Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Повзрослели

Пять, четыре, три, два, один… Утро! Начало нового бодрого дня. Он окончательно выходит из мира снов, поднимает голову и с улыбкой смотрит в окно. День хмур и сер. Грозный ветер то и дело клонит деревья к земле. Над ними серым шатром раскинулось небо. Мутные лужи на дорогах растянулись после ночного дождя. А ведь на улице лето — даже и не подумаешь. В голову приходит радостная мысль, которая спасает предстоящий день.

Двенадцатилетний Вадик учился в шестом классе поселковой школы. Семья, в которой рос мальчик, была самая обычная. Недавно в ней случилось пополнение, на свет появилась сестрёнка Вадима. Событие, конечно, радостное, но со временем Ваде стало казаться, что он отошёл куда-то на задний план, ведь всё родительское внимание перешло на Нельку. Возможно, это и повлияло на парня, у него стало много времени. Так он и начал увлекаться … лесом. Смотрел «лесные» видео на папином компьютере. И решил, что лес – это самое чудесное место на земле. «Человек там не подчиняется никаким законам, он свободен», – думал Вадим, хотя в лесу не был уже несколько лет и давно мечтал посетить лесной «город». Вспомнился один из чудесных осенних дней, когда солнышко грело по-летнему, а в лесу, словно «красная дорожка», тянулся ковёр из желто-красных листьев. В тот день Вадю на природу взял отец. Он был человеком высоким, сильным, хладнокровным. Вадика воспитывал строго, хотя мало проводил с ним времени. Отец почти всегда был на работе. Он служил в военной части в соседнем городе.

Семья Вадима жила в небольшом поселке в двухэтажном доме сталинских времен. Ходил Вадя в обычную поселковую школу. Там он нашёл немало друзей, один из них Васька. Это был невысокий, с бурлящим, как горная река, характером. Любитель похулиганить, «посотворять» что-то «смешное», а потом выйти чистым из воды, сбежав с места преступления. Но тем не менее Василий был лучшим другом Вадика.

Жил Васёк в деревенском доме, на другом конце поселка. И если же Вадя в семье был единственным ребёнком, то Васька рос в большой компании братьев и сестёр. А вот отца не было, он ушёл, оставив семью, когда Ваське было семь. Мать воспитывала пятерых детей в одиночку. Васёк рос без отца тяжело, трудно: то учителю нагрубит, то в окно камнем кинет. Из-за одного такого проступка два друга и познакомились. Два года назад, когда Вадьке стукнуло десять, мама отправила его в магазин. Уже выходя из магазина, заметил парня-сверстника с ухмылкой на лице. Он держал в руке кирпич. Вадя тут же закричал: «Стой, не надо!» Маленький разбойник обернулся, с его лица сошёл прежний пыл, он даже слегка покраснел, выкинул кирпич и хотел бежать. Поняв это, Вадим схватил его за рукав. Но увидев молящий о пощаде взгляд, остановился, стал пристально разглядывать парнишку. Он был одет в широкие, болтающиеся на ветру штаны, выцветшую синюю футболку и два старых кеда. Вадик задумался, он решил отпустить парнишку, и они разошлись, как два дуэлянта, сраженные ничьей.

Вадим подумал, что больше не увидит этого хулигана. Однако спустя два дня в его дверь постучали. И вот уже Вадя сидит за столом на своей кухне с тем самым разбойником, который пришёл просто подлагодарить. С тех пор ребята стали дружить. Оказалось, Васька был интересным собеседником, добрым и открытым малым, но иногда срывался, разрушал крепкие структуры, рождая хаос.

Воспоминания Вадима вдруг резко прервал плач сестры, к которой тут же подбежала мама. Он, моментально одевшись, бросив короткое «пока», выбежал из дома. Вадик направился к старой железнодорожной будке – месту встречи.

Этого момента он ждал несколько месяцев, несколько зимних, холодных и суровых месяцев. А началось всё с того, что один раз, роясь в интернете, Вадька наткнулся на ролик о выживании в лесу, говоря современным языком — бушкрафте. Вадима увлекло лесное «одеяло», дух свободы, отдыха от городской суеты и, конечно, интересная работа, будто переносишься из новейшей эры в каменный век. Вадя загорелся нестерпимым желанием вновь посетить таёжную планету. И этот день настал!

Вадим смог уговорить Ваську сходить с ним в лес. Тот, хотя и нехотя, но согласился. Ведь Васек стремился к скорости, а не к тянущемуся, как жвачка, лесному времени.

Было слегка прохладно, со стороны леса дул лёгкий ветерок, а над поселком нависла свинцовая туча, края которой не было видно. Уже подбегая к месту встречи, Вадя задумался. Он ничего не взял с собой: ни удочки, ни охотничьего ножа, ни старого телефона, который папа отдал ему. Что уж говорить о палатке с теплым уютным спальником, цепкой пиле и верном топоре – об этом можно только мечтать. Даже спички и те остались лежать в кухонной тумбочке. А всё потому, что таёжный любитель, насмотревшись «выживальческих» роликов, решил испытать себя.

Вадька уже стоял у старой, с почерневшими от старости бревнами будки и поджидал друга.

— Привет, Васёк, ну наконец-то ты пришёл!

— Здорово, Вадь.

— Ты почему такой грустный? В лес же идём!

— Понимаешь, Вадик, я …я тебе это говорил уже. Не особо хочу я идти в лес, я это и так не люблю, а сегодня тем более — вон какая погода худая! Сейчас как ливанёт, и будем мы бегать по лесу укрытие искать! Ты хочешь этого? Я как-то не очень.

— Василий, я не понял! Это сейчас что было!? Сегодня прекрасный летний день, чистый воздух, аромат трав.

— Правда, Вадим, давай сегодня не пойдём в этот лес ! Сходим через недельку, как погода станет, а сегодня у меня посидим. Давай! Мама разрешает.

— Ну уж нет! Сегодня идём, как условились!

— Эх, как знаешь… Ладно, пошли. Но если я внезапно промокну и заболею, перед мамой отвечать будешь ты! – с хохотком сказал Вася.

Парни двинулись в сторону леса и скоро скрылись за величественными соснами, гордо стоящими, словно стражники, у входа в тайный переплетённый паутиной тайн и загадок лесной город. Жители городка встретили ребят шелестом крон, который не умолкал ни на секунду, словно говоря о чём-то, предупреждая. Лес был красив. Мальчики потихоньку осматривали мощные стволы, чередующиеся с тонкими, еще не окрепшими деревцами, будто родители, защищающие своих детей. Стоит опустить голову вниз, как взору открывается вид молодой зелёной травки, которая, как махровое полотенце, собирает капельки-росинки. Не скрыться от взгляда и совсем малышкам-семенам, сидящим в шишках, подобно пчёлам, — каждая в своей соте. Но и на этом волшебство лесного ковра не закончилось! Изредка на пути мальчишек попадались муравьиные жилища, они словно страны – большие и не очень – ждущие мира и жаждущие власти с жителями черного и красного окраса, которые яростно борются друг с другом, стараясь убрать из мира всех, непохожих на себя.

Подняв головы вверх, друзья увидели истинную красоту природы. Редкие ветки вековых деревьев, поднимаясь ввысь, постепенно перерастали в крону.

— Красота-то какая! – радостным голосом пролепетал Вадька.

Кроны деревьев сплетались в одну гигантскую лесную паутину, которая будто фрактал, уходила вдаль, бесконечно повторяясь. Вместе с переплетёнными ветвями ребята заметили и «перекрас» лесного шатра. Тот начал чернеть, некогда светло-свинцовые тучи, принимали цвет каменного угля. Тучи сгущались прямо над головами парней, и скоро в небе показалась уже не туча, а обширное черное пятно. Будто шатёр, натянутый за верхушки самых высоких деревьев прохудился и скоро даст течь.

— Добился своего, да? Я ведь говорил, гроза будет. Что делать-то сейчас? Куда идти? В какой стороне дом? А? – Васёк запаниковал.

— Так, Вась, успокойся, относись к грозе проще. Сейчас мы отыщем небольшую ветвистую елку, под которой спрячемся, – размеренно сказал Вадик.

Он был абсолютно спокоен; наслаждался лесом, словно тот обратился волком, серая шёрстка которого скрывала его в предгрозовом лесу. Ребята и с помощью теоретических навыков Вадима, который посмотрел много роликов на эту тему, быстро нашли подходящее дерево. По дороге Васька сломал три молодых деревца, погнув и затоптав их ногой. Вадька же ни погубил даже травинки, он специально выбирал каменистые места, чтобы ни одна жизнь не пострадала, пусть даже такая крохотная. Уже на месте Вадим возмутился:

– Как ты можешь ломать деревья, отнимая у них жизнь без всякой причины!?

Вася равнодушно ответил:

– Какое мне до них дело? Они бездушные твари, а я, можно сказать, царь. Тем более мы в лесу! Вадька, очнись! Здесь нет законов! Твори, что душе угодно!

-Ты…ты говоришь как подлый и жестокий человек, как тот, кому всё равно: миловать или казнить! Не думал я, что так в тебе ошибался… — выпалил Вадим.

— Вадька, Вадька, ты что?…

— Да пошёл ты!

Момент раздора, словно две страны в клочья разорвали мирный союз и готовы начать войну, а может и две муравьиных вотчины, расторгшие соглашение о веротерпимости.

Бах..! Громким звуком разнёсся по лесу гром. Вася прижался вплотную к стволу ели. Ба-бах..! Ослепляющим отблеском долетел до парней звук молнии. С силой завыл ветер, наклоняя макушки тоненьких деревьев почти до самой земли.

Ребята сидели в тишине. Казалось, сейчас что-то произойдёт, что-то страшное вот-вот случится. Пять, четыре, три, два, один… Началось! В одно мгновение с неимоверной силой хлынул дождь. Гром оглушительно загрохотал, как тысяча металлических листов. Молния, словно лазер, сверкала, отдавая всю свою мощь ослепляющему свету. Ребята, забыв о всяких обидах, прижались друг к другу и вскрикивали после каждого удара грома. Гроза шагала уверенно, мощно, не утихая ни на минуту. Ветер выворачивал сухие деревья из земли. Уже и та могучая ель, под которой сидели ребята, начала поддаваться надоедливой силе ветра.

Васе в этот момент казалось, что страшный гром, и ослепляющие молнии, и внезапно разыгравшаяся гроза – это наказание ему за те три деревца и за те холодящие душу слова, которые он сказал Вадьке. Васек начал вопить куда-то вверх:

— Прости меня… Прости-и-и! Я не царь…! Прости-и-и!

Природа словно услышала мольбы Васи. Гроза стала утихомириваться. Бушующий ветерок напоследок рванул с такой неимоверной силой, что повалил ель, возвышавшуюся над ребятами. Верхушка стремительно полетела вниз, едва не задев парней. Наконец ребята услышали последние раскаты грома и увидели последние посверки молний. Дождь ушёл так же молниеносно, как и начался. Тучи начинали расходиться, угольный цвет неба плавно сменился свинцовым, а после показалась бледная синь. Отдышавшись от страха, мальчики выбрались из своего укрытия и осмотрелись. Лес словно подменили. Маленькие ели, стоявшие почти на каждом шагу, пропали. Их безжалостно сгубил лесной ураган. Травяной ковёр, таивший в себе столько тайн, обратился в болото. Неизменными остались лишь могучие кроны вековых деревьев, тянувшиеся к солнцу. Вдалеке ребята увидали весёлую радугу.

— Эх, какая же красота!

— Да-а! – откликнулся на слова друга Васёк, будто впервые увидевший красоту и силу мира. – Пора домой, мама точно волнуется!

-Ты прав. Нужно определить, в какой стороне дом.

Вадим обошёл ёлку, посмотрел на её поваленную макушку, но не сумев ничего определить, пошёл к другим деревьям — вдруг что вспомнит. Не вспомнил.

— Ну, как дела? Куда нам идти-то? Эй, Вадик!

— Понимаешь, Вась, я что-то не могу вспомнить, откуда мы пришли, лес поменялся, ориентиры сбились.

— Вадим! Ты сейчас хочешь сказать, что мы заблудились в этом болоте!? И у нас с собой нет совершенно нечего, даже спичек!?

Вадим виновато взглянул на друга. «Надо же было тащить его за тридевять земель. Он ведь вовсе этого не хотел. Ну и какой же друг я после этого!! Надо искать выход», — мысли так и роились в голове.

Вася запаниковал. Он, надеясь, что какой-нибудь лесничий услышит его возглас, взял в руку поваленную дождём ветку, начал размахивать ею и кричать что есть силы: «Ау, спаси-и-и-те!» Тщетно. В ответ — тишина, лишь редкое «угуканье» лесного счетовода откликалось ему. Вадя, опершись на палку, медленно побрёл в неизведанные дебри леса. Василий последовал за ним.

Пройдя бог знает сколько, Вася окликнул шедшего впереди Вадима, сказав, что надо сделать привал. Тот отказался, сухо ответив другу, что находятся они сейчас там, где места отдыху нет; нужно идти дальше.

Через полчаса Васёк вымотался совсем, упал навзничь на подсохшее пушистое лесное одеяло. Вадим, увидев это зрелище, присел на поваленную рядом берёзку и задумался: что делать дальше?

Мысли Вадима крутились вокруг плана выживания: «Взял бы я с собой коробок спичек, хоть одну. А может, трением костёр разжечь?» Посидев так ещё несколько минут, он придумал занятия на ближайшие шесть часов: «Придётся нам, Василий, сделать сегодня многое. Я обдумал всё и решил, что сперва нам нужно разжечь костёр трением. Теоретически я знаю, как это сделать, но вот каково это, сотворить огонь в лесу…не знаю. Пункт два – построить шалаш или найти пещеру. Проще говоря, нам нужен дом, в котором мы сможем укрыться от дождя или бури».

Выслушав Вадькин план, Василий заявил с усмешкой: «Ха! Разжечь костёр трением… Ещё что скажешь? Ракету из палок построим и на Марс полетим!?»

— Не отрицай факта, пока не уверен в его лживости, – серьёзно заявил Вадим. – Я предлагаю хоть что-то в отличие от тебя.

— Да ладно тебе. Ну, раз делать больше нечего… Погоди-ка, – Васька вскочил, расправил плечи. — Так у меня в этих штанах коробок спичек лежать должен!

— Что же ты раньше молчал!? Давай его сюда! – c радостной надеждой выкрикнул Вадя.

Васёк с осторожностью сунул руку в карман и нащупал там отсыревший спасительный коробок. Внутри была одна спичка. Пусть одна, сломанная, грязная, влажная, но в ней была надежда на тепло, а значит, и на жизнь. Вадик пошёл собирать сухой хворост, сказав другу, чтобы он подготовил место под костёр. Он натаскал тонких палок размером с барабанную палочку, наломав нижние ветки мёртвой ели. А Вася тем временем расчистил место, которое парни выбрали под костровище, сорвав с него моховую подстилку. Осталось лишь одно – найти розжиг. Сделать это не так уж просто, ведь у путников всего одна попытка… Вадик отправился аж за двести метров от лагеря, к лесной опушке. Нарвал с неё несколько охапок травы и принёс их к месту будущего костра. Васька открыл коробок и произнёс, вытащив спичку: «Ни пуха ни пера».

— Вот пух бы нам как раз сейчас и не помешал.

Вадим чиркнул о подсохшую стенку коробка спичечный наконечник – сера робковато вспыхнула, давая яркое, хотя и слабое пламя. Вадя тут же поднёс спичку под розжиг и, бережно положив занимавшийся язычок огня на костровище, принялся усердно дуть. Наверх друзья положили хворост. Через каких-то три минуты огонь забился яркими красками. Васёк захлопал в ладоши другу, а тот стоял, остолбенев, словно был в состоянии аффекта от того, что свершил чудо. Ведь он печку-то разжигал не с первого раза. А тут осилил такое большое мужское дело — костёр, да ещё и с одной спички!

Когда ветки покрупнее занялись огнём, путешественники приволокли огромное сухое дерево и, положив его у очага, присели отдохнуть. Нужно было торопиться. Вадя сказал, что хоть и стоит лето, но день уже движется к закату. А походникам предстоит сделать ещё многое.

— Шалаш… Как нам сделать шалаш? – вопросительно-грустным шёпотом спросил Вадим.

Лучший друг лишь хмыкнул, пожав плечами. Тогда Вадик, углубившись в свою память, вспомнить, как делали это те умельцы…из видео. Он напрягся до такого состояния, что казался совершенно другим, надутым и сердитым. Нужная мысль всплыла из плотного моря дум.

— Идея! — объявил Вадька, словно он не двенадцатилетний парнишка, а мудрый древнегреческий философ. — Нам нужны два мощных дерева. Вот эти у костра подойдут. Надо найти две валежины одинакового размера, их поставим одним концом к дереву, другим к земле, с уклоном. Наверх положим ещё одну подходящую жердину, на которую, параллельно первым двум, накидаем ветки потоньше. А их сверху закидаем еловым лапником со мхом. Как тебе?

— Пойдёт! Думаю, одну ночь простоит, а на больше, надеюсь, мы тут не останемся.

— Вопрос решён. За работу!

Шалаш получился большой, высокий, односкатный. Вдвоём парни могли с лёгкостью разместиться под ним. Да и в крыше дыр почти не было, но отверстия размером с детскую ладонь всё же проглядывались. На постройку укрытия у ребят ушло три часа.

Дело близилось к закату. Величественное солнце готовилось к перерыву от тяжкой работы. Оно словно ускоряло свой шаг, все быстрее и быстрее склоняясь за линией ночи. А мальчишки всё ещё не закончили самое главное. Нужно срочно сделать кровать. Дело это не хитрое. Надо лишь отыскать пять-шесть жердей и, сложив их под завесой шалаша, набить щели мхом. После можно спокойно прилечь и, закрыв глаза, по примеру солнца, предаться ночи под таинственно-злобные звуки леса. Так мальчишки и поступили. Иногда Вадька вставал, чтобы подкинуть дров в пылающий и вечно голодный костёр.

Треск дров. Редкий ветер. Ночная тишь.

… Выстрел, ещё!

— Вадим, вставай! — говорили, склонившись над его телом, солдаты.

— Ты давай, крепись! Да уши зажми! — гаркнул офицер.

Внезапно с неба повалилась бомба, но почему-то вместо неистового грохота и оглушающей волны раздался вой, протяжный и жуткий.

Он открыл глаза, очнувшись от кошмара, поднял голову и хотел посмотреть в приветливое окошко. Но где оно?

…Он всё вспомнил. Костёр всё так же горел, рядом лежал Васька. Бескрайняя ночная тишь уральской тайги обнимала со всех сторон. Никакой войны, бомб… Только непроходимая лесная глушь. Вадька решил, что этот жуткий вой слышал не иначе как во сне. Но вдруг – ооооооууууу – протяжные ноты воя оглушили страхом. Стремглав поднявшись на ноги, Вадим увидел мрачный силуэт волка.

Между тем светало. Блеклая луна устремилась за горизонт. Тайга потихоньку распускала свои цветы. Они тянулись к своей пище — к солнцу. Чёрные очертания деревьев плавно обретали цвет, вместе с тем из них уходило все таинственное и жуткое, превращая зловещих монстров в обычные ветки.

Вадим вновь провалился в сон, но неистовый вой волка подчинил его своей воле. Серый не унимался и ещё больше растягивал лесную песню. Вадька, поняв, что сейчас всё зависит только от него, собрался с мыслями и с силой вытащил из крыши шалаша мощную жердь, и только потом принялся будить друга, пихая его рукой.

-Ты чего? — спросонья спросил непонимающий друг.

-Тихо ты, — Вадик показав в сторону воющего зверя и осторожно полез за второй оборонительной палкой.

Ребята смотрели на волка, слушая его смертельную сирену. Вдруг вой резко прекратился. Волк несколько секунд смотрел на мальчишек, потом опустил морду в траву, стал обнюхивать поваленное дерево.

-Эй, Вадя! Он же сейчас уйдёт?

-Не знаю, – сдавленно шепнул Вадька.

А зверь тем временем уходить не спешил, наоборот медленно побрёл в сторону парней. Он всё ближе и ближе… Ребята, трясущиеся от чудовищного страха, казалось, готовы были дать достойный отпор, и если потребуется, вовсе убить животное. В особенности Вадик. Он смотрел прямо в волчьи глаза с таким остервенением, что Ваське даже стало не по себе от его взгляда. Когда волк уже почти подобрался к костру, причём нисколько не обращая внимания на огонь, Вадим, не выдержав, схватил своё оружие и прицелился в морду зверя. Но тут, Васька громко крикнул: «Стой! У него ошейник висит. Вон, смотри!» Вася ткнул пальцем на ободок, висящий на шее волка. Вадим, увидев его, атаковать передумал, он плавно отложил жердь в сторону и начал пристально разглядывать лесного обитателя.

— Слышь, Васька. Может, это не волк!? Может, собака? Все-таки ведь поводок о чём-то говорит? Быть может, это чей-то пёс, сбежавший из посёлка?

— Я, Вадь, не знаю. Смотри, какой он большой, наверно, это волк всё же.

В это время волк улёгся недалеко от парней, пристально разглядывая их.

— Так, Василий, знаешь что? Я предлагаю не испытывать свою судьбу и просто аккуратненько отсюда уйти, куда-нибудь, ища ориентиры.

Мальчики осторожно поднялись и начали удаляться от зверя, идя к нему передом и смотря прямо в глаза. Делать так можно только в том случае, если зверь всем своим видом показывает, что готов напасть на вас. Увидев движение мальчишек, лохматый хозяин леса привстал и трусцой побежал за ними, при этом виляя хвостом и негромко лая.

-Стой, – вновь громко скомандовал Вася.

Подбежав к парням, зверь начал тереться о Васькины ноги и даже дал ему себя погладить. Васёк, рассмотрев ошейник, увидел прикреплённую к нему медную табличку с надписью «Леся».

— Так это не волк, а волчица! – провозгласил он. – К тому же, она совсем ручная! Леся, хор-о-ошая!

— Да, интересное имя, – тихо сказал Вадим.

Волчица, будто поняв, что принята людьми, прикусила Васькину штанину, таща его куда-то в сторону.

— Вадя, мы, кажется, спасены, она выведет нас к людям!

— Эй, ты куда!? А если она нас сейчас в своё логово приведёт. Её волчата нам точно будут рады! – с сарказмом проворчал Вадик.

— Она ведь как наша дворовая собака! Не бойся!

С этой фразой Василий уверенно зашагал вслед за волком, таща за собой друга.

Тем временем на улице окончательно рассвело. Теплое солнце устремилось ввысь, прогревая и суша послегрозовой лес. Ребята шли молча, глядя в стороны и впитывая в себя новые лесные ароматы. Дорога шла нелёгкая, волчица вела их через самую непролазную чащу. Там, где сама могла с лёгкостью проскочить, ребятам порой приходилось протискиваться, с трудом пролезая под стволами склонённых деревьев. И вот чащоба закончилась, мальчишки вышли на ровную поляну, откуда плелась старая колея от колёс велосипеда. Леся вела их именно по ней. Через несколько минут она свернула с дороги и, посмотрев в лица новых друзей, исчезла, словно ее никогда и не было. «Вот это да-а-а!» — удивились ребята, но продолжили идти по лесной дороге. Шли и болтали. Изредка хохотали зычно и безостановочно. Иногда толкались, бежали наперегонки. А то вдруг замолкали и гоняли по кругу в своих головах воспоминания дня.

Как много всего пережили они за этот день. Начался отсчёт совсем другой, взрослой жизни. Пять, четыре, три, два, один…

Пименов Григорий Алексеевич
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 21.09.2007
Место учебы: МАОУ ,,Нижнетуринская гимназия"
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Нижняя Тура