IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Совсем не детская площадка

Глава 1

Я обычная девчонка, которая любит весь день напролёт гулять, не любит школу и обожает мороженое. Меня зовут Соня. Я уже десять лет из десяти живу в обычном провинциальном городке, где на улицах аптеки сменяются продуктовыми магазинами. Здесь вместе с мамой мы поселились в «пряничном домике». Его тут у нас так называют, потому что он как тульский пряник — большой и красивый. Мы живём на первом этаже, в квартире номер восемь. У нас есть большая кухня, где мы проводим больше всего времени. Моя детская и мамина взрослая — так мы называем комнаты.

Маму мою зовут Оксана, работает врачом. Она у меня очень красивая и умная, всё мне разрешает, поэтому мы с ней как две подружки: никогда не ссоримся, а только веселимся. Папа у меня тоже есть, не подумайте, просто мы с ним не знакомы. Мама говорит, что папа должен сам рассказать мне о себе. Поэтому я уже десять лет жду того дня, когда он решится на этот поступок. Трус!

На сегодня у меня было столько планов: сходить в библиотеку, погулять с Наташкой, порисовать. Но с утра лил дождь, хулиганил ветер, поэтому мне пришлось ограничиться только рисованием. Я сидела дома и рисовала своё настроение. Вопреки ненастной погоде, в моём альбоме появлялись зарисовки сказочного мира, где дракон едет на танке и нападает на большое страусиное яйцо с руками и ногами. Я продолжала мечтать о том, чтобы сходить в библиотеку и взять какую-нибудь волшебную книжечку. Я долго думала, идти, не идти, но в итоге за меня всё решил звонок от мамы.

— Сонечка, девочка моя! — сказала мама в трубку.

— Привет, мамочка! — ответила я с уже поникшим настроением, из-за того, что не знала, чем дальше заняться.

— Дорогая, сходи до тёти Маши, а то я у неё вчера шарф забыла.

— Хорошо. Мам, а что ты там опять делала?

Но тут внезапно разговор оборвался, и сколько бы я ни перезванивала, дозвониться так и не смогла.

Я даже не знала, радоваться или нет. Тётя Маша — моя крестная. К ней у меня всегда возникали смешанные чувства. Она меня очень любила и заботилась обо мне, но иногда говорила всякие фразочки. Я очень усердно пыталась их понять, но не получалось. Я как сейчас помню: «Силики-вилики, мох-заговорщик, оп». Таких вот словечек я знала очень много, пугала ими своих одноклассников. Ведь если мне неприятно их слушать, то и другим тоже. Нет, ну представьте: я подхожу в столовой к Мишке и прошу у него поделиться со мной пирожными. Он, естественно, мотает головой — мол, не дам; тут я начинаю говорить: «Норки-шкурки, из дома вон», ещё при всём при этом руками машу, как будто заклинание читаю. Пирожное сразу моё становится, а Мишка куда подальше бежит. Мне никто никогда ничего против не говорит, потому что знают, что я всё равно найду сотни оправданий, а одно из них обязательно окажется правдоподобным.

Ах, да, тётя Маша. Она тоже вела себя не так, как все. Моя мама с ней были ровесницы, они вместе учились в школе и сейчас проводили вместе очень много времени. Мама мне рассказывала, что когда тётя Маша была маленькой, то она могла предсказывать погоду. Как вы понимаете, раньше прогнозов погоды не было, поэтому у тёти Маши и мамы даже была маленькая метеостанция, к которой приходили горожане, чтобы узнать прогноз — так тётя Маша и моя мама зарабатывали деньги на мороженое. С возрастом способности тёти Маши стали расти.

И квартира у неё была не такой, как у всех. Она жила в доме, где на два этажа было шестнадцать квартир. Но только этот дом давно считался нежилым. Не потому что строение рушилось, а потому что в нём обитала только одна тётя Маша. Когда кто-то заселялся сюда, тут же случалась какая-то напасть. То потоп, то утечка газа, то приведения в квартирах поселятся. В общем, никто не мог ужиться с тётей Машей. Все прекрасно понимали, что это её выходки. Она крайне не любила внимание и общение, поэтому и хотела избавиться от лишних соседей. И только моя мама нашла с ней общий язык.

Забрав шарф, я вышла из её квартиры и залилась громким смехом. Всё же как эта тётя Маша настроение умеет поднять!

Улыбалась я до тех пор, пока не дошла до библиотеки. И то — только потому, что на двери висело объявление «В библиотеке просим соблюдать тишину».

Кстати, стоит сказать пару слов о нашей городской библиотеке. Я её знаю с самого детства. Изобилие книг, особенный запах… А главное — это только детская библиотека! Тут не встретишь занудных книг для взрослых. Есть в этой библиотеке комнатка, в ней хранятся книги в единственном экземпляре. Там я была один раз, на экскурсии с классом — скажу честно, скучнее ничего не видела. Книги там такие унылые, все в пыли. Гораздо больше мне нравился простой детский абонемент: яркие обложки, красивые полочки. В общем, забежала я в библиотеку в предвкушении чего-то сказочного.

— Тишина… — сказала я шепотом, оглядываясь по сторонам.

Я тут же направила свой курс на детский абонемент. Проходя мимо кабинета библиотекарей, я увидела женщину, широко раскрывшую рот и тщательно красящую губы помадой — это очень смешно. Но я пошла дальше. Почти дойдя до детского абонемента, я услышала какой-то странный звук из комнатки с редкими книгами. Что-то вроде колыбельной звало моё любопытство в ту комнату. Я подумала, что это ребята из книжного кружка там репетируют, и я вместе с любопытством решила их напугать. Вытащила пакет из мусорного ведра, надела его на голову и, резко открыв дверь, закричала: «Ложись, это ограбление!!!» Я ожидала криков и оров от ребят, но их не то что не было — даже музыка перестала играть. Я сняла пакет и увидела, что никого в комнате нет. Странно, ведь музыка играла, а сейчас полная тишина! Я решила уже было пойти дальше, как у меня выпал из сумки мамин шарф, который я забрала у тёти Маши. Я наклонилась, чтобы поднять его, и увидела на полу под стеллажом книгу. Почему она должна страдать, лёжа там в облаке пыли?

Сначала я пыталась дотянуться рукой — не получилось. Потом взяла со стола метровую линейку — тоже не смогла: не цепляется книга, и всё тут! Очередь дошла до моей ноги, но она не пролезла в щель. Тогда я решила подвинуть шкаф, но это была плохая идея… Шкаф большой, а я маленькая. Мало того, что я его ни на сантиметр не сдвинула, но ещё и подняла такой шум. Отчаявшись, я уже решила было оставить в покое эту книгу, как увидела кошку, сидящую на подоконнике — и тут меня озарило.

Я сбегала в магазин и купила гуляш. Вы подумаете: «Что за странная идея к ней пришла?» Я взяла кусочек мясца, положила на кончик метровой линейки и начала действовать. Я засунула линейку под стеллаж и оставила там гуляш. По моим расчётам кошка должна была съесть его, а в благодарность мне вынести книгу. И всё бы хорошо, только одного я не учла: я не объяснила кошке свою задумку… В итоге гуляш съеден, а книги у меня так и нет! Но я решила попробовать еще раз, только теперь все подробно объяснив кошке (правда, не знаю, поняла ли она меня или нет).

Я уже начала спецоперацию, как в зал вошла библиотекарь… Вряд ли бы она одобрила мои игры с кошкой в храме знаний… Я стояла посреди зала с мешком гуляша и линейкой. Библиотекарь строго посмотрела на меня и, приподняв очки, начала допрос:

— Что тут происходит? Кошка? И вообще, что здесь делает гуляш? В библиотеку вход с едой запрещён.

У меня аж голова закружилась от такого количества вопросов, и я не нашла ничего лучше, чем сказать:

— А вы знаете, что у вас помада на губах размазалась!

— Как? Помада? Ой-ой-ой… Сейчас, сейчас!

И она быстро убежала в кабинет, а у меня было минут пять, чтобы успеть осуществить свой план и смыться отсюда.

Я засунула линейку, и — вы не поверите! — кошка залезла под шкаф, съела гуляш, а потом вытолкала лапками мне книгу! Вы представляете, я, десятилетия девочка, приручила кошку! Глазам поверить не могу: книжка — моя! На то, чтобы она очутилась у меня в руках, мне потребовалось где-то часа два и вагон энергии.

Я, радостная и счастливая, побежала к библиотекарю, уже вернувшейся из уборной. Посмотрев на меня пристально, она сказала:

— Ты закончила?

— Закончила, — ответила ей я, корча рожицу и протягивая книгу.

Она записала меня в табель и сказала быть с книгой аккуратной. Оказалось, это очень старое издание. Его уже восемь лет никто не брал, поэтому оно было обвязано веревкой и так грустило. Книга у меня, теперь — бежать.

Я пришла домой и тут же села читать. Но, как я ни старалась, не могла развязать эту странную верёвку! Если честно я очень устала, тем более, уже было шесть часов вечера, поэтому я решила пока отложить чтение и отдохнуть. Вечер и так получился насыщенным. Я отдала маме шарф, рассказала, что опять выдумала тётя Маша. Мы вместе приготовили ужин; мама мне рассказывала о больном, который сегодня к ним поступил, я же похвасталась своим подвигом в библиотеке. Сытые и довольные, мы легли спать.

Глава 2

На следующий день я проснулась рано утром, потому что солнечные лучи заполнили мою комнату. От вчерашних ураганов не осталось и следа. Я вышла на улицу и пошла в сторону парка. День и вправду был многообещающим.

Я шла и думала о том, чтобы зайти в какой-нибудь магазинчик и купить клубничное мороженое. Но тут вдалеке я увидела тётю Машу. Она вообще была любительницей этаких вещичек, но сегодня её образ получился крайне ярким. Широкополая шляпа с перьями, длинный сарафан из бордового бархата и туфли, похожие на сапоги-скороходы. Она всегда так странно одевалась, поэтому я не любила с ней находиться на людях. Мне было как-то неловко, потому что меня и без неё считали странненькой.

— Какая встреча! Доброе утро, красавица! — сказала тётя Маша, подойдя ко мне.

— И вам доброе утро! Вы что-то хотели? Я… я тороплюсь просто, — начала я, пытаясь увильнуть от длительной беседы.

— Да я вот просто удивлена нашей с тобой встрече… — сказала тётя Маша с задумчивым лицом.

— А что, я должна была куда-то деться? — сказала я, опять не поняв тётю Машу.

Тут она задумалась, достала какую-то бумажку, начала её читать… А я просто не знала, чем прикрыть своё лицо, чтобы на меня так не смотрели прохожие.

— Тёть Маш, можно чуть быстрее? Очень рада вас видеть, но я опаздываю!

— М-м-м… Ну приходи тогда ко мне сегодня вечером. Я буду готовить пирог, попьём вместе чай.

— О, домой! Конечно приду! — сказала я вслух, а про себя подумала: «Фух,отпустило».

— Вот и славно! И возьми с собой какую-нибудь книжку, — тут тётя Маша явно смутилась. Возникла нелепая пауза, но потом она продолжила: — Почитаешь, пока я готовлю.

— Хорошо-хорошо, до вечера!

— До встречи! — сказала тётя Маша, выдохнув так сильно, что у меня аж волосы на голове зашевелились.

Я конечно была потрясена приглашением тёти Маши и её условием про книгу, но это было не важно. На данный момент мне хотелось две вещи: первая — клубничное мороженое, вторая — пирог тёти Маши.

Глава 3

Настал вечер, а я вообще забыла о своих планах. Я весь день гуляла, ела мороженое, потом встретила Наташку и потащила её на заброшенный завод. И вот теперь я неслась, опаздывая к тёте Маше, держа в руке книгу, которая первая попалась мне на глаза (кстати, это была моя вчерашняя грустная подружка).

У входа в дом тёти Маши я остановилась, отдышалась и придумала легенду о том, почему я опоздала. Зайдя в квартиру, я почувствовала волшебных запах — это был черничный пирог.

— Тётя Маша, я пришла! — крикнула я.

— О, ты как раз кстати! Я только что поставила пирог! У нас будет время почитать, а скоро и пирог поспеет!

Я немного расстроилась — и так весь день ждала этого пирога, а тут ещё ждать надо, оказывается! Меня удивляло навязчивое стремление тёти Маши к чтению, но я решила не обращать на это внимания, потому что запах пирога перебивал все мои мысли.

— Ты пока почитай, — повторила тётя Маша, усадила меня за стол, а сама пошла закрывать дверь и за посудой.

Нужно отметить, что её квартира была достаточно уютная, несмотря на некоторые особенности. Например, огромный шкаф со старым тряпьём, от которого пахло хозяйственным мылом. Ещё старинный комод, который вообще не вписался в обстановку. Говорят, что в этом комоде она и хранит все свои волшебные штучки. Вообще, её квартира мало чем отличалась от нашей, но что-то мне мешало расслабиться и почувствовать себя как дома.

Прошло пятнадцать минут. Я всё сидела и ждала тётю Машу, — уж слишком надолго она куда-то пропала, — а потом решила последовать её совету и почитать. Может, и вправду так время быстрее пролетит.

Я с лёгкостью развязала верёвку — не знаю, почему для меня вчера это было так сложно, должно быть, я настолько устала, — и открыла книгу. Тут окно, открытое на кухне, захлопнулось само собой, хотя ветра совсем не было. Внезапно духовка запиликала, сообщая о том, что пирог готов. Не успела я удивиться этому, как лампа, висевшая надо мной, закачалась. Но как только я открыла книгу, всё произошедшее показалось мне цветочками. Под обложкой я увидела не яркие картинки и красивый шрифт, а сквозное отверстие, проделанное на глубину всей книги: там лежали белые бусы, которые безумно блестели. Я тут же закрыла книгу и убрала под стол. Сидела, боясь пошевелиться. Но вскоре любопытство перевесило: я встала и на цыпочках прошлась по кухне в сторону прихожей, чтобы посмотреть, не идёт ли тётя Маша. Не обнаружив её, я вернулась обратно за стол и опять достала книгу. Ещё раз посмотрела, в надежде, что мне показалось. Но зрение мне не изменило. Действительно, внутри книги лежало жемчужное ожерелье необыкновенной красоты. Казалось, оно так и требовало, чтобы я его примерила. Я не стерпела, достала ожерелье аккуратно и приложила к себе. Оно было очень тяжёлым для моей хрупкой шеи, но насколько это было красиво — не передать словами.

Я подумала о том, что нужно спрятать ожерелье куда подальше, чтобы тётя Маша не назадавала кучу вопросов, но было поздно. Оказывается, тётя Маша уже давно стояла и смотрела на меня, а я просто её не замечала, увлекшись примеркой нового украшения.

Я не знала, что сказать, и пробормотала:

— А я… Это… Ну…

— Спокойно! — опередила меня тётя Маша. — Положи ожерелье обратно в книгу.

Я не поняла, откуда она узнала про книгу. Ведь когда она зашла, книга уже лежала под столом, она бы её не увидела!

— Тётя Маша, — начала я, еле произнося слова, — откуда вы знаете про книгу?

— Соня, девочка моя! Тебе нужно время, чтобы всё понять. Успокойся, пожалуйста!

— Что это? — продолжала я, показывая на книгу. — Опять какие-то ваши штучки? Это уже не смешно.

Я понимала, что тётя Маша знает что-то, чего не знаю я. А иначе зачем весь этот цирк?

— Соня, я не могу тебе объяснить всего. Вот, возьми это письмо.

Я взяла из ее рук старый свиток, на котором что-то было написано неразборчивым почерком. Мне показалось, что это та самая бумажка, которую тётя Маша читала при нашей встрече сегодня утром. Я решила попробовать разобрать эту писанину и начала читать вслух (чтобы, если что, тётя Маша меня поправила):

— Мария Фёдоровна, обращаемся к вам за помощью как к одной из сильнейших представительниц магии в людском мире. Дело в том, что не неизвестный вам король Мирон находится при смерти. Мы знаем, что его наследница находится под вашей опекой. Сообщаем, что нужно своевременно сообщить ей о всех обстоятельствах. Она должна занять престол до смерти Мирона. Если этого не случится, наша страна будет подчинена другой династией, которая не принесёт счастья нашему народу. Вам нужно проводить юную леди, но мы опасаемся за её неопытность. В скором времени она должна найти реликвию, которую мы сохранили в книге. После отправляйтесь прямиком к нам. С помощью этой реликвии она сможет взойти на трон. С возлагаемыми надеждами, Лорд Дарий.

Прочитав, я расхохоталась в голос и сказала:

— Ну и что это такое? Я так понимаю, вам ваши поклонники пишут! Я-то тут причём?

— Соня, Соня, успокойся, давай поговорим серьёзно!

— Хорошо, — ответила я, пойдя на уступки. — Давайте по порядку. По вашему мнению, я — та самая наследница?

— Угу, — кивнула тётя Маша, испугавшись моей агрессии.

— А вот эти бусики — это реликвия?

— Угу, — продолжала кивать тётя Маша.

— Так… Хорошо. А скажите-ка вы мне, уважаемая Мария Фёдоровна, это что ж получается: я должна бросить все дела и рвануть, сломя голову, непонятно куда?!

— Ну почему… Можно не прямо сейчас, — оживлённо ответила тётя Маша. — Можно завтра.

— Вы смеётесь?!— сказала я, высоко подняв брови. — Говорите, кто помогал вам организовать этот розыгрыш?

— Ой, Соня, видимо, ты ещё не готова…

— Ну-ну! — Я встала из-за стола, взяла книгу, засунула кусок пирога в рот и пошла к выходу, уже представляя, как этот спектакль я буду в всех красках разыгрывать маме.

— Соня, обдумай всё хорошенько! — доносился до меня голос тёти Маши.

— Да-да, обязательно, — сказала я с набитым ртом и вышла на лестничную площадку.

Глава 5

Придя домой, я сказала маме, что сильно устала, и сразу пошла спать. Мне не хотелось загружать маму своими проблемами, она и так очень занятая.

Этим вечером я долго не могла уснуть. Всё думала и думала о произошедшем. Переосмыслив первые свои выводы, я не понимала всех этих совпадений. Теперь мне это казалось на что-то похоже. А на что? Будто я уже всё это где-то видела, слышала… В конце концов, я сама запуталась в своих мыслях и заснула.

Утром я проснулась от голоса мамы:

— Девочка моя, вставай! Я на работу, закрой за мной дверь. И не ложись опять, а то уснёшь, я тебя знаю, соня моя.

— Да, да, сейчас закрою, — сказала я, еле-еле поднявшись на ноги.

Закрыв дверь, опять улеглась в постель. Глаза мои слипались, я совсем не выспалась. Полежав минут пять, я всё же вырубилась.

Проснулась я от громкого собачьего лая. Открыв глаза, я поняла, что стою на улице, около входа в подъезд. Видимо, я опять решила полунатить. Это достаточно часто со мной бывает, но мне даже это нравится. Какое разнообразие! То проснёшься за столом, то в прихожей, то на улице. Далеко я всё равно не уйду.

Раз уж я вышла, то решила с утра пораньше погулять. Сразу же поймала кучу презрительных взглядов, направленных на меня. Но ведь нет ничего такого в том, чтобы выйти на улицу в сказочном облачении. Розовая пижамка с единорожками. Что вам не нравится, скажите мне, пожалуйста. Я наоборот, само безопаснейшее милашество. Зачем на меня смотреть такими страшными глазами.

Решила сходить в гости к Наташке, чтобы устроить ей ранний и весёлый подъём, и выдвинулась в путь. Завернув во двор, через который можно прямиком дойти до дома Наташки, я увидела, что он весь перетянут красно-белой лентой, поверх которой висит табличка: «Вход на территорию двора запрещён. Идут ремонтные работы». Я занервничала. Если идти по другой дороге, то путь займёт еще минут двадцать. Поэтому я решила перелезть через ограждение.

Сначала всё было хорошо. Я переползла под лентой и попала на территорию двора. Пройдя метров десять по бетонным кускам, я остановилась, и вдруг услышала громкий крик какого-то дядечки. Он был в зелёном жилете и в красной каске (видимо, строитель). Подойдя ко мне, он сказал:

— Что ты тут делаешь? Читать, что ли, не умеешь?

— Умею, — сказала я, потупив взор.

— По-хорошему с вами никогда нельзя! Для вас площадку делаем, а вы же и мешаетесь!

Я чуть не заплакала, так мне стало стыдно и обидно, что я только и смогла сказать:

— Я это… Я не специально. Извините меня.

— Все вы так говорите. Ладно, куда ты шла?

— К подруге, — ответила я, вытирая слёзы.

— А где живёт твоя подруга?

— Вот там, — сказала я, показывая пальцем на её дом.

— Ну вот, зачем из мухи слона делать! Смотри: за гаражами есть дорожка, которая прямиком приведёт тебя к этому дому. Беги давай!

— Ой, спасибо вам большое! А я думала, вы меня в полицию отвезёте.

— Да ты что! — рассмеялся он.

— Спасибооо! — кричала я, уже отбежав от площадки метров на тридцать.

Немного не добежав до дома Наташки я остановилась, чтобы перевести дыхание, и вдруг увидела свою любимую горку. Эх, прокачусь быстренько! Подбежала я поближе и вижу: рядом с горкой стоит какая-то странная женщина. Я спряталась за угол, присмотрелась… И не смогла поверить своим глазам! Эта женщина оказалась моей тётей Машей! Она что-то твердила себе под нос и выразительно размахивала руками. Единственный верный вариант узнать, что она бормочет — забраться на горку .

Я рванула к горке. Бегала я быстро — ведь это моё супер–оружие, — поэтому она меня не заметила. Я поудобней уселась в туннеле, соединявшем две горки. Так получилось, что я зависла прямо над тётей Машей. Увидев небольшое отверстие, я нагнулась, чтобы мне было всё видно. Оказывается, Мария Фёдоровна разговаривала по телефону:

— Мария Фёдоровна, вы должны понимать, что без меня не сможете оказать должной помощи Софии, не зря же я получил это письмо, — раздался голос из телефона.

— Уважаемый, я же уже сказала, что ни я, ни Соня, не нуждаемся в вашей помощи.

Если честно — это всё было похоже на цирк. Он, взрослый человек, напялил на себя какой-то дурацкий синий плащ в красную клетку, жёлтые туфли, огромную шляпу, ещё какую-то изогнутую трость с собой притащил. И после этого вы косо смотрите на мою розовую пижамку?

— Хватит уже спорить, мы так никогда не придём к общему решению. Либо бросаем жребий, либо оба отправляемся вместе с Софией.

— Что за условия назначаете вы мне? — начала возмущаться тётя Маша. — Я могу позволить себе поспорить даже с вами. И, чтоб вы знали, перемещение в пространстве — дело серьёзное, к нему не относятся как к жребию!

— Да-да-да… Я не спорю, но с вами по-другому нельзя. Мы будем что-то решать или как?

— Хорошо. Мы пойдём втроём, но учтите: я за вами слежу и не дам в обиду мою девочку, — ответила тётя Маша.

Мне показалась, что по ту сторону телефона был какой-то старичок. Уж голос слишком хриплый и загадочный. Это было очень смешно, но на цирк уже не похоже. Ни одно представление не идёт так долго… Я решила ещё немного послушать и дождаться какого-нибудь подходящего момента, когда можно будет обломать её комедию, ведь она меня точно не ожидает тут увидеть.

— С одним разобрались, — сказал старик, тяжело вздыхая. — Теперь что касаемо места и заклинания. Мне сказали, вы владеете этой информацией.

— Да, владею. Но вам этого знать не обязательно. Вот когда будем стоять перед фактом перемещения, тогда всё и объясню. Там нет ничего сложного, — пояснила тётя Маша, воображая из себя учёную.

— Сложно, не сложно, а я намерен узнать всё сейчас, не то потом выяснится, что вы чего-то не умеете.

— Не смейте обвинять меня в неопытности! Я умею всё, даже то, чего вы представить себе не можете, — фыркнула тётя Маша.

— Извиняюсь, — сказал старик наиграно.

— Ладно-с, — сказала тётя Маша, пристально глядя ему в глаза. — Как вы понимаете, действо будет происходить на этой детской площадке. Горка — главный объект, — тут тётя Маша так сильно постучала кулаком по туннелю, в котором я сидела, что у меня голова затрещала.

— Понял. А что дальше?

— Подождите. Куда вы торопитесь? На самом деле всё очень просто, даже примитивно. Мы скатываемся с этой горки…

— А почему именно с этой? — спросил старик.

— Хватит меня перебивать! Это любимая горка Сони, вот и всё.

— А, да-да-да, — быстро начал извиняться страрик.

Я довольно заулыбалась: мне стало приятно от того, что эти, как их, режиссёры, даже о таких мелочах позаботились.

— Больше не перебивайте меня, — сердито велела тётя Маша, — Согласно правилам перемещения, мы скатываемся с этой горки и произносим такие слова: «Крипт хрупт фол».

Тут образовалась небольшая пауза: старичок записывал эти слова. Поразмыслив, я поняла, что смешнее момента для разоблачения этой комедии не найти, и немедля решила действовать.

Я подползла к краю туннеля, прокрутила в голове заклинание, сказанное тётей Машей, поправила прическу — всё же я надеялась, что раз такое живописное представление снимают, то и я попаду в кадр. После всех этих манипуляций я решилась. Выползла из туннеля, встала на ноги и закричала на весь двор:

— Эй! Не ждали?! А я уже тут!

Затем я сделала перерыв и решила посмотреть на реакцию моих зрителей. Тётя Маша так широко открыла рот, что мне стало страшно, что она меня проглотит. Из трупки полетели какие-то восклицания. Поэтому я села на горку и начала спуск.

Вдруг я слышала, как тётя Маша кричит:

— Молчи! Молчи! Не говори ничего! Что ты выдумала, безумная девчонка!

— Стойте! Что у вас там происходит! — завизжал старичок прямо в трубку телефона.

Но я не хотела останавливать такой зрелищный номер, поэтому тут же крикнула:

— Крипт хрупт фол! Уееее…

— Нет!!! — закричала тётя Маша,

Но было уже поздно…

Гордеева Дарья Игоревна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 18.10.2004
Место учебы: МАОУ СОШ №23
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Сысерть