Принято заявок
465

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Тихая моя глубинка души

              «Тихая моя глубинка души»

                                                      «Завтре»

Тихая моя глубинка души, вернуться бы мне к тебе обратно. Чистый воздух, цветочный поля окружённые заботой и лаской солнечного света. Бабочки, кузнечики и жучки, они всегда, куда-то спешат, как и люди. Они меняются со временем, как и ты, моя хозяюшка. Так бы мне хотелось обнять тебя. Ты излучаешь столько добра, столько света. Дождаться бы 1недельки, и к тебе до 2третинника. А чего же ждать? Душа не яблоко — ее не разделишь.  Фёдор Иванович меня подвезёт, ему в туже сторонку. Только бабушке гостинчик нужно привезти из городка.

-Фёдор Иванович, Фёдор Иванович!        

 Глухой только был он. Не докричишься до него. Молва ходила, что слух он на побоище потерял. Похитили его этакие и оглушили.

— Фёдор Иванович, постойте Фёдор Иванович.

  В это время он к своей соседке направлялся, свататься. Нарядный, да ещё и с цветами. Гул да холост он был, на всех поглядывал.  Был у него сынишка, от брата его покойного, звали Глебом. Обращался он с ним, как с родным. Глеб уж и дом родительский скоренько покинет, а Фёдор Иванович с ним как с маленьким, ей богу , играется, да пляшет. Глебко и слово ему смолвить не может, у того и слуха нет, не поймёт старый! А Фёдор Иванович по губам читал, да кивал.

-Настасья Петровна, скажите, пожалуйста, Фёдору Ивановичу, что я с ним сегодня в деревеньку поеду, мне бабушку нужно навестить.

Настасья Петровна была жизнерадостным человеком. Хоть и жизнь была у неё поганая: муж умер, сестра пропала с матерью, да дитя не было. Жила она конечно не бедно, но горестно. Было ей под 45. Фёдор Иванович за ней только и ухаживал.

-Виктория Олеговна, что ж Вы раньше-то не сказали, Фёдор Иванович 3давеча приехал. Только 4завтракась.

Что ж поделать 4завтре, так завтре. Время ещё  много…

                                                  «Гостинчик»

 Осенью в нашей душе больше тёплых красок, именно они и тянут нас к родным и близким, к нашим любимым. Дождь же только приукрашает обстановку. Прекрасное время года, не правда ли? Вот молоденькая девчушка бежит и падает в жёлто-красный узор, да заливается смехом

-Петька егоза!

А вот и юноша, раздухарёный, глаза его сверкают. Падает он в объятия, целуя свою возлюбленную.

  В лесах заливается птичий звон. Падают золотые листья. Бурные реки текут, не останавливаясь на своём пути.  Все собирают свои посевы. Утро то ещё ранёхонь-ко.  Негоже всем спать до обеда, сегодня день новый начинается, песнями звонкими напевается. Настасья Петровна с Федором Ивановичем по городку ходят. Глебко, ей гоже, и на месте то не сидит. Пока дома радетеля нет, уж прибраться надобно. Прохожие, аж взгляда не показывают, уткнулись носом в землю.  А мне вставать ко пора. Уж скоренько повозка в деревеньку поедет, а у меня и гостинчика нет. Бабушке, что-то с душой надо, что-то от чистого сердца. В мастерскую сходить, к Ивану Сергеевичу, он у нас мастер на все руки. Может сделать всё: и вырезать на деревце, и игрушечку сделать. Живёт-с он только далеко, за тридевять земель, пока к нему  едешь, уж и 5наутрие будет. Некогда мне разъезжать по городу.

      У бабушки есть ещё 6цветки любимые, да- да, она их ещё белыми 7седмицами зовёт- седмичник европейский.  В посаде и в нашем городке, такого и не отыщешь.

-Виктория Олеговна, мы отправляемся!- крикнула Настасья Петровна.

-Да-да, я сейчас!

 Гостинчик бабушке нужно привезти, а какой, я совсем не успеваю. Фёдор Иванович через седмицу только вернётся, а там уж и зима будет, не проедешь. Привезу ко я ей 8кныша нашего городского. Вкусный и тёплый, а главное с душой.

                                                «Посад-деревенька»

 Едешь, едешь. Кажется, целая вечность. Но глаза твои любуются. Они видят эти кучерявые берёзки, которые теряют свои последние листья. Важные грибы-войска. Кусты прошлых, зрелых ягод: красные, багровые. Трава, засохшая от холодного, яркого солнца.  Осень постепенно наступает, на посад и городок.  Повозка мчится, сквозь жёлтые поля, зелённые леса, по пыльным дорогам. А тёплый кныш, становится холодным.  Деревенька ещё не близко, но и не далеко.  

-Настасья Петровна, далече ли нам ещё?

-Виктория Олеговна, если б  далеко, близко.

 На просторах открылась мастерская, торговая деревенька-посад. На улицах пустая, заброшенная тишина.  Люд закрылся в своих деревянных домах, и выгладывает через осевшее  окошечко, которое еле, еле  даёт солнечного света в избу. Да, и погодка была непригодная.  Деревенские детишки веселились, прыгая по лужам, своими босыми ножками. Дети — вот, кто истинные обладатели такого чувства, как счастье.  Бабки, да старики лежат на побелённых печах. Кто – то печёт вкусные пирожки, приглашая за стол всю ребятню. Объевшись  досыта, ребята  бегут скорее на улицу, нагуляться, до морозной зимы и покровов изумрудного снега.

-Мы приехали, Виктория Олеговна. – сказала Настасья Петровна.

-Что ж, нагляделись мы на просторы нашего края, пора и бабушку обрадовать. Она ещё не знает о моём приезде.  До свидания Настасья Петровна, до свидания Фёдор Иванович.

 Вот я и в посаде. Много ли надо, для счастья? Тут и семья моя — бабушка. Растила она меня одна, не матери, не отца. Любила она только одну меня. Отец, да мать, уехали, когда мне ж годик первый шёл. Выросла я тут, и тут мой дом родной.

  К бабушке тропинка вела, запутанная, травой заросшая.  Шагов человека, здесь уж, и  давненько не было видно.  Ходить пришлось далече, изба была не близко.  Бабушка ещё когда молодая была, мечтала о входе во свой двор, с сада, где яблочки, малинка, да клубничка  росли. Ей искусный мастер-Евгений, так и сделал, помощь, за помощь. Когда Женька семилетний бывал, то бабушка вылечила его, от болезни страшной. 

    А дальше, дом её расписной, узорный. Бабушка из рода купцов была, да любила она крестьян, весёлый люд, крепки, ни кто их не сломит. Замуж вышла она за, Иоанна Стародубцева — крестьянин. Силён, да крепок он был, мил и ласков. Полюбила его бабушка ещё с молода. Да прожила с ним, до старости лет.  Пока со здоровьем не стало всё плохо. Так я и не увидела своего деда. А бабушка про него мне такие речи запевала, как он и на войне был, как хорош и добр он был.

 А вот и её узорчатый, двухэтажный дом. Маленький огонёк горит в окошечке, от маленькой свечки, излучавшей тепло и свет. Через окно было видно, что бабушка сидит на своём любимом, стареньком, потершемся кресле, читая переплетённую красноречивостью, смыслом и интересностью книгой. Видно было это по её глазам. Не отрывая, их с особой внимательностью и интересом, бабушка читала её и попивала уже остывший горячий чай с цветочными лепестками. Это была её любимая книга — «Путешествие из Петербурга в Москву».

 Подойдя к большой, деревянной двери, я не решительно постучала. Боявшись, того, как бабушка отреагирует на мой приход.  Я боялась, что она прогонит меня с порога. Но бабушка была добродушным человеком, и не когда бы, ни позволила себе такого чрезмерно грубого поступка.  Постучавшись, ещё раз я заглянула, в её окошечко. На  месте читателя, была пустота. Была потушена свечка, и на половине открыта книга.  Вдруг открылась  дверь.  Удивлённая бабушка стояла, на одном и том же месте . Она будто застыла  и не могла сдвинуться. «Виола» пробормотав, сказала она. Подойдя ко мне бабушка залилась  слезами. Я обняла её,  и достав из-за пазухи уже холодный, черствый хлеб протянула  ей.

-Это наш хлеб, бабушка. Пока я ехала, он остыл, и стал таким чёрствым.  Прими же это за гостинец мой, тебе.

 Взяв в свои маленькие, морщинистые  руки, бабушка осторожно и медленно перенесла его в дом и поставила сушиться на печку.

— Ни чего, сухари сделаем!

 Бабушка улыбнулась и присела за круглый дубовый стол. 

 -Пробаяйка мне, как вам то в городку. В леготку9 иль в не силу? -хриплым голосом спросила она.

-Городок наш, бабуля, маленький. Живёт-с  там  народ мастерской, а кто на работку тому Петербург, как и мне…

 

Козлова Полина Андреевна
Возраст: 18 лет
Дата рождения: 01.01.2004
Страна: Россия