Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 10 до 17 лет
Мечта в образе былин

Глава 1. Пока искра в пепле, тогда и туши

— Вы знаете, что есть на свете люди и хорошие, есть и похуже, есть и такие, которые бога не бояться, своего брата не стыдятся… Жили в мире людском два брата. Совершенствовались они в своих силах и горя не знали. Были примером для всех: никогда не ссорились и помогали друг другу. Каждый день изучали всё больше они в своей магии. Ни один день не проходил у них без тренировок и совершенствований своих сил, становились они всё сильнее и сильнее. Братья были ещё юны, но уже достигли высот и были наравне с продвинутыми магами. Всегда были готовы прийти на помощь — и невольно человек это был или существо из волшебного мира. Как-то их даже хотели провозгласить королями мира, но те смущённо отказались. В какой-то момент они решили познать новую стезю — бессмертие. Книгу отыскали, ужасную, сильную и решили, во что бы то ни стало, овладеть этой могучей силой. Шли годы. Долгим и упорным трудом у них, наконец, получилось обрести бессмертие. Прознали об этом существа из мира волшебного, да как овладели ими злые помыслы, и захотели они заполучить книгу сильную, что секреты братьев хранила. Не хотели они зла для людей добрых, и пришлось им закопать письмена глубоко в землю-матушку. Разные твари волшебные разыскивали книгу нечистую, но по истечению многих веков так и не смогли найти её. Прошло ещё после этого несчитанное количество времени, все уже бросили попытки в поисках этой книги. Братья исчезли, а легенда и вера в них, до сих пор гуляет по волшебному миру. В народе их прозвали Белый Король и Черный Принц. Они стали верой для многих. Они стали как символ успеха и великих достижений. Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок.

— Матушка, а это правда? — Тоненький голосок послышался с левой руки.

— Кто знает, ведь эту историю рассказывала мне ещё моя бабушка, — Женщина встала с лавки. Тёплый свет свечи освещал усталый взгляд. — Дорогая моя, а теперь ложись спать. Смотри, твоя сестрица уже закрыла свои глаза.

Высокий голос затих, а затем послышалось тихое сопение. Мать с тяжёлым взглядом села за прялку прясть нити. В последнее время, дела у них складывались не очень. Почти все запасы кончились, да и продажи пряжи и тканей шли не лучше. Выживали, как могли. Жили они не в самом лучшем месте — ушли от посторонних глаз подальше от деревни, чтобы не прознали про нарушения волшебного закона. Несмотря на все трудности, они жили счастливо. Дети помогали родителям, а те в свою очередь учили их волшебному мастерству. Семья состояла из человека, колдуна и двух дочек.

Закон волшебного мира запрещал совершенствовавшимся колдунам и ведьмам влюбляться, и заводить любые отношения, как с обычными людьми, так и с другими волшебниками. Любое слово поперёк правил вело к суду над провинившимися народом, и нередки случаи, когда всё приводилось к смерти. Убивали весь род «предателей», чтобы искоренить это. Давно, эту поправку в законах сделал очень влиятельный маг, который был совершенствующимся с нуля волшебником. Ходили слухи, что из-за чувства зависти, когда он, путём долгого совершенствования, не смог одолеть другого колдуна-новичка, который был рождён от двух магов, он и решил всеми силами добиться смерти всех колдунов и ведьм, рождённых в союзе двух магов или мага и человека. После повышения своих способностей и статуса, он самолично расправился с соперником и «кровавый закон» вступил в действие. После этого, несколько лет вёлся отлов таких семей, многим пришлось прятаться в лесах и скрываться в горах. Через несколько лет вся эта волна охоты закончилась, но периодически соседи могли настучать на запретную пару и их превратят в пепел.

Женщина сидела при тусклом свете и тянула тонкую крепкую нить. Тихое бормотание давно знакомой колыбельной, которую напевала ей ещё бабушка, было единственное, что звучало, в этой тишине, не считая сопение сестёр. Это немного убаюкивало и заставляло прилечь на тёплую печь, но работа не дремлет. Свеча догорала, а готовой пряжи становилось всё больше.

Неожиданно, пламя начало подрагивать. Через пару мгновений распахнулась входная дверь, и в дом вбежал мужчина. Его взъерошенные волосы были мокрыми, а грудь вздымалась и резко опускалась вниз. Глаза были округлены, а брови сведены к переносице.

— Дорогая, забирай детей, и бегите, куда глаза глядят, — Мужчина немного заступил за порог и хлопнул дверью. — Наш секрет раскрыли, и сейчас к нам идёт народ. Убегайте и заб…

— Нет, я тебя не брошу! — Женщина вскочила с лавки. Сон как рукой сняло. — Если погибать, то вместе. Я вышла за тебя, зная, что это может обернуться смертью. Я знала и готова быть с тобой до конца. Всё равно, если расправятся только с тобой, то поиски меня продолжатся и не дадут спокойно жить дочкам.

Она подбежала к статной фигуре и обняла его так крепко как могла.

— Дура ты! Я не хочу тебя терять. Для своих любимых, я хочу только лучшего.

— С тобой я буду по-настоящему счастлива.

— Как знаешь, — Мужчина покачал головой и тяжело вздохнул. — Нужно собирать девчонок в дорогу. Скоро они будут у порога.

Стройная женская фигура поспешила будить детей, а мужчина припал на колени к небольшому сундуку прямо возле ног.

Сёстры спросонок ничего не понимали лишь через некоторое время, осознавая всю ситуацию, старшая начала лить слёзы. Мать пыталась её успокоить, но ничего не получалось. Сёстры с самого раннего возраста понимали, что язык за зубами нужно держать, что молчание золото, а если молчать — легче будет. Кто-то проговорился и теперь на душе так тяжко. Хотелось кричать, но нельзя ни в коем случае — услышат и прибегут быстрее. Мать с отцом никому не рассказывали, что у них были дети, да и о них знали пару знакомых, которым отец доверял. Теперь уже никому доверять нельзя. Горькие слёзы текли ручейками по молоденьким щёчкам. Вторая сестра всё ещё ничего не понимала и только тёрла глаза, пытаясь избавиться от остатков сна. Женщина постоянно обнимала и утешала дочерей. Она хотела напоследок запечатлеть их в своей памяти, всё же это были её единственные любимые дети. Сквозь пелену слёз, она надевала на них всё, что было тёплого у них дома. Мать уже завязывала тёплый платок на младшей, как послышался растерянный голос отца.

— Они уже тут. Нужно быстрее убегать, — Отец прервал их слёзы и указал на ход в полу. Недолго думая, мать помогла сёстрам забраться туда и отдала им всё, что осталось от тлеющей свечи. — Из подвала бегите к заднему ходу в лес. Не оглядывайтесь и не останавливайтесь. Чем дальше вы забежите туда, тем лучше для вас.

Мокрая дорожка в свете промелькнула на щеке мужчины. Он передал кулёк со всеми припасами, что у них были.

— Доченьки, будьте умничками и забудьте дорогу в эту сторону навсегда. Сюда больше возвращаться не стоит. — Женский голос ужасно дрожал.

— Матушка… Отец… Д-давайте убежим вместе. Просто сейчас убежим!

— Простите нас касатики, вам житья не будет спокойного. Вы найдёте лучшее место там, далеко, — Мать вытирала слёзы как могла. — Прошу, помолчите и выслушайте нас…

Русана кое-как старалась сдерживать слёзы. Младшая сестрёнка, которая поддалась ситуации, тоже начала шмыгать носом.

— Кровиночки мои, книга, которую я вам передам — величайшая книга нашей семьи. Русана, — Строгий мужской взгляд переместился на старшую сестру, — книга хранит в себе много знаний. Усердно учись по ней и вскоре она подскажет тебе правильный путь.

После этих слов, отец передал толстую обветшалую книгу в тоненькие ручки. На кожаной обложке, тиснениями были ощутимы узоры и символы. Маленькие пальчики невольно прошлись по обложке. На глазах снова навернулись слёзы. Опять настигло осознание ситуации. «Неужели мы больше не сможем увидеть их. Не сможем больше вместе ходить по лесу и больше не разделим целую миску лесной земляники». Ужасная дрожь рассыпалась по телу. По сердцу разлилась сдавленная боль, а дыхание закончилось. В этот момент время, будто остановилось. Счастливые воспоминания нахлынули один за другим. Крик вырывался из глотки, но тут же обрывался сиплым хрипом. Одна рука потянулась к лицу родителя. Хотелось напоследок коснуться родного лица, а лучше остаться. Хотелось, чтобы это всё оказалось страшным сном.

Послышались тяжёлые шаги за дверью. Половицы скрипнули под ногами смерти. Сёстры впервые увидели в глазах отца страх. Скорее это был страх не за себя, а за свою семью.

— Нет времени. Дочурки, вам пора. Проберитесь через задний выход из погреба. Когда окажетесь на улице, бегите. Бегите и не оглядывайтесь. У вас будет всего 10 минут, чтобы убежать далеко в лес. Берегите друг друга. — Последние слова отец проговорил тише остальных, всхлипывая.

— Мы всегда будем с вами. — Мать указала на незамысловатое переплетение нитей на запястье.

Это было последнее, что они услышали. Секундное замешательство, Русана схватила сестру в одну руку, сжала книгу в другую и побежала до выхода. Благополучно выбравшись из погреба они, как им и было велено, побежали со всех ног, вверх по холму до ближайшего дерева с которого начинался густой лес.

Ладошка коснулась шершавого ствола. Слёзы лились из глаз, а бег заставлял, итак, спёртое дыхание, исчезнуть вовсе. Русана припала на колени к могучему стволу, вдыхая заветный воздух.

— Сестлица, с тобой всё холошо? — Потирая мокрые глазки, проскулила младшая.

— Агидель, всё в порядке. Я просто немного отдышусь и дальше пойдём.

— Мы же велнёмся назад?

— Агидель, сейчас не время для глупых вопросов. Нам велено больше не возвращаться.

Младшая сестра опустила глаза в землю. Дыхание вновь постепенно возвращалось. Старшая сестра обернулась на их дом. Он был в огне.

Казалось, она слышала тихий плачь родителей. Стало страшно за жизнь сестры. Нужно было беречь и защищать сестрёнку, всё-таки она — единственная, кто у неё остался.

— Нам нельзя здесь оставаться. Идём.

Тут же она сильнее сжала руку Агидель, и они побежали всё дальше в густую чащу леса.

У них оставалось совсем немного времени, чтобы скрыться. Сквозь ночь и густой лес они бежали, как могли. Русане всё время казалось, что их вот-вот найдут и поймают. Было сложно дышать, сестра всё время скулила и просила остановиться, ноги болели — но нужно было продолжать бежать. Она не знала к кому обратиться, ведь из родственников у них нет никого. Неужели им придётся жить в лесу? В таком мрачном и холодном сейчас. Было только середина весны, и ещё даже не во всех местах растаял снег. В оврагах бежала талая вода, то и дело, натыкаясь на ещё не стаявший лёд. Под ногами было ужасно мокро и грязно. Ветер завывал тягучую песню. Казалось, всё было настроено на то, чтобы выдать или напугать сестёр.

Сил уже и вовсе не оставалось, нужно было продолжать, но ноги ужасно не слушались, да и спать сильно хотелось. Старшая сестра прислонила колени к земле.

— Сестлица-сестлица, что с тобой? Ну же вставай. — Агидель уже переходила на крик. Рыдала и тянула за воротник.

Маленькие ладошки прикоснулись к заплаканному лицу.

— Тише, — Вдруг послышался ослабленный голос. — ты только не кричи, а то услышат и сразу прибегут. Сестра немного устала, её нужен отдых. Давай немного поспим, а завтра продолжим идти, но если, что-то пойдёт не так, то ты беги без меня дальше.

Агидель прикрыла свой рот руками. Из бирюзовых глаз до сих пор лились слёзы, а бесшумный плачь продолжал преследовать её. Младшая сестра наблюдала, как Русана прислонилась к могучему стволу и медленно закрыла глаза, погружаясь в сон. Она сильно обняла свою сестру и уткнула холодный нос в её шею. Русана, из последних сил, приобняла её, и они вместе уснули под голой, обветшалой осиной .

***

Прошло бесчисленное количество времени. Первая очнулась младшая сестра. Она прищуренными глазками осмотрелась: серые грузные тучи заволокли небо, а в воздухе чувствовался запах сырости. Её придерживала рука старшей сестры, а сама она крепко сжимала её талию. Они вместе спали под деревом, которое, как знало, что девочки придут, бережно скинуло осеннюю листву под собой. В лесу было очень тихо и спокойно. Можно было услышать тихое биение сердца. Агидель прижалась посильнее к груди сестры и замерла. Русана глубоко дышала. Она так сильно устала, что ещё пару минут сна ей бы не помешали. Агидель потёрла глаза и поднялась на ноги. Атмосфера была действительно пугающей. Голые ветви деревьев так и норовили схватить бедняжек, а холод пробирал до костей. Взрослый человек бы уже отчаялся и сам бы прыгнул в лапы смерти, но маленькое сердечко видело крохотное свечение в этом мраке.

Девочка осмотрелась. Вокруг не было ни души. Она поправила платок, который во время сна, съехал прямо на глаза, и заметила книгу. Она лежала обложкой вверх, а её узоры до сих пор причудливо переплетались между собой. Агидель попыталась поднять книгу, но ничего не получилось. Она открыла её. Но смогла прочитать всего несколько символов, которые так и ничего ей не дали. Подумав, что старшая сестра могла бы узнать больше, она ринулась к ней. Хотела разбудить её, но она ведь так устала… Всё-таки пусть отдохнёт подольше.

***

Зелёные глазки заблестели в свете огня. Пока старшая сестра спала, Агидель развела костёр и уже готовила на нём что-то съедобное. Младшая сестра заметила, что Русана проснулась и сразу на её личике появилась улыбка.

— Сестлица, наконец, ты плоснулась! Я уже и костелок развела, как нас батюшка учил. — На этом она прекратила говорить и зашмыгала носом.

Русана ничего не ответила. Она действительно ничего не хотела говорить. Что она теперь будет делать? Как будет жить дальше? В чём смысл её существования сейчас…

— Нет! Стоп. Так нельзя. У меня есть сестра, нужно жить дальше. — Пробормотала старшая.

Она встала через силу и одной рукой поправила шапку-ушанку. Подошла к сестре и положила руку на плечо. Агидель подняла мокрые глаза наверх.

— Родная, всё будет хорошо. Я знаю, что сейчас может быть очень тяжело, но мы справимся. Заживём и будем самыми известными ведьмами.

— Как блатья из сказки? — В голосе звучала надежда.

— Да. — На лице старшей появилась лёгкая улыбка.

Младшая сестра наклонила голову в бок. Её лицо засияло. В такой темноте, даже свет огня казался очень тусклым по сравнению с её улыбкой.

— Ты развела его с помощью своей магии? — Выражение лица сестры приобрело строгий взгляд. — Будь с этим поаккуратнее, ты же знаешь, что твоя магия сильна для твоего возраста.

— Да, извини меня.

Русана одобрительно взглянула на неё и присела рядом. На ветке жарились первые вешенки. Свежие грибы прорастают вне сезон, отличаясь от классической устричной разновидности объемом плодоношения. В апреле встречаются одиночные пластинчатые грибы. Они аппетитно шкворчали и очень вкусно пахли.

Они были уже готовы, Агидель просто ждала, когда проснётся сестра, чтобы поесть вместе. Разделив пищу пополам, они приступили к трапезе. Это была самая вкусная еда за последнее время. Они ели грибы с таким удовольствием, что за ушами трещали. Еды было мало, но этого было достаточно, чтобы насытиться и немного привести мысли в порядок.

Агидель устала за день, и её клонило в сон. Русана, сидевшая с ней, приобняла сестру и поцеловала в макушку.

— Ты устала за сегодня, так много сделала. Поспи немного, а я посторожу нас.

Младшая сестра прижалась к Русане и сразу же засопела. Старшая сестра осмотрелась. Лес уже давно погрузился в царство ночи. Костерок горел приличным пламенем. Позади него она увидела выделяющийся предмет. Красивый узор мелькал в языках пламени. Девчонка потянулась за ним. Книга отца всегда завораживала её. С последнего случая было очень болезненно брать её в руки, но это было единственный выход помочь осуществить мечту сестры. Она открыла её. Большинство символов было ей знакомо. Теперь придётся обучать сестру всему, что она знает и узнает в дальнейшем. Им предстоит долгий путь сквозь трудности и страдания, но в глубине души Русана верила, что всё будет хорошо.

***

Шли дни. Сёстры блуждали по лесу, искали себе пропитания, выживали, как могли. Часто они засыпали под урчание в животах, греясь у костра, но гораздо реже девчонки наедались до отвала и ложились спать довольные. Как правило, в эти дни они и спали дольше, но это не меняло внутренней тревоги после сна. Ели они, как правило, ранние грибы — это составляло большую часть их рациона. Иногда попадалась молодая черемша, которая радовала сестёр, как цветом своих побегов, так и тем, что они смогут поесть. Из того, что можно было пить, была талая вода и берёзовый сок, но этого вполне было достаточно. Да и на что вообще было жаловаться — живы и ладно.

Так они прошли до конца весны. Молодые побеги уже переросли в крепкую траву. Солнце радовало своим теплом. Проснулись насекомые, птицы и лес преобразился. Уже больше не было тех голых веток и одиноких стволов. По земле расстилался зелёный ковёр, где иногда можно было рассмотреть беленькие, нежные цветы. Множество красных ягод краснели и прятались под широкими листьями. Конечно, многие стоило опасаться, но в семейных походах, отец и мать научили этому детей. Может быть, и из-за этого мерзкого закона они чаще находились в лесу, чем дома.

Очнулись не только растения. Множество диких зверей вышли из спячек, но благо в этих лесах не водилось огромных опасных хищников. Стало даже легче дышать. С лугов доносились запахи медовых трав и ароматных цветов. Казалось, что жизнь преобразилась и заиграла новыми красками. В таком ритме прошло ещё два цикла луны.

Наступило лето. Сёстрам было уже жарко ходить в кожушках, шапке и платке. В зимних валенках прели ноги и поэтому, они предпочитали идти дальше босиком. Сёстры раздобыли длинные палки и надели на них валенки, чтобы было удобнее. Им пришлось соорудить из зимней верхней одежды подобие кармана так. Чтобы туда можно было сложить мешающие вещи и расписную книгу. Так они и путешествовали только в ночных сорочках, пока однажды не наткнулись на небольшую клеть. Тут же до сестёр дошло, что они близко к деревне и это здание — дом лесника.

Сгустились сумерки, а в сторожке до сих пор не горел свет. Час, два, уже настала ночь, а в окнах всё темно. Русана решила на свой страх и риск переночевать в нём. Они подкрались к порогу и отворили скрипучую дверь. За ней было пустое помещение. Единственное, что заполняло комнату — это стол, который стоял посередине, на нём стояла свеча, а рядом была очень широкая скамья. В углу стояла совсем небольшая печка, предназначенная только для готовки. Свет, который мог быть в помещении, исходил либо от свечи, либо от окна. Они переступили порог, и зашли внутрь. Русана попросила осторожно зажечь свечу. Комната озарилась тёплым светом, прям как тогда…

Старшая повесила нос, но её тут же вывел из грусти голос младшей сестры.

— Сестрица, а мы точно можем здесь остаться? — Детский, наивный голос звучал немного обеспокоенно.

— Агидель, не переживай, — Русана задумчиво оглянулась, — если мы поможем в уборке этому человеку, то может он и не будет сильно ругаться, когда придёт.

— Хорошо, тогда побыстрее приступим, а то я проголодалась.

Так они и сделали. Где-то откопали ветошь, в ближайшей речке они набрали ведро и начали уборку. В сторожке действительно было очень грязно. Пыль была не только на полу и предметах, но и на стенах. Пришлось не раз сливать воду, чтобы очистить тряпку от этого мусора. Было странное ощущение, что в клети не было никого уже долгие недели. Русана думала об этом, но никакого вразумительного варианта не нашла. В любом случае им же будет лучше. Да и сторожка выглядела уж слишком пустой, будто хозяин собрал все свои вещи и ринулся навстречу приключениям. Конечно, если человек умер — жалко, но зато девочкам будет, где жить, и они уж точно позаботятся об этом доме.

Закончив с уборкой, они поели, то, что нашли раньше в лесу и легли спать. Агидель и Русана легли на лавку, прижавшись друг к другу. Это была их первая ночь за последний день, когда они сладко уснули, не боясь ни проливных дождей, ни яркого утреннего света.

***

— Сестрица-сестрица, вставай, книга светится! — Агидель толкала спящую сестру.

— Что такое, — не понимая спросонья Русана теряя последнюю дымку сна. — Книга?

Глаза округлились. Она вскочила, на столе лежала раскрытая книга на развороте, на котором было пусто и издавало завораживающее свечение.

Ps: Работа ещё не написана до конца, но я решила уже отдать её на конкурс. Тем более, если выйдет полный вариант, то там, естественно, будет больше 20 000 слов.

Спасибо и удачи)

Филякова Дарья Сергеевна
Возраст: 18 лет
Дата рождения: 09.09.2004
Место учебы: ГБПОУ МО Люберецкий техникум имени Героя Советского Союза, лётчика-космонавта Ю. А. Гагарина
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Дзержинский