Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Скрипка

Неприятно непривычно осознавать, что ты отстала от моды. Даже вводит в какую-то депрессию. Вот сидишь, слушаешь их всех, улыбаешься, иногда вставляешь пару слов, а настроение тем временем тихо идет ко дну, как подводная лодка, нелепо наплывшая на небольшую скалу. Вроде бы и есть что сказать, а зачем? Пусть сами разбираются со своими проблемами. Что я вообще здесь делаю? Зачем мне все это надо? 

Недавно я получила интересное письмо о том, что я поступила туда, куда хотела. Я очень долго готовилась и очень трудно сдавала экзамены, мне даже назначили дополнительное прослушивание, но все же я прошла отбор и теперь могу гордо называться студенткой Консерватории имени Скрипкина. В кафе я и мои подруги решили пойти для того, чтобы отпраздновать это столь радостное для меня и менее радостное для подруг событие. Место долго выбирать не пришлось, так как Площадь Консерватории имени Скрипкина является самым развлекательным и молодежном местом во всем городе. На самом деле, это кафе было одним из моих самых любимых: здесь всегда играла приятная музыка, была восхитительная кухня и абсолютно приемлемые цены.

Мне никогда здесь не было скучно и мы с подругами были здесь частыми гостями, но сегодня что-то мне было не до веселья. Площадь Консерватории имени Скрипкина, почему-то, не переливалась радостными огнями так, как раньше. Атмосфера кафе казалась какой-то чересчур элегантной, музыка слишком резкой, еда необъяснимо пресной, а подруги непонятно фальшивыми. Они говорили о скрипках. Когда была мода на рок-н-ролл и все темы разговора сводились к нему. Когда была мода на панков, так каждый был обязан являться таковым. Когда была мода на гламур, тогда улицы порозовели от изобилия гламурной молодежи. Сейчас же была мода на скрипки. Каждый утверждал, что умеет играть на ней. Каждый утверждал, что и жизнь прожить не может без нее. Каждый имел как минимум одну скрипку премиум класса и всячески старался похвастаться этим перед другими. На каждом вечере находился бы тот умник, который коряво пропиликав мелодию про кузнечика весь остаток праздника бы рассказывал, как сильно он отдается этому занятию и как высоко он ценит музыку, а именно скрипку.

Раньше и я очень любила всю эту чепуху. Ко мне попала одна скрипка абсолютно случайно. Один пожилой гражданин чуть ли не умолял меня взять ее почти за так. Пожалев старика, я приютила малютку и для приличия, так же как и все, начала интересоваться возвышенным. Я покупала всевозможные журналы и диски для того, чтобы научиться играть на ней. На все вечера, которые я посещала, я обязательно брала с собой ее, мою скрипу, и рассказывала всем о том, какая она прекрасная, а моя история о том, как она ко мне попала, заставляла мокнуть не одну пару глаз. Вообще, все шло как по маслу. Я получила должное внимание, а бездомная сиротка хозяина.

Каждый раз, когда я доставала свою скрипу на публике, в толпе слышались блаженные вздохи и одобрительные возгласы. Действительно, скрипка была просто неземной красоты. Она была сделана из красного дерева высшего сорта. Ее форма была такой, что даже Джузеппе Гварнери не мог бы сделать лучше. Ее подгрифок и пуговка, словно влюбленная пара, придавали гармонии всему силуэту.  Ее гриф был элегантно, но в то же время гордо и немного дерзко выгнут. Ее тугие струны, словно идеально уложенные волосы, смущенно дрожали при общении со смычком. Это была хорошая скрипка.

Иногда так бывает, что тебя настолько переполняют эмоции, что тебе хватает самых простых слов для описания твоего состояния. Когда все замечательно, ты начинаешь нахваливать события очень сильными и ярко-эмоциональными словами, тогда получается, что описание ярче события. А бывает, что события настолько приятные, теплые и яркие, что всего лишь одного маленького слова хватит для того, чтобы их описать. В таких случаях событие никогда не померкнет рядом со словом. Так вот, моя скрипка была хорошая. Не прекрасная, не восхитительная, а именно хорошая.  Она была настолько проста собой и прекрасной в своем единственном деле, что ничего больше было не нужно. Она была больше, чем восхитительной, она была хорошей.

В тот самый день, как я приобрела скрипку, я сразу нашла ей место. Каким-то странным образом она идеально подходила под разрозненный дизайн моей комнатки. Все в ней было как-то небрежно и угловато: ни один из предметов не подходил в остальному дизайну комнатки идеально. Кровать и стол подходили по стилю, но были разного цвета, а шкаф и комод были одного и того же цвета, правда явно не из одного столетия. Но тот предмет, который явно не вписывался – это безумно странный кофейный столик в стиле хай тек. Если все предметы хотя бы как-то гармонировали по парам, то одинокий столик так и ни к чему не подходил. Сама комнатка была маленькой, но очень светлой, если не считать редкие тени от ее обитателей, и, несмотря на полный диссонанс мебели, очень уютной. Формы она была какой-то непонятной. С первого взгляда она казалась круглой, но присмотревшись можно было увидеть углы. В одном из таких я и приютила сиротку. Почему-то с ее появлением комната стала еще более яркой и все тени как будто бы растворились.

Мне всегда нравилось за ней наблюдать. Казалось, она жила своей собственной жизнью. Казалось, у этой скрипки была душа и она была прекрасна! Наверное, это звучит смешно и многие скажут: «Это же кусок мертвого дерева, какая душа у этой черствой древесины?!». У таких людей отпали бы все сомнения, как только они бы услышали как эта «черствая древесина» поет. Именно поет, а не играет. Казалось, что это скрипка прочувствовала мелодию всеми фибрами ее души. Казалось, что она дышит мелодией, изгибается под ее переходами и пропевает ее.  

Несмотря на все это, я не часто на ней играла. Можно даже сказать, что редко. Я больше говорила, что играю на ней, а сама ничего серьезного не делала. Вся моя квартирка была завалина всевозможными журналами для музыкантов, пособием по занятиям музыкой и самоучителями игры на скрипки. Все эти книги я открывала от силы раз, с дисков только снимала упаковку, а самоучители складывала в стопку. Да мне и некогда было, я все время проводила на светских раутах либо в музыкальном магазине.

Однажды я была в гостях у одной очень известной скрипачки. В тот вечер у нее собралось очень много народу, хотя обычно приходили только «избранные». На этот вечер я, как всегда, принесла свою скрипку. Я, как обычно, достала ее, послушав ахи и вздохи ее красоте, сыграла пару аккордов, рассказала историю своей малютки и уже собралась класть ее обратно в чехол, как ко мне подошел незнакомый мне ранее молодой человек. Он был невысокого роста, светловолосый, в очках с необыкновенно длинными и крючковатыми пальцами. Он попросил разрешения сыграть на моей скрипке и тут она запела. Следующие минут десять все с изумлением смотрели на незнакомца и мою скрипку. Никто никогда не слышал такого раньше. Это были самые прекрасные звуки на свете. Закончив свое выступление, он передал мне свою визитку сказав, что если я вдруг решу продать ее, то звонить по этому номеру. Это меня, безусловно разозлило и я, как мама оберегает своих птенцов, накинулась на него с истерикой. Молодой человек ничего не сказал, лишь пожал плечами, надел шляпу и ушел, а после этого еще в течении месяца это событие обсуждалось в свете.

Однажды, я была в книжном магазине и выбирала новый самоучитель, так как в старом, по моему мнению, не особо доступно изъяснялся материал. За этим занятием меня застукал молодой человек с необычайно длинными пальцами, в очках и шляпе. Он поздоровался, представился и напомнил мне тот случае в салоне одной моей знакомой. Я, признаться, к тому моменту уже совсем забыла этот случай и, естественно, никакого зла на молодого человека больше не держала. Он, дабы искупить свою вину, пригласил меня в очень миленькое кафе за углом на чашечку кофе. Там мы разговорились. Оказалось, что этот молодой человек – преподаватель в Консерватории и, к тому же, коллекционирует скрипки, но у него есть одна странность. Каждый год самым выдающимся выпускникам Консерватории он дарит по скрипке, которая отражает их характер. Именно поэтому его коллекция не большая, хотя постоянно пополняется. Моя скрипка ему очень понравилась, поэтому он решил, что получит ее любой ценой. Его предложение было очень простым: я отдаю ему скрипу, а он, помимо очень неплохой суммы, покупает мне любую скрипку взамен. Даже если бы у меня не было финансовых проблем, я бы все равно не смогла отказаться от столь заманчивого предложения. Мы договорились встретится на следующий день утром.

Когда я пришла домой, атмосфера была какая-то напряженная. Решив, что больше со своей скрипкой я не увижусь, я решила на ней поиграть, так сказать, на прощанье. Но в тот день она пела как-то более протяжно и лирично. Сколько раз бы я не пыталась сыграть что-нибудь мажорное, ничего не получалось, зато минорные мелодии звучали даже минорнее обычного. Казалось, будто моя скрипка чувствовала свой последний день и страдала, но все равно пыталась скрыть это от меня.

На следующий день я была в назначенное время в назначенном месте. Сделка прошла удачно. К сожалению, мой покупатель не мог присутствовать при покупке моей новой скрипки, но сказал, что продавец магазина – его близкий приятель, они уже договорились, так что я могу спокойно идти в магазин сама. Наверное, это мне даже понравилось. Я бы постеснялась играть на скрипке в присутствии профессора Консерватории. В магазин я сразу не пошла, решила зайти домой.

Когда я пришла домой,  я поняла, что что-то изменилось. Я обошла всю квартиру три раза и все равно не могла понять: что же не так? Все как будто помрачнело. Я открыла все занавески, но в квартире все равно не хватало света. Я включила отопление на максимум, но все равно было холодно. Я открыла все форточки, но все равно было душно. Я была в растерянности: что же здесь не так?! Потом, наконец, я поняла что не так. Дело было в ней, моей скрипке. Без нее мне собственный дом был не мил. Раз дело в скрипке, значит нужно ее заменить. Я быстро собралась и вышла из дома.

Долго искать не пришлось. Тот самый салон, который мне был нужен, был самым лучшим музыкальным салоном во всей округе. Здесь был самый большой выбор и самые известные музыкальные брэнды. Цены здесь были тоже соответствующие. Каждый музыкант здесь себя чувствовал, как ребенок в магазине сладостей. По всем стенам висели скрипки разных цветов и марок. По полкам, выпячивая свое превосходство, лежали скрипки разных размеров и изготовителей. Я нашла нужного мне консультанта и попросила его принести самое лучшее, что у них есть. Дождавшись его прихода, я стала играть на каждой из них по очереди, но каждая из них была с каким-то дефектом. У одной был ужасный цвет, на другой были безвкусные украшений, у третьей была какая-то нелепая форма, а четвертая по звучанию больше напоминала кошку в мусоропроводе, чем дорогую и качественную скрипку. Каждая из них пыталась выглядеть лучше, чем она есть на самом деле, кичась своими недостатками и пытаясь выдать их за достоинства. Я была разочарована. Перебрав больше ста таких, я вышла из этого цирка Шапито с одной более менее подходящий особой. Очутившись в комнате, она, конечно, привнесла какие-то изменения, но они были незначительны.

Неужели всю атмосферу у меня дома делала одна маленькая скрипка? Неужели все то спокойствие и комфорт мне давал небольшой кусочек дерева? Неужели больше не таких, как она?  Неужели я действительно по ней скучаю? Почему я не играла на ней тогда, когда тому было время? Как же я ее недооценивала! В тот момент я поняла насколько важна была для меня та скрипка. Тогда я поняла, что я и она идеально подходим друг другу. Только она была идеальна, а я нет. Несмотря на это все, она любила меня такой, какая я есть. И ей было очень больно в тот самый вечер. А я ее продала. Я ее предала. Я поступила так, как она бы ни за что на свете не поступила. Я сделала то, что она бы ни за что на свете не сделала. Я пошла на то, на что она бы ни за что не согласилась. Она была моей скрипкой, а я ее музыкантом. Вот так за какие-то пару минут я разрушала наше с ней счастье.

Лишь потеряв начинаешь ценить, но что нас не убивает, только делает сильнее. Я решила бороться. Бороться за свое счастье. На дворе стояли прохладные весенние деньки, а значит скоро Консерватория имени Скрипкина откроет свои двери для новых студентов. С того дня все свое внимание я стала уделять скрипке. Только не так поверхностно, как раньше. Я стала серьезно заниматься, перестала посещать все светские рауты, ибо никто из присутствующих там не умел по-настоящему играть на скрипке. Я решила, что я буду усердно трудиться и стану лучшей на курсе, а пока  я ей не стану, я не сдамся. В один прекрасный день я буду достойна своей скрипки и мы будем вместе. Навсегда.

Филимонова Анджелика Вадимовна
Возраст: 25 лет
Дата рождения: 01.01.1997