IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Письмо

,, Она была также прекрасна, как облако в форме сердца на чистом голубом небе. Она была такая же яркая и ослепительная, как лучи солнца, пробивающиеся через окно и сильно светившие мне в глаза. С ней было также легко, как ветру в летний жаркий день, который дует, чтобы освежить тела и разумы, но не сдуть мысли.» — со слезами на глазах читала Лиза письмо своего лучшего друга, отправленное не ей. «Алекс, если бы ты знал, какая она была, и хоть раз увидел её, ты бы подумал, что она не была рождена мучительными родами своей матери, а подумал бы, что она выросла из прекрасного цветка лилии, обласканным солнцем и омытым утренней росой и летним дождём. Лиза была самым лучшим человеком для меня, и никого я не любил так, как её. Я корю себя за то, что осознал это так поздно».

Лиза никак не могла понять, почему он никогда не признавался и даже не делал какие-либо намёки.

» О, Алекс, я так ненавижу Фреда, я его презираю, хотя этого делать нельзя, его стоит пожалеть, но я не могу. Он давно был знаком с ней и с её семьей, он был у них на хорошем счету. Казалось, он не нравился Лизе, она не часто говорила о нём и почти не проявляла ему внимания. Но после того поступка, «героического», как все они говорили, она влюбилась в него по уши.

Как-то мы спорили с ней о том, что с повышением высоты температура воздуха понижается, моя Лиза же верила, что чем выше, тем ближе к солнцу, а значит и температура должна быть выше, её догадки были вполне логичны, но не правильны, с научной точки зрения. Мы с ней те ещё зануды, она была очень умна для девчонки. После спора она обиделась на меня, я и сам не понял за что, и ушла к речке, а вернулась уже на руках Фреда. И даже находясь в руках человека, которого я ненавидел, она сияла, ее волосы переливались и блестели на солнце, а глаза передавали испуг, но так влюбленно смотрели на спасителя.

Как оказалось, она пошла к реке, за те темно-зеленые кусты боярышника. Там есть место, куда мы ходили бросать камни в воду, но к нему нужно спуститься, так как летом воды в реке было не так много как весной. Весной же она разливается и шумит, успокаивая душу и как бы заполняя те дыры в мыслях, которые не давали чувствовать себя хорошо. Она решила спуститься к речке, но зацепилась краем платья о куст, подвернула ногу и скатилась прямо в воду. Хотел бы я это видеть, хотя еще больше я хотел оказаться на месте Фреда, который как раз расхаживал около реки, думая, куда поставить сетку для ловли рыбы, наивный дурачок, он даже не понимал, что на таком мелководье рыба не водится. Конечно он «спас» её, только вот отчего не знаю, она всегда была храброй и смелой малой: она терпела все, когда падала, сразу вставала и всегда отказывалась от помощи; наверное, она сильно подвернула ногу.

С этого дня она стала проводить с Фредом много времени, они гуляли по саду, читали книжки, хотя я знал, что любителю подразнить мелкотню это не нравится, но он любил её, может быть также сильно, как и я. Она влюбилась в него по уши. К тому же её семья вечно звала его в походы или просто прокататься на велосипеде. Меня бесило это, но я ничего не мог с этим поделать. Я тогда ещё не понимал, что она достанется ему навсегда. Я мечтал и выжидал, чтобы ей не стало скучно со мной, я думал, что она вдоволь насладиться его обществом и все-таки поймет, что со мной лучше.

Как — то осенью, в пасмурный к тому же ветреный день она позвонила мне и позвала меня гулять по берегу, тогда я болел, и у меня была температура 38,но я все же пошёл. Помню, мы долго ходили по окутанному красными и жёлтыми листьями берегу, смотрели как ветер гонит реку и наслаждались этим, хотя я больше наслаждался её обществом, ибо ветер дул с неимоверной скоростью. Но ей нравился сильный ветер, даже не знаю почему. Она разводила руки по сторонам и говорила, что так она отпускает все свои проблемы и их сдувает этим ветром далеко от неё. Я тоже пробовал так делать, но ничего у меня не уходило и не улетало, потому что когда я находился рядом с ней я не чувствовал присутствие каких-либо проблем. В этот день она сказала мне: «Знаешь, я безумно люблю Фреда и мечтаю выйти за него замуж». Это поколебало меня, как маленького листочка на ветру, но я сказал: «Ты думаешь, никто не заметил?!» Конечно, все это замечали, но никто это не воспринимал всерьёз, все думали что мы глупые подростки, еще не достигшие возраста для настоящего познания того что есть — Любовь. Этим взрослым будто по исполнению 18 лет мозги отшибло вместе с памятью: неужели они не помнят, как сильно влюблялись в соседа по парте или девочке со двора в свои 14 лет. Нам кстати было уже 15, а Фреду 16. Он учился в 10 классе, а мы в 9. Фред вообще казался нам каким- то загадочным и имя у него такое английское, потому что его бабушка была англичанкой, и мать родилась где- то в Лондоне. Его семья была богатой, они жили на окраине города, как и мы, но их дом стоял глубже в лесу, в таком гордом одиночестве, их особняк, по-другому не назвать, был белого цвета с большими окнами и с балконом на целый этаж. Я никогда не понимал, зачем им такой большой дом, их и в семье то не так много. Его родители тоже считали, что о любви задумываться рано, как-то раз даже запретили ему пойти вечером гулять с Лизой, все считали, что любовь в 15 лет это чушь, кроме его бабушки. Знаешь я даже, как то разговаривал с ней. Она была старая, но опрятно и элегантно одетая дама, и в своих прикидах не походила на столь преклонный возраст (ей вроде было 83 или 85). Она разговаривала с акцентом, кончено она ведь англичанка, и по слухам ее муж умер от неизлечимой болезни, а она не хотела оставаться одна, ведь ее дочь, то есть мать Фреда, по уши влюбленная в отца Фреда, уехала с ним жить сюда, в Россию, ну и бабушка увязалась за нею. Бабушка выучила русский язык, она читала газеты или модные журналы у себя в саду на той качели, окрашенную в оранжевый цвет, похожую на тыкву. Вообще к ней часто приходили гости: друзья семьи и даже одноклассники Фреда, но только избранные. Она любила поговорить, иногда даже так эмоционально и горячо о чем-то говорила, что у неё начиналась одышка. Да, старость не в радость. Так вот, я разговаривал с ней о Лизе и о Фреде, я знал, что она никому не расскажет мои тайны. Я сказал ей о том, что мне нравится Лиза, но я решил подождать. Но она отвечала: “Лови момент, юноша. Не стоит ждать, жизнь слишком коротка, чтобы вот так сложа руки сидеть и ждать, не понятно, чего”. Но я сказал, что Лизе нравится Фред, и конечно это льстило ей, ведь он ее внук, но она сказала, что мне стоит признаться Лизе. Честно говоря, я подумал : ,, неужели все англичане такие нетерпеливые и грубые? ,, Я не хотел терять дружбу с Лизой и поэтому не делал даже никаких намеков. Я знал, что она наверное, не сможет ответить мне взаимностью, хотя и верил в чудо, ведь чего-то же я ждал. После разговора с бабушкой я задал себе вопрос: «и правда, чего же я жду?» Я не смог ответить на него, но так и не решался поставить под угрозу нашу дружбу. Я был слишком не уверен в себе. Даже эта мудрая бабушка не смогла переубедить меня.

Прости, Алекс, я пишу слишком много, потому что сердце моё разрывается на мелкие куски, будто зеркало, разбитое об стену в порывах гнева, мне так больно, Алекс. » — Лиза уже начинала думать, где же она сможет найти своего друга, ведь она так далеко от него, но она уже придумывала повод повидаться с ним.

» Через 2 года, когда мы уже оканчивали школу, а Лиза уже встречалась с Фредом и это больше не было тайной, которую нельзя обсуждать при родителях Фреда, я понял, что после школы мы вряд ли будем видеться, и скорее всего она забудет меня, простого друга, одноклассника, который был тайно в неё влюблен. Я понял, что мне уже нечего терять, кроме горьких слез от той правды, которую она мне скажет, и решился признаться ей, но вдруг остановил себя на мысли, что она уже встречается с Фредом. Она выглядит такой счастливой рядом с ним, и я не хочу переставать видеть ее такой, поэтому на время отложил свой план.

Так прошел месяц, а я все не признавался. Вдобавок, побаивался Фреда, который мог бы просто растерзать меня, если бы узнал о моих намерениях. Прошёл еще месяц. В каникулы перед последней четвертью мы много гуляли вместе, и я подумал, когда если не сейчас, я решил, что пойду к ней и признаюсь, пусть она хотя бы знает об этом. Вот в один из весенних дождливых дней, когда все уже растаяло, вместе с этим и небо, больше не шел снег, а лил дождь, как горькие слезы от утраты. Я шёл прямо к ней домой, чтобы позвать ее в сад или беседку, и там признаться. Уже недалеко от Лизиного дома я увидел Фреда, который тот час подбежал ко мне, весь взмыленный и заплаканный. Он обнял меня, и я даже испугался, не зря: он начал говорить очень громко и жалостно: «Лиза, Лиза, она… Она разбилась на самолёте, она больше не вернётся, она умерла». Я почувствовал, как мурашки пробежали у меня по коже, всю голову стала окутывать тьма, я закрыл глаза.

Этот Фред, даже никого не позвал, я сам очнулся через достаточное количество минут, если не часов, весь трясущейся и слезы капали из моих глаз, также сильно, как шел дождь. Я не могу осознать, что Лиза погибла, ещё я совсем не мог понять, почему она ничего не сказала о своём отбытии» — Лиза была ошеломлена, ведь она не умерла, вот же она сидит за своим офисным столиком жива и здорова, но, кажется, в эту минуту её сердце резко сжалось и будто лопнуло. Почему Фред похоронил её заживо, неужели он знал о намерениях лучшего друга его бывшей девушки и захотел разбить его мечты. Но он поступил жестоко.

Лиза, правда, никому ничего не говорила о своём отбытии. Она уехала за границу поступать в университет, досрочно сдав экзамены в России. Её родители сказали, чтобы она держала это в строжайшей тайне, только Лиза знает причины. Перед отъездом она порвала с Фредом, но ничего не сказала про зарубежный университет, сказала только, что вечером улетает на долго. А Фред давно подозревал о тайной связи Лизы и её друга, которому он не доверял. Когда Лиза разбила Фреду сердце, на месте сердца в груди появился камень, кажется, всегда скрывавшейся в его душе. Он подумал, что это ее друг разрушил их отношения, решил отомстить, чтобы никому она не досталась.

» После этого отвратительного известия, даже не сдав экзамены, я ушёл, ушёл из дома. Но не зная куда пойти, я все же вернулся, кое-как написал все тесты и решил податься в странствия. Знаешь, Алекс, я всегда чувствую её присутствие рядом, я все равно не верю, что она умерла. Она умная девочка, знает, как поступать в экстремальных ситуациях. Может быть, она бродит где-то в джунглях или самолет упал на остров. Может быть, я найду её. Я верю, она жива, я знаю, она ищет меня, своего лучшего друга. Прощай, Алекс. Если я не найду её на Земле, я отправлюсь искать на небеса. Не знаю, увижу ли я тебя ещё раз. В любом случае, Алекс, никогда не пытайся заткнуть свое сердце, дай ему волю говорить, слушай его и повинуйся».

Лиза быстро собрала в маленький женский чемоданчик необходимые вещи, обдумывая и делая расчёты (как настоящая студентка математического факультета). Она вышла из дома, расправила руки по направлению ветра, отпустила все свои проблемы, и мчалась как парус, навстречу своей единственной настоящей любви.

Назмутдинова Айсылу Радиковна
Возраст: 18 лет
Дата рождения: 12.06.2004
Место учебы: лицей имени Н.И. Лобачевского КФУ
Страна: Россия
Регион: Татарстан
Район: Чистопольский муниципальный район
Город: Казань