Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Мультилингвы
Категория от 14 до 17 лет
Озарение

Ночь. Дорога. Маяк. Свет. Озарение. По темному шоссе в сторону маяка едет машина желтого цвета. За рулем авто сидит довольная собой и своей жизнью девушка лет 30-ти, со светлыми волосами, в черной кожанке и синих джинсах, с обеспокоенным видом пытаясь вглядеться в темноту, будто бы разрезая ее взглядом. Темнота и туман, которые повисли над этим местом, — два опаснейших врага, которые соединились вместе, мешая движению вперед, к цели. Девушка давила на педаль газа, стрелка спидометра двигалась все выше. «Зачем мне нужен этот озаряющий тьму маяк? Что я там потеряла? Или, может, я должна там что-то найти?» — этот вопросы настойчиво задавала она себе. Мысли роились в голове, как пчелы. Она гнала машину все быстрее и быстрее по длинному шоссе, освещенному редкими фонарями. Вдруг она увидела во тьме силуэт человека, который стоял посередине дороги с поднятой кверху рукой. Не успевая затормозить и подъезжая к нему на высокой скорости, она подумала, что это был, скорей всего, какой-нибудь хиппи или стоппер (человек, регулярно ездящий автостопом). С силой вывернув руль влево, она ударила по тормозам. Машина с визгом перекрутилась на месте, вывернувшись на 180 градусов и оставив за собой длинный тормозной след. Ошеломленная, ничего не понимающая от шока девушка открыла дверь и вышла из машины. Она уже было хотела подойти к этому странному мужчине и не совсем спокойно спросить, что же он делал посреди дороги ночью, но заряд адреналина и взвинченные нервы не позволили этого сделать. В голове бушевал ураган. Собравшись кое-как с мыслями, Эмили хотела подойти к нему поближе, но, к своему удивлению, обнаружила, что на дороге никого не оказалось, ни одной живой души! Обернувшись, девушка увидела в нескольких метрах от себя мост, по которому она хотела проехать и в котором зияла огромная дыра. Справа от дороги была небольшая тропа и знак пешехода.

Впоследствии она изложила все свои чувства и ощущения той судьбоносной для нее ночи в своём дневнике… «Не понимая, что мною движет, я пошла по этой дорожке вниз по деревянным ступенькам. Темнота и туман как будто исчезали по мере продвижения вперед. По бокам ступеней просматривались небольшие деревянные столбы, на которых были развешены мои черно-белые фотографии, а красные буквы наверху гласили: «пропал человек». Я почувствовала на себе пристальный взгляд, и мне стало жутко до дрожи в теле. Развернувшись, увидела силуэт человека, который стоял вдали на дороге возле машины и пристально следил за моими действиями. Вдруг, как кошка, резко рванувшись в мою сторону, он оказался в пяти метрах от меня. Одет он был в обычную одежду: серая куртка, штаны и кепку. Слава Богу, живой. Я узнала в нем того самого стоппера, которого чуть не задавила. Но это был не он. Ну, как не он… он, но лишь телом. Кожа у него была серая, как будто туман прилип к ней, а на лице читалась злоба. Он прохрипел: «Ты даже не узнаешь меня? А? Писательница!» Он медленно начал идти ко мне, ломая балки с невообразимой силой и неистово крича. Его крик был похож на несколько голосов, сотканных вместе. От него кровь стыла в жилах. Меня охватил животный ужас, и единственная мысль у меня была лишь одна: Бежать! Я побежала вниз, но ступеньки резко пошатнулись в сторону. Чтобы не упасть, мне пришлось остановится. Ступени прекратили свой невообразимый танец. Пришлось двигаться осторожно, вщуриваясь в пустоту, чтобы не провалиться. А это существо… да… существо… потому что его нельзя назвать человеком, продолжил свой громогласный монолог: «Ты Богом себя возомнила? АААААААААА!?!! Ты думаешь, что можешь писать все, что в голову взбредет? АААААААААА!?!!! Играешь с людскими жизнями и убираешь их из историй в неизвестность, когда якобы надо добавить переживаний? ААААААААА!!?!». Вдруг лестница обрушилась, и я с грохотом упала на землю. Поднявшись на ноги, увидела его наверху. Он стоял как изваяние и продолжал свои тирады: «Ты эти истории на собственной шкуре прочувствуешь. Ты жалка! Если бы не твой редактор, твои книги было бы вообще невозможно читать. В дальнейшем ты не издашь ни одной путной книжонки, потому что я заберу тебя с собой. В твоих книгах ничего нет, ни одной художественной ценности, ты бездарь, а не писатель. Все, на что ты способна, — перед тобой, взгляни на свое творение, прочувствуй это».

Повернувшись ко мне спиной и сделав пару шагов, человек испарился в тумане. Немного успокоившись и придя в себя от пережитого, я побрела по дороге. Вдоль дороги с двух сторон просматривался забор, освещенный редкими фонарными столбами. Неведомая сила как бы подталкивала меня вперед по этому пути. Я интуитивно понимала, что она приведет меня в какой- нибудь лагерь. Должно быть, так. Пока я шла, меня посещала куча мыслей и вопросов. Вот оно что! До меня дошло, что стоппер — это персонаж книги, над которой я работала. Вдруг за спиной я услышала тот же страшный голос и обернулась: «Ну что? Как тебе быть частью своего бездарного творения?»

Внезапно поднялся сильный ветер, и появилось черное торнадо, которое с грохотом и свистом, забирая все под свой контроль, стало приближаться ко мне. Я резко развернулась и побежала, что есть силы. Лампочки в фонарях, которые горели на столбах, при моем приближении лопались, а гул становился все сильнее. Я добежала до длинного моста, который соединял две горы, увидела дом вдалеке и услышала голос парня на другой стороне, который кричал мне: «сюда! скорее!». Стоило мне перейти мост, как он оборвался, а торнадо исчезло в тумане. Я увидела перед собой парня в желтой рубашке и зеленой безрукавке, который подошел и со страхом в голосе произнес: «миссис Эмили, помните меня? Это я — Чаки. Быстрее заходите в дом, нельзя терять ни минуты!» Я забежала в дом, и входная дверь резко закрылась за мной. Чаки остался снаружи. Посмотрев в окно, я увидела, что из тумана вылезло это существо и медленно начало подходить к дому, а Чаки долбился в дверь и пытался ее открыть. Я попыталась открыть дверь, но все было тщетно. Я снова подошла к окну, хотя скорее не подошла, а прилипла к стеклу. Существо подходило все ближе и ближе, оно понимало, что парень никуда не уйдет, и смаковало этот момент, наслаждалось его страхом. Парень обернулся и начал метаться, бормоча: «Нет! Пожалуйста!». Как только оно подошло достаточно близко, существо подняло руку в его сторону, и он окоченел на месте, не в силах пошевелиться. Парень только закрыл глаза и говорил: «нет… не надо… пожалуйста… пожалуйста…» Вдруг все испарилось без следа. Обычный человек бы так и подумал, не зная, каким образом это произошло, но я всегда отличалась исключительной фантазией и своими подходами к деталям. Боковым взглядом успела заметить что-то наподобие открывшегося рядом с существом портала, а потом и резкое его исчезновение.

Я отошла от окна. Интерьер дома был ничем не примечателен: обычный деревянный дом лесника с двумя одноместными кроватями, с тумбочками по бокам у изголовья, шкафом, белым половиком на полу и тускло горящей люстрой. Отличало его от обычных лесных избушек, описывающихся в старинных сказках, наличие телевизора и холодильника. Я осмотрелась и увидела, что дверь исчезла, и поняла, что я в ловушке. Выхода не было. Я стала вслушиваться, но слышала только ветер за окном и стук своего сердца. Тук. Тук. Тук.

Я стала успокаиваться, как вдруг дикий грохот вывел меня из этого состояния. Дом зашатался, а свет начал моргать. На экране старенького телевизора с характерным шипением появилось изображение глаза. Послышался громкий голос, исходящий как будто из моей головы: «Вот ты и поймалась. Ты не убежишь! Ты не убежишь! Ты не убежишь!». Зрачок на экране стал метаться в разные стороны, а дом наполнился противным, истошным смехом. От громкого удара пошатнулись стены, и от них пошла волна страха. Удар. Еще удар. Я не знала, что делать, и вся жизнь проплыла у меня перед глазами… Лили, моя любимая доченька, наши игры и совместная поездка в далекий город Дэйфолл на курорт. Да, отдых мне нужен был как никогда, я устала от писательской жизни, от известности. Она меня утомила, а как хотелось, чтобы никто вокруг не узнавал, не окрикивал при встрече. Хотелось стать обычным человеком. До сегодняшнего дня я считала себя писательницей, Великой Эмили Смитт. Но уже как несколько лет я не могу сочинить ни строчки, хотя мной написан не один психологический триллер и серия детективов. Мое следующее произведение должно было называться «Озарение», и то, что гонится за мной, — один из персонажей моей истории. Вы могли бы подумать, что раз это мое произведение, то я найду способ, как его победить. Я должна сейчас выбить дверь, достать из-за пазухи бластер, и все закончится само по себе, но увы! нет…Нет бластера, нет сил даже двигаться…

От безысходности человек ищет лучик света, самый маленький, самый тусклый, чтобы не остаться в темноте, в темноте своих страхов и мыслей. Вывел меня из моего кошмара столб света, который выжег проход в стене дома, в стене, состоящей из тьмы. Весь этот гул от ударов и жуткого смеха затих, и я услышала лёгкое журчание воды, звуки колокольчиков, приятный голос, который сказал мне: «Иди на свет». Я пошла навстречу неизвестности и вышла на улицу. Свет, который трансформировался в сияющий шар, полетел вдоль дороги, зажег фонарный столб и начал занимать все вокруг. Я шла и чувствовала, как липкая тьма покидает меня, а успокоение проникало в каждую клеточку моего тела. Окруженная блаженством, я замерла в ожидании. Голос как будто ниоткуда и в то же время отовсюду твердил мне: «У меня есть для тебя важное сообщение, У меня есть для тебя важное сообщение…

Горит для нас надежды свет, и путь открыт вперед,

Туда, где вечная Любовь, туда, Где Бог нас ждет,

Прийти чтоб к Богу, нужно нам всего лишь захотеть

Идти на свет, к Его огню, что может всех согреть.

Увы, придя в наш грешный мир, на Свет мы не глядим,

И бродим в полной темноте, глотаем едкий дым,

В том дыме уныние, жадность, зависть и лесть,

Гнев, похоть, гордыня и жажда все съесть.

При Свете Огня будет видно, что с тобою, что ты Богу принес,

И тогда, отдохнув и согревшись, себе зададим мы вопрос,

Ответ на вопрос этот сами мы себе должны дать,

Цела ли Душа наша, чтобы к Богу вернуться опять.»

-Ты понимаешь меня? – спросил меня Свет.

— Не совсем,– растерянно ответила я.

— Я покажу тебе кое-что, иди на мой свет.

Луч света устремился вниз, на обрушенную лестницу. О Боже, она оказалась цела! Я начала спускаться по ней, а он продолжил: «Я здесь, чтобы научить тебя: тьма опасна, сейчас она спит, как только она тебя почувствует, то проснется. Мне надо спешить, поэтому я покажу тебе только самое важное». Мы вышли на небольшую освещенную площадку. Существо стояло рядом и не шевелилось. Я поняла, что свет парализует его. Голос продолжил: «Этот человек захвачен темными силами, сейчас ему не причинить вреда, тьма дает ему защиту. Только сильный свет сможет прогнать тьму, вот возьми свет». Передо мной упал фонарик. Я подобрала его. «Наведи на него свет фонарика и выжги тьму». От наведенного мною луча его тело начало искажаться, менять форму, как в телевизоре при сильных помехах, и начали вылетать яркие искры. Его темная оболочка медленно улетучивалась и исчезала, давая дорогу свету. Он произнес: «Хорошо, у тебя все получилось, запомни все, чему я тебя учил». И свет пропал.

Время будто остановилось. Вдруг по телу прошла согревающая дрожь, как будто в жилах у меня был электрический ток вместо крови, глаза открылись. Горстка черного тумана медленно рассыпалась в воздухе. Сердце неистово колотилось. До маяка было рукой подать, и я побежала со всех ног, больше не в силах терпеть это все. Ноги подкашивались, но вот уже и мост на маяк. Подойдя к нему, я увидела на земле блокнот с ручкой. Это мое? Кто я на самом деле? О чем писать? Я поняла: это был урок, незабываемый урок, преподанный мне моим сознанием и еще Кем-то. Теперь я знаю, о чем мне писать, как жить и во что верить. Спасибо, Свет!

Железогло Максим Петрович
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 03.02.2005
Место учебы: Теоретический лицей имени М.Чакира
Страна: Молдова
Регион: Молдова
Город: Чадыр-Лунга