IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Потерянный призрак

Полет во тьму

По улице ночного города бежала, задыхаясь от слёз, я — растрёпанная девушка в полном отчаянии. Огни, будто стаи светлячков, блестели перед глазами, мешая разобраться в ярких красках и отвлекая от нужных мыслей, снова и снова сознание возвращалось к этому слову: «одна». Правда, иногда к этому слову ещё мешались мысли: о непонимании, страхе и смерти, а дурацкое воображение мучило меня картинками моей же смерти.

Уже давно я осталась одна. Нет ни друзей, ни любимых, родные далеко. Лучшая подруга уехала, бросила меня здесь. Она обязательно вернётся, и уже довольно скоро, но, похоже, будет поздно. «Нет! Нет! Я. Не. Самоубийца. Нет. Нет?…»

Хотя, что в этом такого? Я ведь всё равно уже для них мертва. Так почему же мне нельзя умирать? Мой единственный, неповторимый, и до этого дня любимый парень бросил, покинул и уже навсегда. Тогда мне удалось его вернуть, и он, кажется, снова был рядом, но его сердце, жар и тепло были в её руках, не в моих. Больше эти чувства не вернутся ко мне.

Впереди огромная череда многоэтажек, их в этом районе великое множество. Многие другие постройки имели какие-то цвета: синий, красный или жёлтый. Но, похоже, маляры поленились и обделили этот дом красками и оставили серым. Не видя перед глазами ничего, я взбежала по лестнице и вошла в лифт, он благополучно доставил меня на родной восьмой этаж.

Бросаю сумку в прихожей, куртку на комод и подлетаю к окну. Смотря вниз, не видя ничего, я ощущаю такую же пустоту в сердце и душе. Ну как же так вышло? Слёзы на глазах, крик в душе… мне становится сложно держать в себе эту боль, а мысли о смерти одна за другой лезут в голову. Суицид? Да!

Из распахнутого окна веет холодом, свежестью после дождя. Запах как наркотик, эту свежесть хочется вдыхать снова и снова, кажется, только он удерживает меня от прыжка в неизвестность. Осталось только написать записку, чтобы меня хоть немного поняли. Хотя бы после смерти я буду знать, что кто-то осознал свою вину…

«Виноват только ты. Прости меня, Сонь ; )»

Этот несчастный смайлик станет последним напоминанием обо мне, утешением для подруги, милой каракулей. Они её найдут…

Опять забравшись на подоконник, я остановилась, помедлив минутку, вглядываюсь в пустоту. Теперь меня ничего не держит. Прыгать? «Я боюсь высоты». Да подумаешь…. Упаду, а там уже успею передумать. «А-а-а! Чёртов подоконник!»

Мой крик разорвал ночную тишину. Мне так страшно, ну зачем я, дура, прыгнула? «Зачем?..» Странное чувство в желудке, будто невесомость, а кругом никого… Серый асфальт стремительно мчится ко мне, хочу, чтобы это был один из моих дурацких снов… «Прости!» — Перед кем я извиняюсь?

После глухого удара о землю я лежу уже пять минут. Я ещё жива? Нет…, наверное, нет. Что-то потихоньку вытягивает меня из тела и разрывает на куски. Она из моих частичек вылетела из бездыханного тела и направилась в сторону туч…

Кажется, я не только одна душа… Хотя… я не знаю. В моём теле засели сразу две души, но кто из них я? Настоящая я? Кем я была до смерти? Что за девушка лежит на мокром асфальте? Я – это блуждающая душа и я лечу к тучам, а там, на земле только что умершая девушка. Я вселялась в неё, но зачем?

Глядя на свои полупрозрачные руки, я понимаю, что происходит. Память возвращается ко мне, и лёгкая волна вчерашних воспоминаний накатывает опять…

«Я не помню, кем я была в прошлой жизни, но уже два раза я вселялась в кого-то. Первой была девушка лет девятнадцати, я жила в ней целый день и не понимала, что это не моя душа. В конце дня я (или она) умерла, прыгнула с моста и разбилась насмерть. Потом другая, ей было всего шестнадцать! И она тоже умерла, повесилась в своей спальне. Интересно, зачем они это сделали? Неужели в их смерти виновата я? Но я ничего не сделала! Я даже не знала, что я – это я!»

Самым ужасным было то, что я не могла ничего забыть. Я помнила каждое мгновение, каждую неудачу из жизни тех, в кого я вселялась, я не забыла ничего из своих рассуждений, не забыла Их смерти. Я не могла забыть.

— Ты устала? – я услышала чей-то тихий шёпот в ночном небе. Раньше такое не случалось…

— Да, мама, — кто эти люди и почему я слышу их в своей голове? – Я устала. А ты?

— И я устала, малыш, — со вздохом сказала женщина.

— А что делать? – маленькая девочка была то ли озадачена, то ли удивлена.

— Спать. Только сон поможет от злобной болезни, от «усталости»! – женщина тихонько рассмеялась и шутливо произнесла — О, нет, болезнь «усталость» нападает с новой силой! Нам срочно нужен сон!

— А как спать? – девочка захихикала – Как это? Как?

— А ты закрой глаза….

Эй, куда это они делись? С этими голосами в голове было куда веселее. Может последовать их примеру и попробовать поспать? Нет, не получится. Наверное… Делать всё равно нечего, хоть поэкспериментирую со своей новой «оболочкой». Всю прошедшую ночь я летала над городом и лесом, но всё равно ничего не вспомнила, о том, кто я такая в той, другой, жизни. Кем я была до смерти?

Для начала можно узнать, смогу ли я проходить сквозь предметы. Кажется, в каких-то фильмах так делали, может, и я смогу? Ну, что попробуем?

Спустившись к самой земле, я нашла небольшую ёлочку и попыталась дотронуться до неё рукой. Моя «рука» сильно отличалась от человеческой руки. У того, кем я являюсь сейчас, не было ни рук, ни ног, только расплывчатые пятна выделялись из-за слабого свечения. В общем и целом моя «рука» прошла сквозь верхушку ёлки. Неплохо, а теперь попробую пройти всем телом… ай!

Я как будто застряла в этой ёлке, где-то минуту она не отпускала меня, а потом я шмякнулась о землю, и глаза закрылись сами собой. Через некоторое время я пришла в себя и снова слышала их.

— Почему вы ещё не в постели? – строго спросила она.

— Я не хочу спать! – упрямо отвечала малышка. – Ну, мам! – подхватил мальчик.

— Ну-ка оба, марш спать.

— Так не интересно!

— Да!

— Почему же вы не хотите спать?

Они как будто обращались ко мне. Нужно поспать? Закрыть глаза и просто лежать? Что будет? Попробуем…

Как же скучно просто так лежать с закрытыми глазами. Ничего не происходило, и оставалось просто ждать, я готова на всё ради ответов и сон – это меньшая плата. Час, два и я, кажется, проваливаюсь во тьму.

Кругом всё бледно и размыто. Перед глазами появился странный коридор, похоже, что я в больнице. Где-то за дверью послышался детский плач. Скорее всего, я в роддоме. «Я» была всего лишь тенью, люди, которые ходили туда-сюда, никак меня не замечали. У двери палаты стоял мужчина, довольно высокий, с короткими коричневыми волосами, приглядевшись, можно понять, что он спортсмен. Из комнаты выходит медсестра, и мужчина пытается что-то у неё узнать, но та куда-то спешит.

Снова мир побледнел, и краски потеряли свой цвет. Коридор куда-то исчез, я оказалась в комнате родильного отделения, где лежала на кровати какая-то женщина со светлыми волосами и усталым лицом. Сюда вошла медсестра со свёртком на руках.

— Это ваша дочь, – и она передала свёрток молодой маме.

— О, моя хорошая, милая, родная, моя малышка! – нежно покачивая свёрток на руках, женщина стала что-то напевать – с днём рождения…

Отдалённо и размыто я видела сцены из какой-то странной жизни. Обычно, когда я слежу за чьей-то судьбой, то это оказывается последний день человека. Но я наблюдала за всем этим со стороны и помню всё, что произошло со мной с момента смерти. Зачем я здесь?

Я взглянула в лицо матери и что-то пошло не так. В голове закружились воспоминания из детства. Но чьего детства?

В уголок подушки

Носиком уткнись…

Звёзды, как веснушки,

Мирно светят вниз.

Лунный сад листами

Сонно шелестит.

Скоро день настанет,

Что-то он сулит.

Догорает свечка,

Догорит дотла…

Спи, моё сердечко,

Спи, как я спала.

Мама…

Резко что-то вырывает меня из сна, я вновь становлюсь призраком. Передо мной та же полянка, на которой я так усердно пыталась заснуть. Но на смену тяжёлому чёрному мраку пришла предрассветная бирюза, лёгкие облака в ещё темноватом небе кружились в медленном танце.

Я начинаю понимать, зачем я здесь. Моя настоящая жизнь возвращается в этих снах. Моя мама там, мой дом там, там и моя жизнь.

Прожив в чужом теле ещё один день, я смогу опять увидеть этот загадочный сон. «Надежда есть всегда», — где-то я слышала эту фразу…

Теперь моя цель – узнать, что произошло со мной тогда, от чего я умерла. А рядом, за горами рассвет, солнце, тепло и весна. Но лучи ещё не ослепили меня своим приходом. Все спят, никто не вышел полюбоваться рассветом. Теперь по вечерам они видят из окна закат. А кто же выходил на улицу, что бы взглянуть на рассвет, хоть раз? Кто-нибудь в этом тёмном, холодном мире ещё помнит тепло нового, настающего, светлого дня?

Откуда такие мысли? Почему именно рассвет? О, я это узнаю, нужно только ждать… Передо мною туманные холмы готовятся принять новый облик и встретить восходящее солнце. Увижу ли я это солнце, что согревает Землю и душу?

Ещё пару минут…. Ну пожалуйста, небо, дай мне всего две минуты! Стремительный вихрь чувств нарушает тишину, я пытаюсь вырваться, но четно. Меня уносит новый день, чужая судьба…

 

Что такое смерть?

Хотелось бы

В сказке остаться,

Но пора расставаться,

Вновь растворяться

Во сне…

Руки соскользнули и я срываюсь,

Падая вниз, я задыхаюсь…

Не сдержать в душе мой крик!

Но из горла слышен только хрип…

Так много душ, так много смертей. Неужели всё это произошло со мной? Отчаяние и жажда ответов преследуют меня уже не одну сотню дней. Ещё секунда. Ну же, одна секунда! Нет, снова нет. Я вижу закономерность в этих секундах, отделяющих меня от рассвета.

Уже много лет повторяется всё снова и снова. Ночью, во сне я могу увидеть день из моей прошлой жизни, я просто стою рядом и смотрю на меня, жившую в прошлом, я называю её «Двойником», хотя, скорее это я её двойник. Перед рассветом я просыпаюсь и снова становлюсь призраком, заблудшей душой, потерянной навсегда. Я никогда не вижу рассвета, ещё до того, как встанет солнце, я перемещаюсь в чьё-то тело, и забыв о том, что я призрак и живя чужой жизнью ровно один день. От рассвета до заката. Когда солнце уже зашло тот человек, в котором я жила умирает. Они прыгают с крыш, вешаются, принимают смертельную дозу, травят себя. Все они — самоубийцы, как и я в прошлой жизни. Но мне так не терпится узнать правду, о том, кем я была… Я уже так близко…

Открыв глаза, я вижу бледно-зелёную стену. Ещё один день, одна душа… Блаженное неведение: и сон, и смерть, и боль. Я переживаю эти дни снова и снова. Дни, полные разочарования, слёз, лишь изредка я вижу уверенность, ещё реже любовь.

***

Когда я узнала, что неизлечимо больна, меня спросили: «Каково это?» — на что я ответила: «Это как будто ты уже мёртв, но дышишь и видишь, ждёшь чуда, которое никогда не произойдёт». Сейчас я убедилась в этом. Моя жизнь потеряла краски, я чувствую болезнь, живущую во мне, в моей крови и в сердце. Врачи говорили, что мне уже нечем помочь, слишком поздняя стадия заболевания. Пройдёт месяц и человека уже не станет. Они забудут, что когда-то была такая пациентка, забудут слёзы и кровь. Похоронить человека и память о нём так легко!

Я мёрзла на крыше больницы в одной ночной рубашке, хотя был уже полдень. Серое небо скрыло все следы холодного зимнего солнца и только ледяной ветер бил в лицо, а колючий снег обжигал, прикасаясь к коже. Я вскрикнула. Кто-то обернулся, но не обратил особого внимания, ведь я была далёкой точкой на седьмом этаже. Ладно, может и так. Я не достойна вашего внимания? Разве?

Крепко сжав в ладони обрывок бумаги, я приготовилась к последнему шагу. Они запомнят меня, даже если я попаду после этого в ад. За спиной кто-то стучал в дверь, ведущую на лестницу. Не оборачиваясь, я прыгнула вперёд.

Я никогда не боялась высоты, но сейчас мою душу захватила паника. Сердце кольнуло, и оно забилось ещё быстрее. С каждым ударом боль усиливалась. Мне захотелось закричать, выпустить на волю всю ненависть к миру, но тут я поняла, что ненавижу только себя. Из горла не вылетело ни единого звука, воздух давил на лёгкие и обжигал, если вообще туда попадал. За всё время падения я вдохнула лишь раз. Какой-то странный хрип, как у больного астмой послышался изо рта. Вот они, мои мучения.

Я стала понимать, что жизнь мне нужна. Я бы смогла дождаться весны, могла бы согреться…. Зачем? Ну почему так решила судьба? Нет, решила я. Только Я!

— Прости!- я так хотела выкрикнуть это слово, но хриплый голос прошептал, еле слышное, моё послание растворилось в воздухе. Ты запомнил? Мне было 27…

Тяжёлый удар об асфальт прекратил страдания в одно мгновение, заглушил боль. Когда я это поняла, то пожалела. Оказалось, что когда я проснулась, было уже почти темно. Тело размазано по асфальту, а душа разбита на осколки. А кто из этих кусочков я? Кто я?

Я всё вспомнила, как это всегда и бывает, на меня нахлынула волна эмоций и воспоминаний. Скоро последний день. Это можно почувствовать, увидеть и понять. Скоро «мне» исполнится 6500 дней, а моему Двойнику, моей реальной жизни уже 18 лет, но я знаю, скоро она умрёт.

Чем ближе рассвет, чем ярче краски восходящего солнца, тем ближе её последний день. Что будет потом со мной? Ничего, просто ещё одна смерть. Слишком давно я похоронила надежду. Эти живые, они так беспечны, совсем не ценят счастья и жизни, готовы умирать из-за любви, неудачного стечения обстоятельств, ради человека, который уже давно забыл об их существовании. Вселяясь и видя их жизни, я думала, что они правы. Находила объяснения. Неужели и я была такая? Нет, я была хуже.

Медленно опустившись на холодную землю, я закрываю глаза и, уже привычно для меня, пытаюсь заснуть. Память не даёт мне покоя, образы холодных, умерших душ где-то рядом. «Смирись. Их не вернуть. Они сделали свой выбор».

— А ты помнишь? Все они говорили «Прости», перед смертью.

— Это твоя вина, ты убийца!

— На твою долю выпало нелёгкое испытание…

Замолчите все! Даже сон уже не решит моих проблем, даже ему не воскресить их всех. Это их выбор, судьба не моя, виновной считайте не меня! Но сон – это лишь обман, это мираж надежды, который помутил мой сознание ещё много смертей назад. Назад… Назад…. В жизнь!

Сквозь сон белая пелена и неясный шёпот в ночи. Она просыпается в холодном поту и подпрыгивает от неожиданности. Я в виде тени слежу за её действиями, так всегда случается во сне.

— Кто здесь? – но вовремя соображает, что кроме неё в комнате спит младшая сестра. Спит ли? Глаза у неё открыты, а губы шевелятся, похоже, она опять разговаривает во сне.

Сегодня и завтра они ночуют одни, пока не вернутся их родители. Мама и папа уехали в отпуск на высокогорное озеро, и девочка пришлось остаться одним дома на целых четыре недели. Завтра приедут родители, мы встретим их в аэропорту, и всё вернётся на круги своя.

Как это и случалось каждый день, старшая сестра проснулась раньше и, стараясь не разбудить младшую, вышла на кухню. Казалось, что весь город дремлет, но одна маленькая душа смотрит в окно и гадает: что сулит ей этот день? В это время за стенкой раздался какой-то шум, девушка решила, что проснулась её сестра, и не стала беспокоиться.

Каждый день всё идёт по особому сценарию, который уже начал надоедать ей. Осень, с её холодными хмурыми днями и вечным желание поспать и согреться, сменила тёплые летние ночи. Все школьники скучают по лету, а студенты ещё больше. Новые люди, круговорот чувств и желаний, которые нельзя показывать, странные учителя и сложные занятия, непонятные знания кружат голову, не давая сосредоточиться. Без поддержки родителей ей нелегко приходится в институте. «Надо сделать домашнее задание…» От таких мыслей её отвлёк тёплый, тихий голос тринадцатилетней девочки, только что вошедшей на кухню:

— Ты куда-нибудь сегодня пойдёшь?

Сегодня был праздник, не надо было идти в институт, это был полностью свободный день.

— Нет, я не занята. А ты? – поинтересовалась девушка у младшей сестры.

Ответив что-то по поводу прогулки с друзьями, сестра вышла из комнаты и начала собираться. Девушка её не останавливала. Впереди был целый выходной, внезапно возникший посреди недели, и стоило хорошенько отдохнуть в этот день. Сидя за компьютером, она не заметила, как младшая сестра ушла, закрыв за собой дверь.

Мне было неинтересно разглядывать что-то на мониторе компьютера, я переместилась к окну. Смотреть на Солнце, небо, деревья гораздо прекраснее. Я могла бы часами сидеть у окна и разглядывать людей внизу, птиц, которые пролетели мимо или садились на балкон, облака на бледном небе и пробивающееся из-за туч солнце.

Живые редко обращают на это внимание, поэтому я ценила мгновения, проведённые во сне. Так и прошла большая часть дня, так же как и другие дни, этот день она провела скучая. Вернулась вторая девочка, и завязался разговор. О, а разговоры я люблю слушать!

— Дай за компьютером позаниматься, – младшая сестрёнка настойчиво повторяла эту фразу пару минут, пока девушка не решила ответить.

— У тебя же ноутбук есть.

— Он зависает. Дай мне компьютер.

— Ты не прекратишь это повторять, пока я не дам тебе посидеть за компьютером?

— Ага.

— Что же …. Ты не оставила мне выбора. – Притворно расстроившись, старшая сестра встала, и хотела было пойти делать уроки, но, видимо, передумала и включила телевизор.

Пролистав несколько каналов, девушка остановила свой выбор на новостях. Мне надоели эти, вечно сменяющиеся на экране, картинки и, уже отвернувшись, я направилась к окну. Но за спиной раздался толи вскрик, толи всхлип, толи оханье. Я обернулась и взглянула на мерцающий экран телевизора.

В этой реальности, в виде призрака, я слышу только голоса членов семьи моей второй жизни, больше ничего. Спустя пару минут я поняла, почему старшая из девочек тычет в экран. Произошло что-то страшное! Авиакатастрофа… Этот самый рейс!

***

Этого события я ждала давно. А если точнее, то 6500 смертей. Она ждала 18 лет. Я всегда знала, она не понимала и не поверила в их смерть. Наконец-то я поняла, что случилось в этот день, много смертей назад. В авиакатастрофе погибли их родители.

Всё произошло в один миг. Девушка столкнула младшую сестру со стула и начала рыться в интернете. Быстро найдя доказательство и страшную надпись «Никому не удалось спастись», она впала в отчаяние. Я же была в шоке и хотела просто исчезнуть, нежели жить с этим. Но ведь я и так не жива! Теперь, когда я знаю, из-за чего я умерла, мне кажется, что это случилось не зря. Я одобряю выбор самоубийцы. До чего я докатилась?

Она выбежала из квартиры, я пошла следом. Наверное, она просто хотела побыть одна, но это закончилось плохо. Я знала, куда она идёт. Почему-то в этот день была открыта дверь, ведущая на крышу. Она выскочила на улицу, не задумываясь, не боясь. Я знала эту девушку слишком хорошо, чтобы надеяться, что в решающий момент она сможет отступить и сдаться. Боль в сердце не могла утихнуть так скоро. Ох, если бы она подождала! Если бы прошло хотя бы пять минут, рассудок совладал бы над болью. Через пятнадцать минут на крышу поднимется младшая из сестёр. А через полчаса это могло бы закончиться… Как я узнала? Мне сказала она…

Но девушка была шокирована и ранена, боль её утраты передавалась и мне. Я любила этих людей! Все 18 лет рядом с ней и её семьёй, я помнила всю радость и горе, всё, что когда-то произошло с ними. Их любовь…. Этого не должно было произойти! Они бы не хотели… Девочка останется одна, без меня. Я не должна допустить этого шага. Ты не умрёшь! Ты слышишь?…

Но было слишком поздно. Она прыгнула. Я попыталась схватить её за руку, попыталась спасти. Но призрачные пальцы прошли сквозь живую руку, лишь поймав воздух, и, в тот же миг, меня с силой потянуло за ней. Я не могла уйти от неё дальше, чем на несколько метров. Она исчезала внизу, в этой бездне, а я летела вверх, но неизвестная сила тянула меня к ней. Я должна суметь! Должна спасти! Она не умрёт… не сейчас!…

Если бы я посмотрела тогда вниз, то увидела бы, что она зависла в воздухе, а потом резко продолжила свой полёт во тьму, к смерти…

 

Всё встаёт на свои места

Я стояла на коленях перед её телом. Её открытые глаза потускнели и потеряли свой блеск. Слёзы высохли на холодном лице, а голова была вся в крови. Девушка упала на спину, но умерла ещё за несколько секунд до того, как коснулась земли. Это так странно: я пережила тысячи смертей, а за своим падением лишь смотрела со стороны.

Вспомнить, что это сон, но почувствовать его, как будто это реальность. Наступал рассвет, а я всё стояла на коленях. Боль в душе и бурю было не остановить. Я представляла это совсем по-другому. Я думала, что смогу просто стоять и смотреть, как она умирает. Я думала, что отреклась от мира живых и меня перестали волновать их проблемы.

— Прости… — прошептала я и испугалась собственного голоса – Ты знаешь, так говорили все. Никто не понимал, за что извиняются и перед кем. Но ты признала свою судьбу. Неужели ты смирилась?

Разговаривая с ней, я понимала, что меня никто не слышит. Но, может, если я поговорю с ней, то пойму себя? Так сложно, оказалось, распутать клубок мыслей и желаний в своей душе. Впервые за много лет, я не хотела просыпаться и видеть чужие смерти. Впереди меня не ждало ни что. Но рассвет приближался и неумолимо уменьшал моё время здесь. Я в последний раз заглянула в её лицо и, наконец-то, подняла глаза к солнцу.

Тем временем, мир вокруг меня перестал существовать. Всё было каким-то серым и блёклым, только небо светилось в лучах ещё не появившегося на востоке солнца. Ясное небо стало мучительно похоже на то, вчерашнее. Сколько ещё осталось смертей? Что я увижу завтра? Тень или Свет?

Как же прекрасны эти лучи! Небо на горизонте приобретало немыслимые окраски, и все цвета радуги блистали как никогда прежде. А на другой стороне, на западе, мерцали звёзды, такие нежные и холодные. Самые крупные я заметила краем глаза, ведь всё моё внимание приковало к себе солнце. Горячее, обжигающее изнутри, оно высасывало мои силы. Я распадалась на кусочки, и что-то жгло меня как огнём, а со всех сторон я слышала крики. Смерть для призрака такова? Тогда я приму её с честью!

Этот безумный день казался мне дурным сном. Как могло произойти всё это? Невозможно вот так вот умереть два раза подряд! Невозможно!

Но я и не умерла. Нет, я не исчезла и не вселилась в чьё-то тело. Я просто проснулась. Я оказалась в том же самом дне, в той же реальности, в которой жила до этой смерти. Я открыла глаза и поняла, что оказалась в теле того единственного человека, который способен остановить эту смерть. Я оказалась в теле своей младшей сестры.

В холодной тихой спальне я была не одна. Рядом стояла кровать, а на ней спала лучшая подруга, пример для подражания, моя сестра. Странно, но рассвет ещё не наступил, за окном виднелась улица нашего небольшого городка и фонари, едва освещавшие дорогу. В соседнем доме, во многих квартирах уже горел свет. Людям приходилось вставать столь рано, чтобы успеть на работу, в школу, в институт.

Тяжело дыша, я пошла на балкон. Мне сегодня приснился какой-то слишком странный сон, вернее, кошмар. Вдохнув утренний воздух, я успокоилась. Всё так хорошо и прекрасно, любые ночные кошмары забудутся в свете лучей нового дня. И вот, уже полнеба окрасилось в нежно-голубой цвет, а облака приняли фиолетово-красный оттенок. Так прекрасны эти рассветы, и каждый уникален. Ещё с девяти лет, а это почти четыре года назад, я начала смотреть на них каждый день. Вставая рано-рано, я выходила на балкон, зная, что скоро начнётся моё ежедневное чудо.

Сестра уже, наверное, на кухне, я её разбудила. Медленно плывут по небу облака, а солнце так близко. Внезапно его лучи, как первые вестники тепла, пронзают синюю небесную гладь и устремляются ко мне. Нежно и трепетно они касались кожи и согревали. Мне так хорошо! Улыбка на губах засветилась счастьем и, постояв на балконе ещё какое-то время, я вошла в комнату. Лёгкий беспорядок и кучи вещей вокруг довершали картину хаоса в нашей комнате. Хотя нам было трудно ужиться в одной комнате, у нас редко возникали разногласия.

Медленно пройдя пару шагов, я остановилась. Сходить, что ли с подругой погулять?

У меня была единственная (не считая, сестры) лучшая подруга. Она своеобразная и необычная личность и с ней всегда приятно поговорить… Ладно, пойду позвоню ей…

Договорившись встретиться у её дома, я пошла на кухню, сообщать об этом сестре.

— Ты куда-нибудь сегодня пойдёшь? – Осторожно спросила я у неё. Немного подумав, она даёт ответ:

— Нет, я не занята. А ты? – Девушка продолжала пить свой кофе, даже не взглянув на меня.

Я какое-то время пыталась ей рассказать, куда, зачем и с кем я пойду, но вскоре поняла, что сестра меня не слушает. Тогда я решила не тратить время на разговоры и, взяв со стола яблоко, отправилась переодеваться.

Быстро собравшись, я вышла на улицу. Наконец-то дойдя до дома моей подруги, я встретила её у подъезда. Медленно идя по улице, ища нужный магазин, мы разговаривали, болтали и веселились. Вскоре я окончательно запуталась в нашей собственной беседе. Хорошо, когда рядом есть такой человек, который сможет поддержать и развеселить, с ней можно посмеяться и поплакать.

Но всему, рано или поздно, приходит конец, а нам пора по домам. Мы распрощались и пошли в разные стороны. Растягивая шаги и двигаясь медленно, я размышляла о чём-то. Мне вспомнился сон, этот смертоносный рассвет, этот жар внутри и одновременно чувство пустоты. А до этого, несколько дней назад, я во сне видела падения. Я прыгала, падала и умирала, будто была марионеткой в чужих руках.

Вот и виден дом, родное окошко, выходящее на широкую улицу. Там горел тусклый, едва заметный в лучах дня, свет люстры. Значит, сестра действительно дома. Я зашла в квартиру и моему взгляду открылась прихожая. Хотя в прихожей, как и в остальном доме, царил какой-то беспорядок и некая пустота, здесь было вполне мило и уютно. Все эти перемены из-за долгого отсутствия родителей. «Как хорошо, что они скоро вернуться!» — с облегчением подумала я и отправилась в комнату. Мне так и не удалось включить ноутбук, и я подошла к сестре, просить у неё компьютер.

— Дай мне компьютер! – она не ответила и я ещё пару раз настойчиво это повторила.

— У тебя же есть ноутбук. – Наконец-то ответила сестра. «Придётся ей ещё всё объяснять…» — Подумала я и сказала:

— Он зависает, дай мне компьютер! – мне доставляло удовольствие изображать из себя маленькую.

— Ты не прекратишь, пока не дам? – «Ох уж этот её юмор…»

— Ага – я продолжу ей подыгрывать, ведь мне это ничего не стоит.

— Что же, ты не оставила мне выбора. — Притворно расстроившись, будто играя какую-то роль, старшая сестра встала и пошла в комнату родителей, но тут же вернулась. Она включила телевизор и стала листать каналы, а я тем временем разглядывала картинки в интернете. Внезапно, как гром среди ясного неба, раздался крик сестры. «Что могло её так напугать?» — успела проскочить в моей голове мысль, и я тут же повернулась к ней. Потеряв дар речи, сестра указывала на телевизор, а на лице был написан ужас и недоумение. Я перевела взгляд на экран, боясь того, что я там увижу.

И недаром я боялась. Только взглянув на экран, я мгновенно всё поняла и чувства накрыли меня с головой. «Такого просто не может быть!» — звучал настойчивый голос в моих мыслях. «Невозможно! Невозможно…» — но всё это было правдой, и не зачем было спорить с реальностью.

Мы с сестрой точно знали время и рейс полёта наших родителей. Завтра рано утром мы поехали бы их встречать. Но как такое возможно, почему? Почему случилась эта авиакатастрофа? И именно тот самолёт, на котором летели мама и папа разбился! «Почему? Почему? Почему…». Ведь они этого не заслуживали! Они были хорошими родителями, мы их любили…

Сестра оттолкнула меня со стула. Она искала в интернете информацию, хотела правды. «Может это всё сон? Может по телевизору врут? Может…» — Я пыталась найти оправдание этой ситуации, но выхода не было.
«Произошла авиакатастрофа. 127 человек погибли, никто не выжил» — гласил заголовок статьи.

И тут я не выдержала и рухнула на пол. Сил больше не было, слёзы уже катились градом по щекам. Мои рыдания и всхлипы разрывали внезапно нахлынувшую на квартиру тишину. Чувство одиночества пронзали душу, а в груди что-то больно кольнуло. Мне так хотелось прижаться к чему-то тёплому, найти опору и поддержку, но я уже была одна в этой комнате. «За что? Почему именно они?» — я бы и не заметила ухода сестры, если бы не мысль, возникшая из ниоткуда, не принадлежавшая мне:

«Спаси её!» – со мной говорил кто-то чужой. Нет, он приказывал. – «Останови!»

— Кого? — Вымолвила я ослабшим голосом. У меня нервный срыв и шизофрения.

«Спаси мою сестру!»– голос призывал к действию и не давал времени на раздумья.

Что-то толкнуло меня к двери и я, осмелившись подняться на ноги, вышла в коридор. Внезапно в памяти начали появляться смутно-знакомые образы. Я видела их во сне! Подсознательно я боялась того, кто засел в моей голове, но во мне забилась одна лишь мысль: «Спаси её! Спаси мою сестру!»

Откуда я знала, что сестра на крыше? Она мне подсказала. Когда я вошла по лестнице наверх, то увидела, как там, на самом краю, между жизнью и смертью, стояла сестра. Теперь я поняла, я должна её остановить!

— Нет! Подожди! Не делай этого…– мои слова мгновенно были услышаны, и она обернулась, я увидела её лицо, залитое слезами.

— Я сделала свой выбор…. – холодный голос дрожал, как и мой. Её слова, как тонкие льдинки, пронзали меня насквозь. «Она не спрыгнет! Я её остановлю…»

— Постой! Не прыгай… — я не знала, что говорить и как себя вести. «Только не умирай! Прошу!»

— Прости… — это слово резало слух, мне отчего-то стало больно и страшно. «Нет! Стой!»

— Не бросай меня! – я выкрикнула первое, что пришло мне на ум – Постой! Послушай!

Но мне не удалось её убедить, она всё ещё стояла на краю, готовая убить себя, а потом страдать «Так много смертей…» — снова прозвучала в моей голове чужая мысль.

Я бросилась к ней, схватила за руку. Её руки были горячие и обжигали, а мои ледяные. Она с удивлением взглянула в мои глаза, в моё сердце и душу. Я просила и умоляла этим взором «Только не прыгай!» — я не могла её потерять.

— Прости… — но теперь это слово было сказано с любовью и заботой, так говорила только мама. А ещё в её голосе звучало сожаление.

Мы направились вниз и уже подошли к лестнице. Внезапно голову пронзила жуткая боль, и я закричала. Впервые в жизни мне было так больно…. Я упала на спину, как вдруг что-то бледное вылетело прямо из меня! Оно исчезло вдали, в ярко-красных небесах. Что это? Боль потихоньку отходила, а глаза закрывались сами собой. Я без чувств лежала на холодной крыше и перед тем, как потерять сознание, я увидела лишь лицо перепуганной сестры, склонившейся надо мной.

 

Когда история кончается

Я очнулась, было уже светло, и нежные лучи солнца проникали в комнату. Память возвращалась ко мне, но это была чужая память. Чужие чувства, чужие мысли, чужие цели и желания теперь стали моими. Такая родная и близкая душа, ещё недавно повелевавшая моим телом (имеются виду события прошлой главы) теперь была где-то далеко. Ей пришлось пережить этот кошмар, она заслужила отдых.

Мне понадобилось долгое время на то, чтобы разобраться в своих же мыслях. Тонкая грань между двумя сознаниями была нарушена и теперь, хотя она и ушла, всё её воспоминания сохранились во мне. Долгое время я лежала с закрытыми глазами и думала. Всё, что когда-то происходило со мной, отныне делится на две ветви: её память и мою. К несчастью я, как и она когда-то, помнила все эти смерти. Я старалась не думать об этом, но неизменно возв

Тетеревкова Виктория Владимировна
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 01.01.2002
Страна: Россия