротить твои вездесущие щупальца.

Громила прорычал что-то, и уткнулся в свой разлитый стакан. Я благодарно кивнул своему спасителю. Это был землянин невысокого роста с длинными чёрными волосами, собранными в хвост, одетый в походный костюм с внушительном бластером, висящим на поясе. Его имя – Марк. Подобрав меня на Земле, он привёз меня в лампе сюда, в межзвёздный порт. Сказал, что начнёт загадывать чуть позже. Якобы, в местном баре у него была назначена встреча. Что ж, я не против небольших приключений.

Марк отвёл меня к столику подальше от барной стойки, а значит – подальше от любопытных ушей. Он положил на стол чёрный чемодан и заглянул мне в глаза. Сощурился.

— Мой деловой партнёр зайдёт сюда с минуты на минуту, — Марк заговорил тихо и быстро, — К этому времени в чемодане должны быть полтора миллиона кредитов. Это моё первое желание.

Началось. Любовь, месть и деньги – основной треугольник желаний большинства людей. Это я сгоряча, конечно. На самом деле людские желания куда более интересные. Но не в этот раз. Никакой оригинальности. У меня даже пропало желание ему помогать. Что ж, к счастью, как по личным, так и по профессиональным принципам я не могу выполнять такие желания. Я доходчиво объяснил это обстоятельство Марку.

— Арргх, — прорычал он в ответ, — у меня нет времени на принципиальную чепуху. Ладно, пусть это будут фальшивые деньги, как лепреконское золото. Пусть после третьего открытия чемодана они превратятся в воду. Мне плевать. Он должен открыть этот чемодан сейчас, увидеть в нём полтора миллиона кредитов и успокоиться. Дальнейшее меня не волнует.

Я покачал головой. Низкий приём, который, к сожалению, формально никак не нарушает моих принципов. Я нехотя щёлкнул пальцами.

— Готово, босс. Можете открыть и проверить. Помните, что вашими последующими двумя желаниями не может быть отмена предыдущего и его последствий. Это я просто так напомнить решил.

Марк заглянул в чемодан, медленно прошёлся глазами по каждой стопке денег и удовлетворённо кивнул.

— Замечательно. Теперь ждём моего делового партнёра. Можешь пока заказать себе ещё коктейля за мой счёт и… Эй, слушай! Это же моя любимая песня!

Музыканты в другой части бара заиграли что-то весёлое, отдалённо напоминающее рок-н-ролл с техно-примесями, как это сейчас модно в нашем хвосте галактики. Я показал Марку большой палец в знак одобрения и пошёл к барной стойке. Когда я вернулся, за нашим столом уже сидел незнакомый парень и болтал с моим спутником. Он был похож на помесь волка и ламантина. Несмотря на тонкий и звонкий голос и общую комичность образа, что-то в нём подсказывало мне, что с этим парнем лучше не шутить.

— Знакомься, — сказал мне Марк, — это Д’Флисс-Ре-Цукерт. Можно просто Флисс. Флисс, это мой приятель – Джинн… Эмм… То есть, Джуниор. Землянин, как и я.

Флисс помахал мне своей ламантиньей лапой.

— Флисс только что прилетел с Альдебарана, и ему ужасно интересно посмотреть окрестности. Его, знаешь ли, особенно интересует Солнце.

Далее инопланетянин продолжил сам. Его интонация менялась от слова к слову, порой абсолютно не подходя смыслу фразы:

— Конечно же, мне нужны средства на такие путешествия. Перелёты, плюс экскурсии, плюс пополнение моей коллекции. Вы слышали о моей знаменитой коллекции? Я собираю пальцы живых существ со всей галактики. Я даже выделил для неё отдельную пещеру на своей планете. Моя третья жена, увы, не переносит запаха гниющих конечностей. Я её понимаю: мне самому противно их откусывать, потом остаётся весьма неприятный привкус. А вот седьмой жене нравится. Негодяйка постоянно тайно пробирается в мою пещеру, чтобы поглазеть на них. Милашка.

Я выдавил понимающую улыбку, но решил промолчать. Мой собеседник, похоже, из тех болтунов, прерывать которых себе дороже – чего доброго, попросит извинения с помощью бластера, наставленного на мой висок. В речах его были какие-то недобрые нотки.

— Я заговорил про деньги, — продолжил Д’Флисс-Ре-Цукерт, — потому что как раз кстати, у нас с твоим приятелем давно был небольшой спор. Двадцать лет назад по общегалактическому летосчислению между третьим и вторым хвостом галактики шла страшная война. Две стороны, два мощнейших объединения мощнейших рас сражались за первенство во вселенной. Глупая причина для войны, на мой взгляд. Я считал, что второй хвост намного сильнее третьего, и ему светит победа. Марк был не согласен. Мы поспорили. Пару лет спустя вторые действительно одержали победу, понеся большие потери.

— Катастрофические потери, быстро превратившие вторых в нищее сборище, вынужденные до сих пор выживать любыми средствами!

— Не перебивай, глупый землянин. Победа была за вторыми, я выиграл! И с тебя полтора миллиона кредитов!

— Гореть мне в аду, если это зовётся победой! Гони мой межгалактический крейсер со сверхмощным ускорением, как обещал!

Они спорили долго. Я сидел сбоку и не лез, наслаждаясь пылом словесного сражения и, конечно же, своим любимым коктейлем. Когда закончился второй стакан, я решил рискнуть и встрять в спор.

— Прошу прощения, друзья! Этот неоднозначный вопрос уже двадцать лет обсуждается историками. Ваша пьяная перепалка ничего не решит. Так что я предложу вам альтернативный выход из положения. Как мне известно, мой друг Марк всё же припас для тебя золотишко.

Марк пнул меня под столом и что-то прорычал, но я продолжил:

— В твоих же лапах, Д’Флисс-Ре-Цукерт, я вижу круглую пластину, чертовски напоминающую ключ от системы W.A.Y., используемую только в двигателях «Звездочета-IV» и последующих его поколений. А это дьявольски мощный крейсер. Я путешествовал с разными существами, в том числе с гонщиками и механиками, так что, разбираюсь. Так вот, значит ли это, что и ты приготовил для моего друга Марка его выигрыш?

Флисс выругался и неохотно кивнул.

— Значит, раз уж вы оба привезли на встречу свои дары, предлагаю обменяться ими. Ведь можно сказать, что вы оба выиграли и оба проиграли.

— Фактически, выиграл всё же я! – воскликнул Флисс.

— Но…

— Дай договорю! Я согласен на обмен. Но я потребую довесок.

Флисс протянул Марку ключи от крейсера, землянин же поставил на стол чемодан и придвинул инопланетянину. Тот открыл его, оглядел деньги, удостоверившись в честности обмена, и убрал куда-то на сидение. Затем он поднял голову и продолжил:

— В довесок я требую у Марка его палец для моей коллекции.

Мой спутник побагровел, привстал из-за стола. Всем своим видом он показывал, как оскорблён. Его рука потянулась к бластеру. Пахло это дело чем-то неладным…

— ГИТАРУ ТЕБЕ В РОТ, А НЕ МОЙ ПАЛЕЦ!

Ну, тут уж я не мог не воспользоваться случаем. Я и сам не понял, было ли это скрытое желание или случайно вырвавшееся ругательство. Я щёлкнул пальцем и гитара одного из музыкантов, доигрывавших взрывное соло, полетела через весь бар к нашему столу. К моему удивлению, музыка продолжала играть так же энергично, не смотря на остолбеневших от изумления музыкантов. Я усмехнулся: я думал, поющие под фанеру вымерли сто лет назад ещё на Земле. Тем временем, летящая гитара сбила с ног официантку с Веги. Кажется, теперь её внимание мне точно не светит – промелькнуло в моей голове. Девушка опрокинула поднос, с которого посыпались во все стороны извивающиеся синие червяки – любимое лакомство пришельцев с Альтаира – и расползлись по всему бару. Они привлекли внимание ручных лим-лимов – питомцев некой дамочки, принадлежащей к той же расе, что и Флисс. Лим-лимы выпрыгнули из её рук и, снося всё на своём пути, устремились на бедных червяков. Мне стало не по себе, но веселье продолжалось. Маленькие ламантиньи глаза Флисса округлились, он заквакал и помчался в сторону, но по дороге споткнулся и упал. Гитара пролетела выше и врезалась в стену, на которой была вывеска с названием бара: «Искра». Инструмент вырубил букву «к», от чего получилась фраза с жутко оскорбительным переводом на альтаирский. Увидев это, существа, которым несли червяков, обиженные до глубины души, подняли вой, вызывая тем самым директора бара для жалобы. Жуткий, знаменитый на всю галактику альтаирский вой. Д’Флисс попытался подняться, но от волнения снова споткнулся и выронил чемодан. Тот открылся, и из него хлынула вода, заливающая весь бар. Кто же знал, что вода так сильно действует на рост синих червяков?.. Насекомые возросли до размеров приличного обеденного стола и выползли из бара, по пути снеся половину столиков.

— Ты какого лешего сделал?! – закричал на меня Марк.

— Ты попросил гитару в рот Флиссу, я исполнил.

— Черта с два я этого просил!

— Ну, ты посмотрел на меня, я подумал, что это знак…

— Не было никакого знака! Ты понимаешь, к каким последствиям приведёт твоя выходка?!

— Так это твоих рук дело?! – вмешался взбешённый Флисс.

Тем временем раздался стон официантки. Похоже, она повредила какую-то конечность. Я понял, что из этой ситуации надо выходить, причём быстро.

— Спокойно, дамы и господа, спокойно! – я постарался привлечь внимание посетителей бара. Это было достаточно сложно, потому что к этому времени уже пришёл директор, и все обступили его.

Потом я понял, что не знаю, что говорить после этого «спокойно». Д’Флисс и Марк выжидательно смотрели на меня взглядом, полным ненависти. Я не знал, хорошо или плохо то, что они пока забыли про нарушенную Марком сделку. Я жестом попросил их подождать и кинулся к официантке.

— Вы в порядке?

— Похоже, ногу сломала, — простонала она, — Аауу… Здесь есть доктор?

Ох, я ведь и мог бы ей помочь, но лишь по желанию своего освободителя… Я бросил ей что-то вроде «Я скоро» и вернулся к своему столику.

— У тебя, — сказал я Марку, — осталось одно желание. Думаю, ты знаешь, что делать.

— Ничего я не знаю! – воскликнул он, — Ты сказал, что нельзя отменять желания и их последствия!

— Да… — я задумался, — Но изменять-то последствия можно. Надо только найти ключевое изменение. Хорошо сформулировать… Мм… Даже не знаю…

Бар затрясся: это несколько заблудших червяков вернулись в помещение на запах разлитых напитков. Вот пьяницы, оказывается. Да ведь нельзя же подпускать их к воде!

Я устремился к насекомому и, преодолев брезгливость, запрыгнул ему на спину и прижал к полу. Червяк с силой извивался, норовя скинуть меня, но я держался изо всех сил. Вода, тем временем, растекалась по всему полу. Посетители бара с криками выбежали на улицу. Внутри остались только я, Марк, возмущённый Флисс и веганская официантка.

— Я не знаю, что загадать, чтобы исправить всё! – отчаянно завопил Марк, — Я могу залечить ногу официантки!.. Или… Я могу уменьшить червей! Или… Я не знаю, что именно делать!

— Хотя бы помоги мне! – крикнул я в ответ.

Марк помедлил, а потом прыгнул на хвост другого червя. Д’Флисс что-то закричал про нарушенный договор, но никто его слышал.

Всё вокруг было разгромлено и разбито. Почти всё… Меня осенило.

— Марк! – крикнул я, — Где моя лампа?!

— Что?!

— Моя лампа! Где она?! У тебя?!

— Она под сиденьем у нашего стола! Зачем она тебе?!

— Разбей её!

— Что?!

— Разбей!

— Зачем?!

— Я выполню последнее желание и снова окажусь в лампе!

— И?!

— Дослушай! Но если разбить её, я буду свободен навсегда! Я буду волен исполнять любые желания, свои и чужие, бесконечно! Дальше я придумаю, как всё исправить!

— Что ж ты, медведь этакий, сразу не сказал?!

Выругавшись, Марк сполз с червяка и кинулся к столу. Вода почти дотекла до насекомого… Землянин нагнулся, заползал по полу в поисках лампы.

— Давай быстрее!

— Её нет!

Марк пополз к соседним столам и начал рыскать там. Червяк вдруг взвился, встал на задние лапки, скинув меня со спины, и устремился к остаткам барной стойки с лужей разлитых напитков. Один бог знал, к чему может привести такая смесь…

— Нашёл! Она укатилась!

— Бей!

Раздался хлопок. У меня закружилась голова, я упал. Я услышал издали крики своего спутника. Кажется, он шлёпнул меня по щеке. На секунду я рассердился: как он смеет раздавать пощечины в такой момент?! Но тут я пришёл в себя. Над нами навис гигантских размеров червь.

— Скорее! – завопил Марк.

Я встал, отбежал от насекомого и отчаянно защёлкал пальцами. Хочу, чтобы у официантки восстановилась нога! Хочу, чтобы все черви приняли свой размер! Хочу, чтобы они все оказались в одной тарелке! Хочу, чтобы столы и стулья встали на места! Хочу, чтобы исчезло битое стекло от бутылок!..

Закончив через некоторое время, я обессилено упал на ближайшее кресло. Передо мной засуетились Марк и Флисс, что-то требуя, но я не слышал их. Посетители вернулись за свои столы; директор, бармен и официантки оказались на своих рабочих местах. Всё встало на свои места. Кроме моего самочувствия.

— Разбирайтесь со своим спором сами, — бросил я, — а меня оставьте в покое.

Я оставил изумлённых «партнёров» за их столом, а сам ушёл. Я подошёл к барной стойке и заказал напиток. Бармен налил полный стакан, и я с наслаждением принялся потягивать «Взрывного Сириуса». 

Хабарова Настя
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999