Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Путь к жизни.

Музыка лилась из моих наушников, заставляя меня вальсировать и кружиться… Лишь в танцах мое успокоение… А сейчас спокойствие мне нужно больше всего. Моя мама беременна вторым ребенком, «милым мальчишечкой», как говорит она сама… А лично меня это не радует. Меня и так никто не замечает, а тут еще и он… В принципе мне и так никто не нужен. Лишь танцы помогают мне справляться со всем этим. Вы, наверное, думаете: «Господи, какая эгоистичная девочка! Не любит своих родных! Ведь они столько для нее сделали!» Может быть, это и так …

— Катарииина! Иди сюда! Я не могу подняться! — звала меня мама.

И, видимо, уже давно… А это значит, что мне попадет от тети. Да, вы не ослышались. В нашем доме с некоторых пор живет вся наша семья. Все они так милы друг с другом, а меня это почему-то раздражает.

Я вытащила наушники и выключила свой блестящий черный плеер. Выйдя из комнаты, я тут же наткнулась на тетю. Кто бы сомневался! Она что, меня караулит?

— Ката, как ты можешь заставлять свою маму ждать от тебя помощи? Мне пришлось идти к тебе на самый вверх, чтобы, наконец, достучаться до тебя!

— А вы не могли сами ей помочь? — сказала я, и тут же пожалела об этом.

— Чего ты добиваешься? Вся семья заботиться о тебе, а ты даже не прилагаешь усилий, чтобы быть с нами как единое целое?

Это, конечно, еще одна нотация от «самой доброй тетушки». Я вообще не понимаю, как можно быть такой бесчувственной? Нет, конечно, мои кузены для нее дороже злата и жемчуга, но ведь они такие противные!

Убежав от Энн, я, наконец-то, добралась до мамы. Ее комната поражала меня необычайным уютом и теплом. Но мои отношения с ней немного странные. Все считают мою маму очень красивой женщиной. Это действительно так, ее золотистые волосы всегда были убраны в прическу, а на лице был макияж. Сейчас, когда она ждала ребенка, мама стала чаще ходить в свитерах и брюках. Вся наша семья обладает чуть смуглым оттенком кожи, голубыми глазами и светлыми волосами. Но только не я. Я хожу как белая ворона, и поэтому гораздо легче мне в школе, чем дома. У меня очень светлая кожа и темные волосы и глаза. « Может, я приемная?» –  часто задумывалась я…

От размышлений меня оторвала моя мамочка.

— Ката, ты меня слышишь? — говорила она, проводя перед моими глазами рукой.

— Что? Извини, я отвлеклась.

— Я заметила, — сухо сказала мама. — Я хотела сказать, что ты не правильно ведешь себя с…

— ЧТО? ГОСПОДИ, ТОЛЬКО НЕ ЭТО! — выкрикнула я и убежала. Не просто убежала, а унеслась!

Вернувшись в комнату, я переоделась в черные джинсы и синюю рубашку, осень только начиналась, а потому на улице было хорошо. Схватив рюкзак, я решила уйти без завтрака, а пообедать в школьном кафе. Я понимала, что нужно быть более терпеливой и вежливой, но понимать-понимаю, а выполнять не могу…

 

****

Вот вы замечаете что-нибудь,  когда идете по дороге в школу или на работу? Я да, я люблю наблюдать за людьми.  Думать, а кто же они? Быть может мимо меня проходит хитрый преступник, или добродушная мать семерых детей. Вот и в этот раз все было так же. Глазами я наткнулась на большую семью. Все были рыжие и чему-то улыбались. От них прямо исходила позитивная энергия и забота о любимых… Я замерла и прислонилась к стене ближайшего дома, из глаз полились слезы. Почему? Не знаю… Что со мной не так? Из рук выпал рюкзак, и я просто скатилась на землю. О нет, на меня начали оглядываться люди. Сердце сжалось и закололо, еще чего не хватало! Вся в слезах я направилась к школе. Это было глупо, заплакать на улице, на глазах у всех.

С трудом добежав до школы, я не могла отдышаться. Ужас, как будто совсем воздуха нет… 1 сентября, снова школа, уроки и ссоры между классами… Скуууука, благо я взяла свой плеер. Знаете, почему-то по утрам в школе все время суета, кто-то куда-то бежит. А вот мальчишку не пустили в школу, лишь потому, что он забыл сменную обувь. А ведь он еще малыш, я уверена, будет спешить, но все равно опоздает и ему влетит от учителя. Странная логическая цепочка. У меня такое ощущение, что я слишком много думаю.

Так как куртки у меня не было, я сразу пошла в класс. Он у нас большой — 15 девчонок и 20 парней. Тридцать пять человек это вам не шутка, а очень даже большие проблемы. Но нам всегда было весело вместе! Вот и в этот раз, Линдси задумала что-то интересное!

— Народ, давайте сбежим с химии и информатики, все равно скучно в первый день будет! Кто за?

Хм, а Линдси-то, кажется, становится лидером в нашем классе…

— Я за! И моя банда естественно тоже! — потрясая цепью, сказал Гигант-Бобби.

О, ну этот всегда за прогулы. Я даже не удивлена. Его друзья Дэвид, Харви и Курт готовы на все, что Бобби предложит. Но зато они настоящие друзья. А вот у меня нет такого человека, которому я бы доверяла…

— А куда идем? Я тоже за! — наигранно весело сказала я.

— Катарина?! Идет с нами? Я не заметил, или мы провалились в параллельную вселенную?

Ох, этот противный Юджин меня жутко раздражает своей примитивной натурой.

— Ой, ребят, а вы не чувствуете гнильцой запахло? Вот в той стороне, — и махнула рукой.

Что-что, а острить я умела. Ненавижу, когда кто-то над кем-то издевается, поэтому в классе я уже вроде адвоката.

— Ой, какая обидчивая! Слова не скажи, так все, сковорода летит уже в тебя! — слащаво промолвил Юджин и показал мне язык, а я, в свою очередь, фыркнула.

— Давайте скандалы на потом, через дорогу новая кафешка открылась — «Вороново крыло» называется, там тааак стильно! Ну что, идем? — Линдси была уже готова, и половина класса тоже.

Что я могла сделать — только согласиться…

Все ребята с веселым гомоном поспешили вон из школы.

Разделившись на группы, мы подошли к кафе, которое было немного странным. Все черное, а свет какой-то серебристый, будто мы в другой вселенной… Но признаю, завораживает! К нам на встречу вышел молодой парень, с пирсингом в брови и страшно лохматыми волосами. Обернувшись, я заметила, что многие девчонки строили глазки и накручивали на палец локоны. Конечно, как всегда…

— Привет, народец. Добро пожаловать, в мое кафе «Вороново крыло»… — с придыханием и растягивая, слова сказал он.

— Ооох, а я Линдси…Ты такой крутой!

— А это правда твое кафе?

— А я Меган, а как тебя зовут?

Бааааах! Просто взрыв мозга… Со всех сторон слышались эти приторные голосочки… Ужасно, что женская часть человечества плюет на свою гордость с высокой колокольни!

— Дееевочки, не так быстро, мои дорогие… — Я потом все о себе расскажу. Ну, а ты чего стоишь такая хмурая? Обижена, что не смогла поболтать со мной?

Хах, ну и нахал, похуже Юджина будет. Но вы же знаете, Катарина никогда не дает в обиду себя и других.

— Слушай, а кто ты такой, чтобы тобой восхищаться? Или, стой, может ты внебрачный сын Джонни Дэппа? Или внук Джона Леннона? Если так, уж извини, дорогуша, не узнала! — и так презрительно улыбнулась.

— Не люблю сарказм, милая, — и, повернувшись к остальным, сказал — С меня по бесплатному коктейлю!

Девчонки завизжали, а ребята похлопывали «Ворона» по плечу, этак в знак уважения. Но это просто мальчишеский вид лести… Я не захотела принимать участия в этом хаосе и решила вернуться в школу.

Медленно идя по дороге назад, я поняла одну вещь. Не нужно пытаться быть в чьей-то компании, и стараться быть похожим на них, а нужно лишь быть в своем кругу знакомых. Я пока не нашла верных друзей, но знаю, со временем все будет, если постараться. Со временем исчезнут кошмары и плачь по ночам… Но только со временем.

По дороге в школу я откровенно захлебывалась в слезах… Ну почему я не могу быть нормальной?! Что во мне такого, что отталкивает людей? Господи, как же плохо…

Глаза опухли, нос покраснел, а я сама шла, еле волочив ноги. В один момент сердце затрепыхало так, что я не могла вздохнуть. Боже мой, как же больно… Я умираю?

Стараясь не причинить себе боли, я начала неторопливо опускаться на землю. Пытаюсь успокоиться, понимаю, что сейчас останусь без воздуха. Не обращая внимания на сердце, вздыхаю, из глаз брызжат слезы. Не могу повернуться, чтобы позвать на помощь. Из груди вырывается лишь слабый писк.

— Прошу…

 

****

— Девочка, ты меня слышишь? Открой глазки, голубушка.

Меня уже тошнило от боли, и я смогла увидеть обладателя голоса, только скосив глаза. Это оказалась бабушка в бежевом пальтишке и с очень аккуратной прической.

— Мне очень больно, — прохрипела я. — Сердце сейчас разорвется…

— Тише, детка! Я уже вызвала доктора, не бойся, — очень успокаивающе сказала мне незнакомка.

Я лежала, скрючившись, и боялась выпрямиться, а я ведь даже не знаю, что делают в таких случаях…

Уже теряя сознание, я услышала сирену скорой помощи… Наконец-то.

 

****

Пип – пип — сквозь что-то тяжелое услышала я, и сразу поняла, где нахожусь. Как же быстро меняются события! Ведь я же шла в школу, а очутилась здесь — не справедливо! Вдруг сжался живот, и все ушло к пяткам. Страх. Только в это мгновение я распознала свой ужас. Свою боль…

Мне совершенно не хотелось открывать глаза, я боялась, что будет дальше?

«Ты должна быть сильной Катарина! В страхе трудно чего-либо добиться! Когда сдаешься, никогда не вернешься, откуда пришел. Будет слишком страшно, чтобы попробовать снова! Пойми это, и иди вперед, Ката!»

Эти слова когда-то сказала моя тренер, великая и прекрасная балерина Алессандра Войч, и знаю, что не сдамся!

Я открыла глаза, слипшиеся от многочисленных слез и увидела маму. Мама, как хорошо, что она здесь, рядом… Она плакала, я знала, что что-то случилось со мной. Но вот что?

— Мама, здравствуй! — тихонечко окликнула ее я.

— О, К-Ката, девочка моя, как ты себя чувствуешь?

— Все хорошо, я прекрасно себя чувствую! Поедем домой? — с надеждой вопрошала я, но как же далека я была от поездки домой…

От ответа маму отвлек доктор, который зашел в палату.

— Катарина Саллисбари? Я ваш лечащий врач, доктор Фредерик. Мы поняли, почему у вас случился данный приступ. У вас порок сердца, вторичный ДМПП.

— Что это значит? — я негодовала, ведь всегда была такой здоровой!

— В сердце два предсердия, между ними есть перегородка. У вас в этой перегородке окно, поэтому кровь не обновляется. Вам показано эндоваскулярное закрытие данного дефекта. Так же у вас легочная гипертензия.

— Когда операция? Надо ли ее делать? — уже вся в слезах спросила мама.

— Если ее не делать, она умрет. Но операцию мы не назначаем, так как у вас слишком большое окно, 17 мм, мы просто не можем оперировать. Тем более, таких окклюдеров нет. По крайней мере, в нашей области. Мне искренне жаль. Мы старались.

— Но как же вы старались? Если ничего не сделали? — мама начала срываться на крик.

Он замялся , а потом в одну секунду у меня потемнело в глазах и я отключилась… Все сдались? Прошу, не опускайте руки! Но никто не услышал меня…

 

****

Прошел месяц, я все так же хожу в школу, но вот только с танцами пришлось покончить… Как же обидно, не честно и печально все это! Ведь я не могла провести без танцев ни одного дня! Но, видимо, такова жизнь, и со своими проблемами мы одиноки. Конечно, моя семья окружила меня заботой, и я очень ценю это! Я помогаю маме вязать штанишки и шапочки моему братику, который скоро родится. Но я не такая как прежде. Я сильно изменилась, внешне конечно тоже, но душа другая. Теперь я понимаю, как это прекрасно когда у тебя есть семья и тебя любят. Это лучшее богатство, что вообще существует!

Подойдя к зеркалу, я заметила еще много новых деталей. Теперь я еще бледнее, и это просто ужасно! Мешки под глазами, и сильная синева. Я похудела. Но мои глаза, которые всегда завораживали людей изменились больше всего. Такие глубокие и темные сейчас потухли. Это отчаяние, его ни с чем не спутаешь! Я знаю, я обещала не сдаваться, бороться что есть силы, но уже и сил не осталось… Лишь страх перед будущим и грусть за маму живет во мне. А те вроде совсем недавние проблемы с одноклассниками уже не представляют важности.

 

****

Я услышала звук почты, но мне так лень было идти к входной двери, так что я попросила кузена Джозефа. Зря я судила о нем плохо, Джо замечательный брат. А Кристи сестра. И я не хочу их оставлять. У меня не очень получалось отвлечься от навязчивых мыслей, но книги, музыка, прогулки и родные держали меня на плаву. Крепко держали!

— Кристи, я пойду, погуляю?

— Конечно! Можно с тобой? Хочу показать всем мои новые сапожки! — и захихикала.

— Ката! Каточка, иди сюда скорее!

Я услышала мамин голос, но он был другой. Счастливый? С чего бы это?

Мама, не дождавшись меня, спустилась сама, очень резво для женщины в положении.

— Мам, аккуратней, прошу тебя! Лестница слишком крутая!

— Детка, милая моя! Ты будешь жить!

— Что…?

— Я подала заявку, написала в различные фонды. Откликнулся фонд «Линия жизни ». Ката, они готовы помочь! Уже помогли. Операция через неделю. Я не говорила раньше, боясь обнадежить, а в итоге не выполнить обещание. Дорогая, мы все тебя любим! Мы не отпустим тебя… Никогда! Я ведь мама, а ты моя доченька!

Мне не хватало воздуха, я заплакала. Я рыдала в голос, обнимая себя руками. Столько всего навалилось! Как же я терпела все это время? Я плакала из-за обиды, из-за горечи, не могла девчонка просто поверить в то, что мне помогают незнакомцы. Я благодарна им, слезы счастья текли из замученных глаз… Но в кой-то веки я плачу с надеждой на лучшее! Мама, моя дорогая мамочка! Сколько же ты сделала для меня!

 

****

По дороге в больницу я заметила Линдси и Меген…Кристи узнала их, и в знак поддержки сжала мне руку.

— Кристи, не нужно этого. Теперь я знаю, кто мои друзья.

Она улыбнулась, и у нее появились на щеках ямочки, и все сразу встало на свои места. Я больше не волновалась, со мной всегда есть семья.

В первые дни бытия в больнице проводились разные проверки моего общего состояния. А я вот подружилась со многими пациентами, так весело говорить с новыми людьми! И просто наслаждаться беседой, этого мне не хватало.

Мистер Фрости — писатель! У него даже здесь с собой ручка и блокнот, и он всегда что-то строчит. А потом зачитывает нам, чтобы мы оценили. Мы люди простые, нам всегда все нравится!

А другие соседи — тройняшки! Они очень интересные и много знают. Мы можем часами говорить о проблемах современности, культуре и путешествиях. Все настолько увлекательно, что я забыла, когда меня оперируют.

За мной пришли в девять утра. На меня сразу нахлынуло напряжение, сердце заколотилось быстро-быстро! Забравшись на каталку, я смотрела в потолок. Он был стерильно белый, без единого места, за что бы мог зацепиться взгляд. Лампы ослепляли меня, но я не отводила взгляд. Лишь бы не думать о предстоящем.

Рядышком шла мама, она сильно нервничала.

— Мамочка, я тебя очень люблю! Жди меня в палате, хорошо? Не думай об операции! Все будет замечательно, слышишь?

Я не знала, кого я успокаиваю, себя или маму, но вот и двери операционной, так что я успокоилась и старалась ни о чем не думать.

— Здравствуй, Катарина! Я тот, кто будет тебя лечить .Мы не будем делать общий наркоз, а все сделаем под местным.

— Конечно, а для чего этот телевизор?

— Мы будем смотреть, правильно ли введем окклюдер. Ты тоже можешь, если не боишься.

— Не боюсь.

— Кем ты хочешь стать? — неожиданно для меня спросил он.

Я задумалась. Карьера балерины окончена, конечно, я всегда буду думать, что было бы не будь все так. Но жизнь не изменишь. Трудности лишь закаляют нас. Я задумалась — получится ли из меня доктор? Спасать жизни, лечить людей, решать их проблемы.

— Я стану кардиохирургом!

— Обещаешь?

— Да.

— Тогда жду, и очень надеюсь!

Потом началось главное действие — сам окклюдер, находясь на специальном приборе проходил через меня… Было неприятно, держа руки по швам, я наблюдала за всем, что происходит на экране. Завораживало… Смотрела на серьезные и чуть уставшие лица врачей. Сердце — какой большой смысл теперь я вижу в этом слове. Дальше было больно, долго и страшно. Но все закончилось.  Впервые в жизни, я чувствую себя так, как будто вышла из очень большой передряги. И это так и есть!

Закончив все процедуры, меня, наконец, привезли в палату. Все мои соседи тепло улыбались. А моя любимая семья встречала меня с самыми дорогими для меня словами:

— Катарина, как хорошо, что все закончилось.

— Мы так рады тебя видеть!

— Ложись скорее, тебе надо отдыхать!

Я заснула. И знаете что? Мне впервые не приснились кошмары! Это так прекрасно!

Через три дня меня готовы были выписать, конечно, мне надо будет ходить к врачам раз в три месяца, но наконец-то я здорова! И это можно сказать с уверенностью!

Зайдя к своему врачу, я обнаружила подарок — букетик и игрушечного ежа! Это так прелестно и мило!

— Доктор, спасибо вам. За мою жизнь. За здоровье. Я знаю, мое сердце не выдержало бы такой нагрузки.

— Пожалуйста! Главное, всегда будь здоровой и счастливой. А вот и твоя выписка!

Попрощавшись с врачами, с соседями по палате, где я взяла их телефонные номера, я осознала, что жизнь продолжается.

Мы ехали всей нашей большой и очень дружной семьей домой, я уже очень соскучилась по нему! Мы обсуждали, что приготовить на обед, как я заметила книжный магазин.

— Мама, можно я быстренько туда схожу?

— Да, с радостью! Хочешь, мы пойдем все вместе?

— Очень!

 Нам попался очень уютный магазинчик, где угощали печеньем, а около маленьких столиков стояли кресла, где можно почитать книгу, даже не покупая ее.

— Здравствуйте! Атлас по анатомии, пожалуйста.

Тетя, мама и кузены удивились, но ничего не сказали. Лишь улыбнулись и пошли выбирать что-нибудь себе.

А что насчет книги — я всерьез хочу стать доктором.

Я сдержу обещание и буду спасать людей и помогать им, даже если буду проводить около них день и ночь!

 

Сибгатуллина Азалия Романовна
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 01.01.2002
Страна: Россия