Принято заявок
426

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Подвал, которого нет

— Драсьте, — скорее кинула, чем сказала Саня, вбежав в класс русского языка.

Всё бы ничего, если бы тогда не шла двадцатая минута урока. Саню это никак не смутило. Она невозмутимо приземлилась на своё место. Большая половина её чёрных, с синими прядями волос находилась в хвостике, другая свободно падала ей на плечи. Белая футболка с рисунком волка никогда не заправлялась в рваные джинсы. Саня закинула ногу на ногу, с до неприличия разноцветными кроссовками.

Учительница лишь укоризненно вздохнула.

— Саша, вам повезло. Вы пришли как раз к проверочной.

— Да я вообще везунчик по жизни. А по какой теме?

Класс засмеялся. Саня улыбнулась. Учительница, гневно поджав губы, раздала листки с заданиями. Саня не слишком усердно почеркалась на нём и сдала.

— Ну посмотрим, что ты там по написала, — ухмыльнувшись, сказала педагог.

Не обратив на неё внимания, Саня принялась рисовать в тетради.

Между тем, Учительница завела свою обычную песню:

— Как можно так халатно относиться к учёбе? Кому ты нужна будешь без образования?

— Да я и с образованием никому не нужна. Вас послушать, так всё вертится вокруг этого «образования», но образование — это просто образование, – сказала Саня.

Класс одобрительно зашушукался. Задетая учительница гневно поджала губы и холодно сказала:

— А ведь ты, Саша, написала на четвёрку, но из-за твоего отвратительного поведения я поставила тебе три с минусом.

— Ладно, вам виднее, — согласилась Саня, — всё равно минус в журнал не ставится, — вполголоса добавила она.

Услышав это, Вальд (друг Сани, почти отличник) улыбнулся. Для учителя это стало последней каплей.

— Да лучше бы тебя вообще в моём классе не было! – зло проговорила она.

Прозвенел звонок. Класс пулей побежал на физкультуру. Саня пошла по коричневому, деревянному полу в совсем другую сторону. Вальд спросил:

— Ты это куда?

— Да там пацаны, представляешь, дверь в подвал взломали. Мы решили туда пробраться — восторженно сказала Саня.

— На физру не опоздаешь?

— Конечно, нет. Как я могу пропустить шанс выпендриться?

Вальд еле заметно улыбнулся.

И они разошлись. Саня скатилась по перилам лестницы и забежала под неё. Там находилась приоткрытая, толстая, кожаная дверь. Ни думая не секунды, Саня распахнула её и побежала в подвал.

Подвал походил на «тёмную» версию школу. Лампы слабо светили, жужжа и мигая. Царил полумрак. Некогда белые стены, настолько загрязнились, что чёрный кот на их фоне вполне мог остаться незамеченным. Я уже не говорю про пол. По бокам подвального коридора стояли двери и парты. Коричневая и бежевая краска на них облупилась. Пыль лежала сантиметровым слоем.

Любой на месте Сани испугался или хотя бы насторожился, но не Саня. Та лишь присвистнула и громко сказала, уверенно идя вперёд:

— Толян! Серый! Вы тут? Колян! Гошара! Напугать меня решили?!

Девочка не заметила, как исчезла дверь, через которую она вошла.

Минутой раньше Вальд зашёл в дверь, которая вела в спортзал. То есть, он думал, что там спортзал, но она преподнесла ему сюрприз. За ней темнела небольшая комната, слабо освещённая, какой-то зелёной штукой по середине. Вальд пожал плечами и хотел выйти, но дверь не открывалась. Он нахмурился. Ещё несколько раз дёрнув ручку, парень вздохнул и осмотрелся. В зелёном полумраке это получалось очень плохо. Вальд подошёл к светящейся штуке и взял её. За секунду свет стал сильнее раз в десять, он даже прикрыл лицо руками.

— Что за… — вырвалось у парня.

— Гордись, смерд. Я избрал тебя своим носителям, — сказали часы, которые как-то оказались у него на руке.

— Ты кто? – недовольно спросил Вальд.

— Как не культурно. Я магнит знаний! Сильнейший артефакт этого мира! Если хорошо попросишь я могу ответить на любой твой или чужой вопрос. Ну и небольшой нюанс, я искажаю высшую материю так, чтобы твоя жизнь была более насыщенной.

— В каком смысле? — насторожился Вальд.

— Вашим плебейским языком, я притягиваю приключения.

Вальд тяжело посмотрел на магнит.

— То есть ты «как-бы» служишь для меня википедией, которая и так есть у меня на телефоне, а за это я попадаю во всякие передряги. Нет, спасибо. Мне такие услуги не нужны, исчезни с моей руки, — скептически сказал он.

— Да как ты смеешь, плебей! Если я тебя выбрал, то гордись этим и носи меня с честью! Я не изменю своего выбора из-за твоего жалкого мнения!

Часы Вальду совсем не нравились. Он спокойно сказал:

— Если ты от меня никуда не денешься, постарайся не мешаться и притягивать как можно меньше приключений.

— Поздно. Я уже притянул одно приключение — зло бросил магнит.

— А, ну если это и было приключением тогда, мне плевать.

Магнит загадочно промолчал. Парень попробовал снова открыть дверь, та поддалась. Перед тем как выйти в коридор Вальд попросил часы заткнуться при других людях.

— Не указывай, что мне делать, — закричал магнит, но после этого замолчал.

На физре и на других уроках Саня так и не появилась. Под конец дня парень всё же вежливо поинтересовался у учителя, не знает ли она где Саня.

— Я откуда знаю где эта хулиганка? Она никогда мне в действиях не отчитывается. За школой курит, наверное, — раздражённо ответила женщина.

— Саня не курит, — сказал Вальд больше для себя.

Учитель переспросила:

— Что ты сказал?

— Ничего, — ответил Вальд.

На улице стояла ранняя зима. Снег лёг не очень большим, но стойким слоем. Солнца не было видно из-за хмурых серых облаков.

По пути домой Вальд попробовал поговорить с часами.

— Ты говорил, что можешь ответить на любой мой вопрос. У тебя появился шанс принести пользу. Где Саня?

— За оскорбления, нанесённые мне, великому артефакту, не скажу.

— Ну и толку от тебя… Придётся самому выяснить, — вздохнул Вальд и повернул в сторону дома Сани.

Он поднялся на крыльцо и постучал в дверь дома подруги. Дверь открыла счастливая Санина мама.

— А это ты Вольдемар, домашку, наверное, принёс. Ну проходи, Саша в своей комнате, — сверкая от радости, сказала она.

Зайдя в комнату подруги, Вальд обомлел, хотя по его вечно безучастному лицу это и не было видно. В ней царил идеальный порядок. На столе лежала аккуратная стопка учебников, а не хаос из бумаги, журналов, пистолетов и другой ерунды. Пол был чист настолько, что с него можно было есть. Ну то есть раньше с него тоже можно было есть, но только потому что там можно было найти еду. На стенах не была привычных плакатов. Сама Саня изменилась не меньше. Волосы покорно лежали в двух косичках. Серое платье до колена заменило джинсы и футболку.

— Саня, ты ли это? – удивился Вольдемар.

— Для начала, привет. И меня зовут Саша, а не Саня. Ты зачем пришёл? И раз уж зашёл не мог бы ты дать мне домашку?

Всё ещё ошеломлённый парень пропустил её слова мимо ушей и в задумчивости проговорил:

— Ты же ненавидишь косы, а особенно платья… Что произошло?

— Просто за ум взялась. Так какая домашка?

Вальд протянул ей свой дневник.

— Спасибо.

— Подожди, раньше ты бы не стала спрашивать домашку… Я понял, ты меня разыгрываешь. Пользуешься моей доверчивостью. Можешь сознаться.

Саша нахмурилась.

— С чего бы мне тебя разыгрывать? Я встала на правильный путь и теперь меня ничто не вернёт на ту грязную дорогу, по которой я шла до сих пор, — сказала Саша, одновременно списывая домашнее задание к себе в дневник.

— Ты что, правда собираешься делать домашку? – недоверчиво спросил Вальд.

— Конечно, как вообще можно не делать домашнюю работу?

— Раньше, ты списывала всё у меня перед уроком, а об устной даже не вспоминала. Кстати, куда ты сегодня делась?

— Голова разболелась, вот я и ушла домой. Знаю, что должна была предупредить, но… не получилось.

Вальд оживлённо сказал:

— Если ты не разыгрываешь меня, то у тебя проблемы с головой.

Саша скептически посмотрела на него, но тот ослеплённый своей мыслью, даже не заметил этого.

— В каком классе мы учимся?

— В седьмом, конечно. Вольдемар, это правда какой-то…

— Что стало началом нашей дружбы?

— У нас оказались общие интересы?

— То есть ты не помнишь, как мы вместе накинулись на Славу, из-за того, что он назвал аниме тупостью? – уточнил Вальд.

— Ерунда какая, я бы не набросилась на человека из-за того, что он сказал общеизвестный факт, — обиженно сказала Саша.

Вольдемар задумчиво сдвинул брови.

— Значит ты не помнишь события месячной давности. И ещё разлюбила аниме.

Саша начинала злиться:

— Достал уже со своими вопросами! Со мной всё нормально! Как ты в принципе умудрился стать моим другом?

— Ладно, не кипятись. Последний вопрос: Куда ты пошла после русского?

Саша раздражённо ответила:

— Я уже говорила, у меня разболелась голова!

Вольдемар торжествующе сказал:

— А мне сказала, что в подвал.

И так раздражённая Саша, разозлилась ещё больше.

-Ты плохо можешь сказаться на моей успеваемости. Так что уходи и забудь о нашей дружбе!

— Ты не Саня, — холодно сказал Вальд.

— Да, потому что я Саша, лучшая версия той, кого ты знал!

Разозлённая девочка всучила парню дневник и выставила за дверь. Сказать, что Вальд удивился, ничего не сказать. Он стоял в коридоре и тупо смотрел на дверь, за которую его выставили.

— Правда она хорошей стала. Прям как подменили! – сказала внезапно подошедшая мама Саши.

Вальд, поражённый новой догадкой, сказал:

— Это точно. До свидания.

После чего оделся и вышел на улицу.

— Получается это и есть приключение, которое ты притягиваешь, Магнит. Сколько всё-таки от тебя проблем. Скажи, Саню подменили?

— Если бы ты, смерд, уважительнее относился ко мне, я бы ответил.

— Хорошо устроился. Из-за тебя Саню подменили, а ты даже помогать мне не хочешь.

— Это лишь скромная плата, за честь быть моим носителем, плебей.

— Ладно, плевать на тебя. Завтра схожу в подвал и сам всё выясню.

До вчерашнего дня Саня часто рассказывала о двери в подвал. Так что Вальд точно знал где она находится. Под лестницей со второго этажа, у кабинета английского. Вальд туда и направился.

Не разу в жизни он не нарушал школьных правил. Ходил только там где положено, говорил где и когда положено (Серьёзно, он даже в столовке всегда молчал!), делал всё так как положено. И вот сейчас он шагнул под лестницу, хотя учителя и запрещали. Но там двери не оказалось. Только стена, пол и, собственно, лестница.

Вальд задумался, нахмурился и пошёл в обратно в свой класс.

— А вы не знаете, есть ли у нас в школе подвал? – спросил у учительницы Второй (одноклассник Вальда).

Вольдемар сразу очнулся от своих мыслей и внимательно посмотрел на учителя и Второго. Парень выглядел обеспокоенным и порядком уставшим, будто не спал всю ночь. Его волосы цвета карамели валялись на голове в полном беспорядке. Карие глаза беспорядочно бегали. Рука теребила край бежевой толстовки. Кроссовок постукивал по полу. Вообще у него была плохая слава труса, параноика и чокнутого.

Учитель странно и удивлённо посмотрел на парня и сказал:

— В нашей школе нет подвала, могу тебя заверить. Я здесь уже лет пятнадцать работаю…

— Спасибо, мне значит показалось, — облегчённо сказал парень.

Прозвенел звонок на урок и Вальд не успел подойти к нему. На уроке Вальд сверлил Второго глазами. Отчего Второй нервно оглядывался на него и сразу утыкался в тетрадь. Сразу после звонка Вальд подошёл ко Второму.

— Что ты знаешь про подвал? – прямо спросил он.

Второй скользнул по нему вялым, пренебрежительным взглядом и сказал:

— Ты из-за него смотрел на меня весь урок? Подвала нет, значит и знать о нём я ничего не могу. Да и какая тебе разница.

— У меня подруга пропала после того, как пошла в тот подвал.

Второй на секунду напрягся, будто чего-то испугался, но сразу стал таким же отстранённым и пренебрежительным.

— Саня, что-ли. Вон она идёт, никуда не пропала.

Второй махнул в сторону серой Саши, выходящей из класса.

Вальд с напором сказал:

— Только последний дурак не поймёт, что её подменили. Не может человек так измениться за один вечер. Она сказала, что я плохо на неё влияю и она больше не будет со мной дружить. Это же бред какой-то.

Второй горько усмехнулся и сказал:

— Я тоже так раньше думал, но потом понял, что люди меняются, как и их вкусы, предпочтение и окружение. Простая мысль, но всё же в ней что-то есть. Друзья приходят и уходят, а я есть всегда. Так что отвали.

— Просто, скажи всё, что ты знаешь про подвал, а не учи меня жизни, — раздражённо сказал Вальд.

— Я всю ночь не спал и смертельно устал. Мне нет дела не до тебя, не до Сани, — сказал парень, зевая.

Второй взял рюкзак и пошёл из класса, кинув на последок:

— Да и вообще, люди смеются и издеваются надо мной, так с чего бы мне им помогать?

Вальд смотрел ему вслед, напряжённо думая. Наконец, когда Второй почти вышел он спросил:

— Чего ты хочешь?

— Косарь, энергетик и самое сильное успокоительное, — усмехнулся Второй.

— Ладно, завтра всё принесу, — с усилием сказал Вальд.

Второй остановился и удивлённо вытаращился на него.

— Ты серьёзно?

— Да. Говори уже.

— Может, эмм, хотя бы выйдем?

Второй покосился на остальных школьников в классе.

— Хмм, да. Пожалуй.

Вальд взял свой рюкзак и вышел, вместе со Вторым, в коридор.

— Вчера, математичка попросила меня отнести Сане тетрадь. Я и понёс. Она зашла сначала под лестницу, а от оттуда в подвал. Дверь была открыта, когда Саня заходила, а после того как зашла, она… дверь, то есть, исчезла. Вот и всё больше мне ничего не известно. Жду косарь, энергетик и успокоительное.

Второй шагнул вперёд, желая по-быстрому свалить от назойливого Вальда, но Вольдемар остановил его словами:

— Я отдам тебе все мои деньги. Так что ты обязан показать мне точное место этой двери.

Второй уныло вздохнул и поплёлся к лестнице. По дороге он попытался спастись:

— Не думаю, что тебе это хоть как-то поможет. Да и там жутко… и сквозняк.

Вальд недовольно процедил:

— Просто покажи место.

— Ладно, ладно не кипятись, — выставив руки, отступил Второй.

— Во-о-от тут, — сказал Второй, когда они пришли.

Он коснулся рукой стены, но рука прошла сквозь неё. Удивлённый парень потерял равновесие и упал в стену (не знаю, как это ещё описать). Вальд инстинктивно шагнул за ним и упал в подвал. На Второго.

— Отойти не мог, ты твёрдый, — прокряхтел Вальд откатываясь в сторону.

— Я выйти пытаюсь! Вот лажа! Я умру. Монстр съест меня! – отчаянно кричал Второй, вскакивая с пола.

— Какой монстр? Ты чего вообще орёшь? Твоей жизни ничего не угрожает.

— Не угрожает?! По-твоему, подвал без еды и воды, это не прямая угроза для жизни?! И разве не очевидно, что если кто-то упал через стену в жуткий подвал, то в этом виноват монстр, поедающий людей?! – Второй себя уже почти не контролировал.

— Мне кажется у тебя истерика и крыша поехала, — скептически заметил Вальд.

— Да, ну?! – сказал Второй и со всей силы ударил по месту откуда они выпали.

Послышался глухой стук и Второй воскликнул, трясся красной рукой:

— Ой, да чтоб тебя… Неужели я останусь здесь, навсегда? – более спокойно (ну сравнительно конечно) и более безнадёжно сказал он.

— Вероятность этого – девяносто пять процентов, — сказал магнит.

— Это что было? И почему так много процентов? – Второй задрожал.

— Это просто магнит знаний. Он притягивает приключения и теоретически отвечает на вопросы, но практически только притягивает приключения. Я видите-ли слишком груб с ним, надо быть уважительнее и вежливее и тогда он будет мне отвечать.

Второй посмотрел на Вальда, как на друга, не сказавшего про то что у него есть чипсы.

— И ты молчал про единственный шанс выбраться отсюда?! Ты издеваешься?! – воскликнул он.

— Он бесполезен. Да и что я должен был сказать? У меня есть говорящие часы, но они со мной не разговаривают, потому что я слишком не вежливый. И нет, я не сумасшедший, — сказал Вальд.

Второй пожал плечами и почесал затылок.

— То есть, чтобы он отвечал на мои вопросы мне надо быть с ним супер вежливым?

— Конечно, я отвечу на вопрос если меня хорошо попросить. Я же не вредина какой- ни будь.

Вольдемар мысленно закатил глаза.

— Тогда… Магнит знаний, величайший артефакт, прошу тебя, снизойди до ответа мне на вопрос. А вопрос вот какой. Что мне делать, чтобы выбраться из этого ужасного подвала? – смиренно сказал Второй с затаённой улыбкой.

— Э, а Саня? Не забудь, я тебе заплачу.

— А ну, да. И как нам найти Саню. Прошу снизойди и ответь.

— Вот так-то лучше. Учись у него, Вольдемар. Идите прямо по коридору, теперь направо. Да, дальше вон до того поворота.

— Неужели у тебя совсем нет гордости, — спросил Вальд, понизив голос.

— Если выбирать между гордостью и жизнью, то я выберу жизнь, — непринуждённо ответил Второй.

-Вы думаете, что если говорите шёпотом я вас, не слышу? Плебей не благодарный. Теперь налево и прямо…

Так они шли, нельзя сказать, что очень долго, но долго. Наконец они пришли к старой, деревянной двери с облупившейся краской и магнит сказал:

— Всё, за этой дверью Саня, — объявил Магнит.

— Чур, ты заходишь первым, всё же она твоя подруга, а не моя, — быстро заявил Второй.

Вальд пожал плечами и зашёл в комнату. Он не успел пройти и двух шагов, как на него обрушился удар рюкзаком. Вальд отшатнулся и упал.

— Ой, Вальд, это ты что-ли? Я думала ты нечисть какая-нибудь, хотя почему думала… — быстро заговорила Саня.

Поднимаясь, Вольдемар сказал:

— Кхех, мне кажется, ты не думала.

— Ну и то верно. Как ты тут оказался?

— Ну это долгая история. Сначала я нашёл магнит…

— Не хочу вас прерывать. Но пошлите уже быстрее из этого ужасного подвала, — сказал Второй, стоя в проходе.

— А этот, сумасшедший трус, что тут делает? – презрительно спросила Саня.

— Что я тут делаю?! Помогаю этому, Омару. Не бесплатно, конечно. Я не буду ждать пока вы наговоритесь. Пошлите, — почти сорвался Второй.

— Омар? Прикольная кличка, мне нравится. Я тоже тебе кличку дам… принцесска.

— Только попробуй назвать меня хоть раз омаром, — угрожающе, сказал Вальд.

— Пофиг, величайший артефакт, куда нам дальше?

Они двинулись к выходу. Саня с Вальдом всё время разговаривали. Вальд рассказал ей о магните, подвале и о её двойнике. Вместе они подшучивали над Вторым. Тот лишь отмахивался от них и пытался справится со всё нарастающим страхом. Между тем повороты случались всё чаще, а освещение всё хуже и хуже.

— Воздух стал каким-то… другим. Вы не чувствуете? – дрожащим голосом сказал Второй.

Вальд ответил:

— Ничего я не чувствую, параноик.

— Да ты просто боишься, вот и придумываешь всякую ерунду себе, принцеска.

— Ну и плевать, — пробурчал Второй себе под нос.

Через ещё несколько поворотов магнит объявил:

— Вы пришли, за этой дверью сердце подвала.

Перед ними и стояла жутковатая, крепкая дверь. Сделана она была вроде как из железа, по крайней мере была такой же тяжёлой.

— Сердце?! Почему сердце?! Мне нужен выход, а не сердце! Я умру! – отчаянно закричал Второй.

Он паниковал ходил из стороны в сторону и почти плакал.

— Истеричка. Всё же, принцесска, тебе очень подходит твоя кличка, — усмехнулась Саня.

Второй зло посмотрел на неё и хотел выместить всё на ней, но магнит сказал:

— Выйти отсюда можно только если сердце выпустит, грубиян. Лучше бы спасибо сказал. Этот лабиринт бесконечен и если бы не я, вы бы бесконечно блуждали по бескрайним коридорам подвала.

— Прости, великий артефакт. Я глуп, недальновиден и не могу управится со своими эмоциями. Этот подвал меня сильно напрягает, — поспешил исправить свою ошибку Второй.

— Так-то лучше.

Ребята подошли к двери и встали. Каждый ждал, что первым будет кто-то другой. Наконец Вальд нарушил это неловкое молчание:

— Дамы вперёд.

Саня, именно к ней обращался парень, фыркнув, ответила:

— Из «дам» тут только принцесска.

Второй насупился и сказал:

— Ха-ха, очень смешно. Я уже раз двести пожалел, что откликнулся на твою дурацкую просьбу Омар. Вы же все смеётесь надо мной, потому что я трус? Ну, а я первым пойду и посмотрим кто здесь трус.

Он навалился на дверь, и она медленно, со скрипом открылась. Парень сделал шаг вперёд и смело посмотрел вперёд. От увиденного ему стало дурно.

В середине небольшой комнату где он оказался стояла светящаяся, похожая на стеклянную, штука. Штука стучала и под этот ритм свет, то потухал, то снова загорался. От неё тянулись трубы, которые уходили в стены.

Он почти закричал, но услышал смех Вальда и Сани у себя за спиной. Тогда он сжал зубы, закупорил эмоции и… бухнулся в обморок.

— Хех, принцеска трус и это уже не изменить. Упасть в обморок, только из-за стучащего камешка… Поразительно.

— Не зубоскаль. Сейчас не до этого. Что теперь делать, только Второй унижался перед магнитом. Да и что не говори, а без него я тебя бы не нашёл.

Вальд задумчиво почесал затылок. Саня разочарованно посмотрела на Вальда, а потом на Второго и сказала:

— Унижаться перед камушком я не хочу, так что… Эй, спящая красавица! Просыпайся! – заорала она ему в ухо.

Крича она ещё трясла его за плечо, но Второй никак не реагировал.

Наблюдая за этой сценой, Вальд скептически спросил:

— Он хотя бы живой?

— Сердце стучит, то есть не то которое камень, а то… Короче пульс есть. Значит живой. Что-ж, и ждать пока принцесска проснётся я тоже не хочу. Магнит, ответь мне вопрос, что это за фигня светящаяся.

— На такие грубые вопросы я не отвечаю. Да и вообще ты меня камушком назвала, я оскорблён. Как ты смеешь так со мной разговаривать?! Я старше тебя на десять тысяч лет!

Вальд вздохнул:

— Ладно, я спрошу. Простите меня, о величайший артефакт, из-за глупости и молодости моей, я так неуважительно относился к вам. Я прошу вас оказать мне милость и ответить на вопрос: Что это? Откуда оно? И как нам выйти из лабиринта?

Саня засмеялась.

— Говоришь, как слуга с господином. Только не хватает-с с.

Вальд нахмурился, а магнит довольный, как нажравшийся кот, заговорил:

— Так бы сразу. Как я уже говорил, это сердце этого подвала. Появилось оно из желания молодой учительницы. Она тогда только пришла на работу и пыталась, как можно добрее быть с детьми. Большинство из детей ответило взаимностью, но были индивиды, которые её не во что не ставили и практически издевались над ней. Конечно, она очень страдала из-за этого. Тогда она очень сильно пожелала, чтобы эти индивиды исчезли, то есть чтобы они стали идеальными, но с моральной точки зрения это одно и тоже. Так она и придумала подвал. Если учитель хочет, чтобы в его классе не было кого-то, то этот индивид попадает в подвал, а на его место встаёт идеальный клон. Выбраться из подвала можно только искренне пожелав исправиться. Она так сильно хотела, чтобы он появился, что появилось сердце подвала, а от него пошёл уже сам подвал.

— Хмм, не знала, что моё поведение может приносить столько боли, — задумчиво сказала Саня, снимая с себя рюкзак. Надо будет повнимательнее относиться к другим, — серьёзно сказала девочка, подходя к сердцу и взвешивая в руке рюкзак.

— Ты это, что собираешься дела…

Вальду не дал договорить звон, с которым рюкзак Сани врезался в сердце подвала. По камню расползлись трещины, оно стало чаще биться, из-за этого комната становилась, то красной, то чёрной, аж в глазах рябило.

— Ты что наделала? Оно сейчас взорвётся, к чертям! – закричал магнит

Похоже даже у камней есть инстинкт самосохранения в отличие от Сани.

— Ну так если всё пошло от сердца, то если его не будет, то и подвала не будет. Разве нет? – удивлённо сказала Саня.

— Мы умрём, — спокойно сказал Вальд.

Непривычно задумчивая Саня сказала:

— Если убежим, то может и не умрём. Бери Второго за ноги, я за руки и побежали.

Пыхтя, ребята взяли Второго и помчались по коридорам подальше от сердца. Правда с куча-килограммовой ношей бежать быстро довольно трудно. Так что, когда сердце взорвалось они были не слишком далеко. Громкий звук оглушил их, а яркий свет ослепил. После чего они толи потеряли сознание, то ли исчезли. Когда взрывная волна ударяет по мозгам трудно понять, что происходит.

Впрочем, они очнулись под лестницей в школе, значит не исчезли.

— Башка раскалывается, — сказал Второй, садясь и потирая переносицу.

— Ну не удивительно, мы были почти в эпицентре взрыва, — откликнулся Вальд.

— Какого взрыва? – удивился Второй.

— Лучше тебе не знать. А то опять в обморок упадёшь – сказал Саня.

Рядом валялись школьники. Они ещё не очнулись, в отличие от этой компашки.

Немного дальше в коридоре послышались шаги, и кто-то сказал:

— Эй кто тут? Хулиганить запрещено!

— Я сваливаю. Не хочу завтра к директору, — поднимаясь, сказала Саня.

Пономарёва Елизавета Владимировна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 04.08.2008
Место учебы: МКОУ Харловская СОШ
Страна: Россия
Регион: Свердловская обл.
Город: Д. Зубрилина