Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
ОДУВАНЧИК

— Ой, мамо! Посмотрите на небо! Смотрите какой одуванчик к нам летит!

— Тише Машенька, тише! Это нашего лётчика сбили, и он чтобы спастись выпрыгнул на парашюте. Скорее бери Андрейку и бегите к тому месту где он упадёт. Наломаешь свежих веток и укроешь его. Скажешь, что мы за ним придём как, стемнеет. И никому не говори о лётчике, чтобы немцы не узнали. Иначе расстреляют и нас и его!

— Хорошо мама!

Маша подбежала к младшему брату Андрейке, взяла его за руку и вместе они скрылись в густой лесопосадке.

В этот день в небе над Жданами, именно так называлось село, в котором произошли эти события, был скоротечный авиационный бой. На наш самолёт, видимо разведчик, набросилось три дежуривших самолёта Люфтваффе. Как только они подбили нашего лётчика, то сразу же развернулись и улетели. Видимо именно это, да ещё высокая степень самоуверенности немцев и спасла его. Он выпрыгнул из самолёта почти у самой земли, но парашют всё-таки успел раскрыться.

Шёл июнь 1943 года и в небо Полтавщины всё чаще залетали советские самолёты-разведчики – с востока приближался фронт. Наши наступали. Гитлеровские войска снимали военную администрацию на оккупированных территориях и ставили гражданскую. К сожалению, в полицаи записывалось достаточное количество добровольцев. На 300 душ мирного населения полагалось иметь одного полицая.

— Смотри, смотри Андрейка, вот он! Маша раздвинула высокие шипастые стебли малины и дети увидели лежащего в тени, на старой садовой подстилке из опавших листьев человека в военной форме. На его погонах блестели пятиконечные звёзды.

-Это наш, красный лётчик! Шёпотом сказал Андрейка.

Лётчик был без сознания. На нём были одеты брезентовые лямки подвесной парашютной системы, а сам парашют длинным хвостом повис на ближайшей яблоне.

— Скорее снимаем парашют, а то он такой светлый, что его легко заметить, сказала Маша.

— Смотри Маша, он просыпается, сказа Андрейка одёргивая сестру за рукав сорочки.

— Вы чьих будете? Спросил лётчик, еле разжимая губы. Его голубые глаза были полуприкрыты, а лицо передавало чувство тяжело переносимой боли.

— Мы Маша и Андрей Кожома. Мне 13, а брату 8 лет.

— Не бойтесь! Мы вас спасём. Сейчас мы накроем вас ветками, чтобы не так приметно было, а ночью мы с мамой придём и перенесём вас к нам в сарай.

— Мне кажется я сломал ногу и ключицу, когда приземлялся, сказал лётчик.

На вид мужчине было лет 40, но сейчас трудно было правильно угадать возраст – война сделала всех старше, особенно глаза.

— Я обязательно передам это маме! Лежите как можно тише! Вы очень близко упали от ближайших хат, а по улицам то и дело ходят полицаи с патрулями.

— Хорошо. Меня зовут Николаем. Жду вас ночью!

Стемнело.

Собаки, передавая эстафету от двора к двору облаяли всё село. Ветер стих. Воздух наполнился пьяным ароматом цветущей бузины. Вдалеке кто-то запел «Ой на горi». Молодой месяц ещё не успел выйти на своё небесное дежурство и поэтому стояла почти кромешная тьма. То, что нужно.

— Николай, Николай! Это мы пришли за вами.

— Хорошо, хорошо! Я понял, что это вы. Пусть малой берёт парашют, а вы помогайте мне подняться и будете мне опорой.

— Нам тут не далеко, метров 200. Меня зовут Варвара, я мама этих деток. Сегодня немцы будут показывать «агитку», ну кино про то как жить хорошо с ними. Поэтому сейчас все идут в дом культуры, а мы с вами тихонько проскользнём к нам в сарай. У нас там есть подполье под сеном, там вы спокойно и подлечитесь до прихода наших.

Как сказано, так и сделано. А чтобы лётчику было не скучно одному, Маша, через прореху в полу сарая, подпустила молодую кошку Мурку.

На следующий день в село приехала целая полуторка полицаев с автоматами.

И они прочесали все ближайшие гаи и посадки. А когда начали прочёсывать село, то все дети тут же попрятались в ближайшем поле ржи. Хорошо, что немцы не любили рожь и поэтому весь урожай с этого поля доставался людям этого села, а вот молоко, яйца, мясо и кур крестьяне должны были сдавать оккупационным властям. Но не все ребята успели спрятаться. И всех, кого поймали выстроили возле дома культуры. Потом вышел немец и спросил кому сколько лет. Затем развернувшись к главному из полицаев, он отдал приказ и всех, кто назвал свой возраст от 14 лет и старше начали загружать в грузовик.

Все уже знали, что это забирают ребят на принудительные работы в Германию.

Что тут началось! Крики, вопли, причитания и плачь! Несчастные матери пытались вырвать из рук фашистов своих детей, но их били нагайками и длинными хлыстами из молодой лещины.

— Как хорошо, что я ещё маленькая, прошептала Маша сидя во ржи вместе с Андрейкой.

— Да ты и так ниже всех! Сказал Андрейка сестрёнке. Давай лучше, как все уедут, проведаем нашего дядю Колю.

— Конечно, так и сделаем. Мы всё ему расскажем, что фашисты вытворяют.

В деревянном сарае, оббитом дранкой и обмазанном глиной, да ещё сидя в полуподвале было не жарко. Пахло свежим сеном. Его уже успели перевести с сенокоса на хранение во двор, а часть занесли в сарай. К тому же это необходимо было сделать для маскировки нашего временного постояльца. К запаху свежего сена подмешивался приятный запах глины и конского навоза. Без навоза глина не держалась бы на дранке.

— Мурка, кис-кис-кис, иди сюда! Кошка подошла к Николаю, пристально посмотрела ему в глаза и с довольным мурчанием начала тереться о его большую ладонь, которую он поднёс к её ушку. – И откуда у тебя столько такта и манер? Николай, поглаживая Мурку продолжал разговаривать с ней.

Надо сказать, что Мурка не сразу поладила с дядей Колей. Но узнав его по ближе она даже начала ловить для него мышей и складывать их возле его кровати.

— Дядя Коля, немцы опять угнали наших ребят в Германию! Это с тихим шёпотом начала пересказ сегодняшних событий Маша. Скажите, Вы их вернёте назад к нам, когда выздоровеете? Тётя Света сама не своя, лежит целый день и плачет! У неё забрали сразу двоих дочек!

— Конечно верну, Машенька! Я ведь уже почти поправился и даже если наши не успеют подойти поближе, то я всё равно скоро уйду на фронт. И снова полечу на самолёте бить фрицев. А там и подружек твоих найду! Всё будет хорошо!

— Во многих семьях папы ушли на фронт, а то бы они задали этим гадам! Наш папа Саша тоже где-то на фронте бьёт фашистов! Мы его очень ждём домой! Если увидите его, то передайте что мы его очень ждём!

Прошло ещё пару недель и наш дядя Коля смог уйти на восток, в расположение передовых отрядов наступающей красной армии.

Сколько пришлось пережить семье, которая укрывала в своём доме советского лётчика не передать словами. Ведь тяжело было не только прокормить взрослого мужчину, но и выходить его, вылечить. А в это время, в селе свирепствовала отступающая оккупационная власть. Каждый день не обходился без обысков и грабежа. Забирали почти всё съестное, что им было по вкусу, оставляя женщин с детьми и стариков помирать с голоду в наступающей зиме.

Наша история закончилась на радость благополучно – все уцелели!

Через два года после войны в дверь постучался наш дядя Коля и привез из Москвы ребятам конфет, а маме пачку денег. Это была очень радостная и трогательная встреча! Мы никогда не забудем эти дни!

Вечная память и слава советским воинам!

Медведева София Валерьевна
Возраст: 13 лет
Дата рождения: 08.10.2009
Место учебы: МБОУ "Лицей № 32" г. Белгорода
Страна: Россия
Регион: Белгородская обл.
Город: Белгород