Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Рассказ «Дружба»

Рассказ «Дружба»

 

Номинация –Проза на русском языке

 

Возрастная категория —  15 лет

 

                                             Дружба

Дождливый, серый Лондон, который так по душе туристам, вновь заливался мелкими каплями дождя, исходящих, казалось бы, из не откуда. Жители привыкли к такой переменчивой, дикой погоде, которая забавляла приезжающих.  Лондонцы с упреком смотрели на вновь приезжих людей, делающих по тысячи фотографий серого города, спешащих под дождь, чтобы не упустить момент. Конечно,  интернет кишит фотографиями Лондона! На что туристы вежливо отвечают: «Гораздо приятнее сделать свое фото и, сидя дома с чашкой горячего шоколада,  вспоминать, как хорошо ты проводил время,  будучи молодым».

            Бруклин Мерелин Джонс, она же и Брук, четыре года назад приехала в этот город дождей, совсем не подозревая, что навсегда. Она до сих пор не привыкла к слякоти, холодному воздуху,  обитавшему повсюду. Каждый раз для нее все происходящее приходилось в новинку.

Таким же мерзким, серым был день. В такую погоду не выйдешь на улицу,  даже просто насладиться сырым, свежим воздухом,  а все потому, что за считанные секунды тебя может окатить водой. Ни одна телепрограмма не давала успокоиться девушке, которая ходила по комнате, меряя ее шагами. Джонс была в предвкушении одного важного,  как казалось ей событии, утверждая, что его нельзя пропускать.

— Привет, — радостно поприветствовала брюнетка своего друга.

— Привет. Чего ты так рано звонишь? — Охрипшим от сна голосом, пробурчал на том конце провода Пейн.

— Хотела сказать, чтобы ты не строил планов на завтра!

— Нет, Брук, я не пойду на ярмарку! Я хочу выспаться! Даже не проси меня!

— Ты говоришь это каждый год. Нет, Лиам, на этот раз ты не отделаешься.

— Нет, нет и еще раз нет, Брук. Если в Лондоне сегодня идет дождь, то, несомненно, пойдет и завтра!

— Ну, пожа-а-луйста! — Если бы парень видел ее, то немедля попросил бы перестать делать щенячьи глазки.

— Перестань строить глаза!

— Лиам, прошу.

— Ладно,  черт с тобой! Любишь же ты искать приключения на свою пятую точку!

— А-а-а! Спасибо,  спасибо,  спасибо-о-о! — Выкрикнула обладательница голубых глаз, откинувшись на спинку дивана и пропустив мимо ушей последнюю фразу. — Встречаемся завтра на Бейкер Стрит в восемь ноль ноль, не забудь взять зонтик.

— Что? Почему так ран…?

Не успел Лиам Пейн закончить, как девушка сбросила вызов.

— Ура-а!

Можно считать, что день юной семнадцатилетней Бруклин Джонс удался!

Серость дня уже не казалась такой серой и скучной, скорее всего, предвещавшей чего — то интересного и незабываемого.

Новый день. Дождь за ночь немного стих, но на серо-розовом асфальте еще красовались лужи, из которых так жадно пили голуби.  В такое уныние хочется просто лежать в теплой постели, сладко посапывая и смотря десятый сон, а потом целый день сидеть в кресле, распивая капучино и читать увлекательный детектив, написанный неизвестным автором. Резкий звук будильника пробуждает юную особу. Сладко подтягиваясь на своей кровати, она резко раскрывает сонные глаза и бодро идет принимать душ.

Солнце показалось из-за тяжелых серо-черных туч, что не могло не обрадовать Бруклин Джонс. Но на красивый вид из окна нельзя надеяться, градусник нам в помощь. Достаточно прохладно,  для недавно вышедшего блекло-желтого солнца. Девушка, накинув поверх футболки бордовый свитер,  связанный бабушкой, быстро перекусила яблоком и тостами, вышла на улицу, прихватив с собой Джош — свою собаку сенбернарской породы.

До Бейкер Стрит оставалось пять минут ходьбы. Джош плавно переступал через лужи и мокрый асфальт, а хозяйка не спеша плелась позади. Увидев знакомый силуэт,  девушка прибавила шаг.

— Так, ты опоздала на 3 минуты,  — отчитал Бруклин Лиам.

— Ну, уж извините.

— А его, зачем ты взяла? — Спросил шатен, потрепав по голове пса.

— Да, Лимо, видно ты давно не был на ярмарках, — парень удивленно вскинул брови вверх, ожидая пояснений,  — здесь, водятся воры, фальшивомонетчики. Увидев, что они хотят украсть или обмануть,  Джош это поймет и предупредит.

— Тогда,  он нам сегодня будет очень нужен!

— Поторопимся, сегодня нужно приобрести ценные товары!

Ребята дошли до пункта назначения. Яркими огнями светилась площадь, переливаясь от красного до синего, вокруг играла музыка, были накрыты столы с угощениями, маленькие дети радостно ели сахарную вату, изредка роняя на землю, кто-то встречал своих друзей и знакомых, подростки делали фото  на фоне аттракционов, а Брук стояла, раскрыв рот.

— Эй, очнись, — щелкая перед глазами девушки, прокричал Пейн.

— А? Что? Тут прекрасно!

— Для меня слишком банально и… ярко!

— Еще скажи, что тебе мешает музыка. Так бывает из года в год,  ярмарки всегда такие шумные и красочные! — Пояснила Джонс, держа собаку за кожаный поводок,  гости умудрялись погладить пса, а тот в свою очередь издавал рык отвращения.

— А теперь на американские горки!

— Потом аттракцион выбираю я.

Целых пять минут катания на горках, дали свой адреналин и весельем зарядились все!

— Выбирай, — выдохнув, произнесла Брук.

— Хм, кольцо обозрения, я думаю.

— Какой же ты скучный!

— Терпи.

Подростки заняли свои места в кабинке. Не прошло и минуты,  как Джонс уткнулась в телефон.

— Тебе и в правду скучно? — Спросил Лиам.

— Да. Я не чувствую радости от катания на кольце обозрения! Медленная скорость,  это разве весело? Разве это дарит адреналин? — Девушка не успела закончить фразу.

— Скорость не всегда хорошо. Она убивает. — Парень поник, опустив голову, будто что-то вспоминая, то чего не поняла Джонс.

— Не скорость убивает, а внезапная остановка.

Повисло молчание. Джош, зевая, положил голову на колени хозяйки.

Парень решил сменить тему и прекратить нарастающее напряжение.

— Потом куда?

— Я приметила магазинчик в конце площади. Хотелось бы там побывать.

— Хорошо.

Резкий лай «разбудил»  сидящих.

— Чего это он?

— Мы приехали.

Ребята,  немного покачиваясь, вышли из кабинки.  Взгляд кареглазых глаз был устремлен на небо.

— Дождь. — Холодно прокомментировал Пейн, засунув руки в джинсы.

— Не хватало нам еще промокнуть. Пошли.  Джош, рядом.

Площадь все так же освещалась яркими огнями, дождь барабанил по крыше сувенирной лавки. Лиам с интересом разглядывал корабль, стоявший в стеклянном шкафу.

— Это антиквариат,  — заметив увлеченность на предмете, сообщил продавец.

— Он продается? Или его можно выиграть, поиграв в одну из игр у вас здесь?

Глухой и хриплый смех.

— Нет. Он не продается.

— Может, сойдемся в цене?

— Девушка, вам помочь? — Обратился старичок с ирландским акцентом и белыми волосами к Бруклин.

— То есть не сойдемся, — немного грубо сказал  Лиам.

— Здравствуйте. Нет, спасибо.

— Сегодня вы можете поиграть в мою игру, — Пейна насторожило предложение продавца.

— Х-хорошо, — немного заикаясь,  ответила Джонс.

— Нет, нет и нет. Нам пора и… собака не кормлена, да именно, собака голодна.

— Если б она была голодна, то не спала бы мертвецким сном возле камина, — с ухмылкой ответил старичок.  Вообще, он выглядел очень странно: белая борода, волосы, желтоватого оттенка глаза, длинные пальцы, бледная кожа, коричневые штаны с подтяжками, ботинки с длинным носком…

Лиам удивленно вскинув брови вверх, осмотрел помещение. Кажется,  оно стало больше. Откуда спрашивается здесь камин, ковер, два бежевых кресла, махровые тапочки… Камин? Серьезно?!

— Так вы согласны сыграть со мной?

— Лимо?

— Что нам за это будет? — Спросил Пейн, сложив руки на груди.

— Приз. Маленький подарок.

— Играем?

— Да, Брук, играем. Так каковы правила?

— Одним мячом вы должны сбить пятнадцать бутылок. Все легко. Кто доброволец? — Его голос отдался эхом в лавке, словно никого кроме их четверых не было. Чертовски странно.

— Я, — дрожащим голосом, вызвалась Бруклин.

— Держи, — старик протянул девушке один мяч.

— Просто взять и кинуть?

— Да. — Весело ответил продавец.

Да что, черт возьми, здесь происходит?!

— Прицелься, и досчитай до трех, а потом бросай, — посоветовал шатен.

— И так. Я прицеливаюсь, да, есть. И считаю. Один, — эхом отдалось, — два, — помещение стало растворяться, — и три! — земля ускользнула из-под ног.

Резкий, неестественный  крик оглушил девушку.  Перед глазами потемнело. Воздуха становилось все меньше и меньше. Кто-то настоятельно тряс Бруклин за руку.

— А?

— Брук, эй, Брук! Мы выиграли! Ты сбила все бутылки.

— И?

— Забирай приз.

— Держи, — старик протянул девушке монету.

— С-спасибо. Лиам, пошли же.

— Удачной недели! — Помахав рукой, сказал ирландец.

На улице перестал моросить дождь, но небо все равно было затянуто тучами.

— По мороженному?

— Да.

Протерев лавку рукой, друзья присели. Вокруг ходили люди, бурно  беседую о чем-то.

— Ты не заметил, как только я сказала «три»  земля ушла из-под ног? А потом резкий крик? С этим стариком явно что-то не то. Он больной!

— Хм, нет. Это все твои фантазии.  Перестань читать перед сном ужасы.

— Да, действительно…

— Представляешь, Джон сейчас в Италии и он позвонил мне на днях. Сказал, что видел такого же мужчину, как две капли воды похожего на  мистера Тревора, только тот итальянец и добрее. Говорит такой вежливый, а больше пасты любит…

Девушка пропускала увлекательную историю друга мимо ушей,  разглядывая круглую монету. Брук подкидывала вещь вверх,  измеряя, сколько она весит.

— Бруклин, ты меня вообще слушаешь?

— А? Да, конечно…

— Что я сказал?

— Ты сказал,  что больше никогда не пойдешь со мной на ярмарку,  потому,  что здесь скука смертная и тебе не нравится мой свитер…

— Да. Ты явно меня не слушала, — Пейн хотел начать читать нотацию о том, что не вежливо не обращать внимания на друга,  которого сама же и притащила на ярмарку, но увидев, как яро девушка теребила в мокрых ладонях монету,  не стал, — успокойся,  она не ценная.

— Возможно.

Ночь. Небо усыпано звездами.  Думая, о монете, Брук уснула только к трем часам ночи.  Мысли о подарке старика терзали девушку, поэтому Джонс проснулась в семь утра. Лучи солнца проникали в комнату,  попадая на монету,  тем самым заставляя блестеть её. Выйдя из душа,  Бруклин спустилась вниз, прихватив вещь.

— Привет, Лимо, нужно встретиться.

В кафе витала тишина. Только два человека пили горячий кофе.

— Так что, — спросил Пейн.

— Я подумала. Монету дал ирландец,  следовательно, монета тоже из Ирландии. Твой друг, кажется ирландец…

— Нет, я не буду звонить ему!

— Прошу.

— Нет.

— Дай мне его номер.

Через несколько минут в дверях появился тот самый друг.

— Дай монету.

Девушка послушно протянула предмет.

— Хм, в Ирландии ею не расплачиваются. Возможно, она старинная и о ней не помнят. Ты искала информацию?

— Искала. Все сайты о монете заблокированы.

— Странно.

— Очень…

Оставшийся вечер девушка провела на диване, изучая рельеф монеты подушечками пальцев.  Так, что тут у нас? Джонс словно с цепи сорвалась, аккуратно положив предмет всех ее переживаний на стол, стала разглядывать в лупу. Замок с одной стороны,  морда волка с другой. Бред. Замок показался Брук знакомым.  Точно! Он находится в ста километрах езды.

— Лиам, встретимся у меня завтра в четыре. Не опаздывай. — Не дождавшись ответа друга,  брюнетка сбросила вызов.

Первое солнечное утро в жизни девушки,  но времени для прогулок у нее не было. Она была в неведении того, согласится ли Пейн поехать на другой конец города.

— Проходи.

— И тебе привет.

— Держи.

— Зачем мне твоя монета?

— Посмотри внимательнее.

— Замок, волк. Я не понимаю,  что ты хочешь мне этим сказать?

— А то, что этот замок на монете,  замок семейства Дарк! — Эпично размахивая руками, объяснила голубоглазая.

— И?

— Поехали туда.

— Нет! Ты с ума сошла,  это просто монета! Понимаешь? Обычная монетка и все!  Я не знаю, что ты там напридумывала! Не ввязывай меня в это. — Пейн ушел,  хлопнув дверью.

Желание что-либо делать у Джонс пропало, поэтому она пораньше растворилась в сказках Морфея. Ведь это просто сувенир с ярмарки, такой же бесполезный, как и всегда.  В нем нет ничего магического,  абсолютно.

Настойчивый звонок в дверь разбудил Бруклин. Дверь открылась. От одной фразы, желание брюнетки прибавилось.

— Я согласен.  — Опустив голову вниз, сказал Лиам.

Через час ребята уже мчались по шоссе.

— Приехали.

— Да, — Джонс достала из кармана монету и сверилась изображенным замком и тем, что возвышался на горизонте.

Парень ухмыльнулся.

— Чего?

— Нормальные люди сверяются по карте, а мы по монете! Будто в ужастик попали.

— А кто сказал, что мы нормальные? Пошли внутрь.

Замок стоял на холме. Он был сооружен из фиолетового камня, красный плющ просачивался через щели. Куда возвышалась башня, тучи сужались, образуя воронку. Внутри все было куда загадочнее. Темно. Ветер создавал сквозняк,  исходя от разбитых окон. Потолки были метров семь, не меньше. На полу лежал алый ковер с замысловатым рисунком.  Коридоры были длинные и узкие.  Ребята со страхом переступали через дыры в полу. Длинные, бордовые и рваные ткани свисали с потолков, шелестя и создавая противный звук. Коридор стал расширяться. Оглядевшись, жертвы помещения,  поняли,  что находятся в сердце замка. Тусклый свет освещал палату. Две крутые лестницы вели вверх по разным направлениям,  а потом сливались в одно. На стенах висели картины с изображением двух людей или двух парней, двух девушек или же парня с девушкой,  напуганных до смерти. Они практически ни чем не отличались,  только одеждой от разных эпох и тем, что на последней картине пара держалась за руки… От страха, окружающего вошедших, Брук уронила монету. Ох, зря. Резко включился свет, картинка стала четче. Перед ними показался волк с ярко-желтыми глазами, острыми ушами и рисунком на спине, что отличало его от других волков, обитавших в лесу.

— Я уж думал,  что ты Брук не маленькая и послушаешь друга, не придешь сюда и не  будешь действовать под воздействием монеты. Ведь это она привела вас сюда, не так ли?

— Кто ты? И что тебе от нас нужно?

— Извините,  забыл представиться.  Я — волк.

— Что? Скажите, что я попала на шоу и меня сейчас разыгрывают! Волк? Серьезно? Эй, кукловод, я раскусила тебя. Можешь выходить!

В то время как у девушки был приступ смеха,  Пейн разглядывал помещение.

— В.О.Л.К. — Вильям Оливер Ласт Крит.

— Сме-е-шно!

— Ой, извините,  я забыл преобразиться.

Щелк. И вместо волка перед подростками предстал во всей красе. Старик с лавки?!

— Вы тот продавец?

— Что удивлены?

— Я догадывался, — Джонс вопросительно посмотрела на Пейна, — странности, которые происходили в магазине и те, о которых говорила Брук, имели общее начало. Так зачем мы вам?

— Испытание.  Пройдите три испытания. И я отпущу вас.

— Хорошо.

— Испытания начнутся завтра. Помните, сутки здесь  длятся, намного дольше. — С этими словами хозяин удалился.

— М-да, интересно.

— Пока его нет, исследуем замок.

Эх, наивные. И у стен есть уши.

Быстрыми шагами, но по разным лестницам подростки поднялись наверх.

— Куда теперь?

— В ту дверь.

Открыв мощную, железную дверь, ребятам представилась комната со множеством книг.

— Что будем делать? — Усаживаясь рядом с Пейном за стол, спросила девушка.

— Сбежим.

— Как? У нас даже плана нет! Ни карты замка, ничего.

— В любом здании есть своя карта. Как в школе, к примеру, план эвакуации. Попытаемся порыться в источниках. Я начинаю с того ряда, а ты с этого.

Лиам аккуратно перебирал книги, нежели Брук, выбрасывающая неподходящие на пол.

— Даже если мы все здесь с ног на голову перевернем, все равно ничего не найдем! Отсюда нет выхода! Ай!

— Что там у тебя? — Парень, увидев девушку в груде книг, невольно рассмеялся.

— Чего смешного! Мне больно. Дурацкие книги, — кричала брюнетка,  бросая их об стену, — дурацкий замок,  дурацкая монета!

На полу осталась последняя книга,  не дав её выбросить, Лиам выхватил энциклопедию из рук девушки.

— Постой. На обложке изображена твоя монета.  Дай мне ее.

— Держи.

Парень, не зная чего ожидать, на свой страх и риск, засунул предмет в выемку в книге.  Щелчок и она открылась,  перелистывая ненужные страницы.

— Что там?

— Карта. Карта замка! Мы здесь, в западном крыле,  — объяснил Лиам, ткнув пальцем в книгу, — выход здесь, пробежим несколько коридоров и аллилуйя,  мы дома!

— Дай мне карту.

— Нет. Я нашел, я и буду нести!

Ребята бежали достаточно долго.

— Пейн, мы бежим не в ту сторону! Отдай карту!

— Нет! Ты можешь потерять её!

Не выдержав, Бруклин стала отнимать карту из рук друга. Но Лиам не сдавался. Напряжение росло с каждой секундой. Вокруг пылал огонь, вскоре на полу лежали кусочки их спасения.

— Значит так. Без моего ведома вы решили все обследовать.  Глупые. Испытание началось с тех пор, как вы зашли сюда и вы его провалили. Один ноль в мою пользу. Научитесь доверять друг другу. — Раздался голос из тьмы.

Доверие.

Наутро товарищи по заточению проснулись в комнате с голыми стенами. Сыро. Темно.

— Что делать будем?

— Не знаю, Брук.

Послышался хруст, шорканье.

— Что у тебя там?

— Ничего, Лимо.

— Покажи! Что ты там прячешь? — Парень подошел и, взяв в руки, руки подруги, удивился. — Леденцы? Шоколад? Вода? Ты ела, пока я спал? Все это время меня выворачивало наизнанку от голода! А ты ела?

— Ты сладко спал, и я не стала тебя будить.

— Что?

Хлопок. Свет погас. Голос. Тот же самый.

— Честность. Испытание провалено. Два ноль в мою пользу.

Хлопок. Новый день.

Друзья, весело прогуливаясь по помещению, вспоминая истории из жизни.

— А помнишь двойку в школе, как я тогда плакала!

— Такое не забыть. Я отлучусь на минуту.

Пейн собирался выходить из уборной, как его остановил неизвестный голос.

— Не возвращайся туда!

— Кто здесь?

— Я помогу тебе выбраться отсюда. Я знаю, как сбежать. Я тут долго, я знаю выход. Я изучал карту замка много лет, мне нужен помощник.  Ты со мной?

— Да. Я с тобой. — Предложение незнакомца вскружило разум Лиама.

— В путь!

— Лиам, ты где? — Джонс искала друга по коридору.

— Это она. Бежим, пока нас не засекли.

— А разве ты не возьмешь её с нами?

— Нет,  Дарк. Пусть сама найдет такого попутчика как ты. Я везучий. Поживет здесь, осознает всю ситуацию и, в конце концов, найдете выход, не маленькая! Бежим!

Хлопок.

Трое в одной комнате.

— Предательство. Не хорошо, Пейн, не хорошо. Три ноль в мою пользу. Вы провалили мои испытания дружбы. Прощайте.  Вы здесь на веки.

Глухой смех. В голове пронеслись события недели. Ярмарка,  монета, Найл, замок,  старик, испытания.

Секунда. Нет друзья летят вниз. Черная дыра. Воронка. Руки на картине разомкнулись. Лица показались. Это они. Лиам и Бруклин. Все кончено.  Дружбы нет. Их нет. Никого нет. Все растворилось в воздухе.

Резкий звук будильника пробуждает тяжело дышащую Джонс. Холодные капельки пота стекают по коже. Сон. Сон на яву. Порой такие сны намного действительнее показывают всю прелесть жизни. Сны — это своеобразные уроки. Если бы они были реальностью, то два человека не разговаривали сейчас по телефону,  мило беседуя. Во снах чаще всего трагичный конец. Опять же не просто так. Это показывает, каким бы был исход от ваших действий в жизни.  Сны снятся всем и плохим и хорошим.  Они идентичны. Сны ярче показывают обыденные вещи,  которые мы порой не замечаем.  После урока, вынесенного из царства Морфея, мы начинаем ценить мелочи. Сны мы чувствуем каждой клеточкой своего тела, чего в жизни сделать нельзя. Во снах мы более ранимы, а в жизни ранимость скрываем под маской безразличия. Если б сон был жизнью, а жизнь сном, все было бы куда проще…

Какого будет удивление парня, узнав, что подруге снился тот же самый сон, что и ему. Удивительная эта штука — сон. Вроде не реален, а оказывает такое сильное давление. Весело переговариваясь с Брук, Лиам заканчивал, приснившийся ему рисунок. Та картина. Только руки друзей сомкнуты в крепкий замочек…

 

Хафизова Алина Руслановна
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999