XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Красный ботиночек

Наши семьи живут в одном доме, мы гуляем в одном дворе, учимся в одном классе, сидим за одной партой – я и Надя. Наши матери дружат, и взрослые считают, что мы с Надей подруги. Не знаю, оттого ли она меня невзлюбила, что я смирная и послушная или ей просто нравится изводить меня. Никак не пойму, почему именно я  выбрана жертвой.

–  У меня есть, а тебя –  нет, – смеётся Надя.

– У меня есть новое зеленое платьице в ярких цветочках, а у тебя –  нет!

Кажется, что сегодня не мой день рождения, а её.

– У меня есть кольцо с крылатым сердечком, а у тебя –  нет!

Такие кольца носят только старшеклассницы, и я отчаянно завидую  Наде.

– У меня уши проколоты, а у тебя –  нет!

Я давно прошу маму проколоть уши, но она считает, что в моем возрасте еще рано.

–  У меня есть подруги, а у тебя – нет! 

Надя легко находит общий язык с другими ребятами. Часто она приглашает девочек с нашего двора к себе домой, позволяет играть с ее куклами и тарабанить пальцами по старому пианино, а Надина мама готовит обед для маленьких гостий и дает им с собой конфеты.

Моя мама советует мне поучиться у Нади умению заводить друзей, она считает меня необщительной. Поэтому при родителях я всегда радостно рассказаваю о совместных играх и школьных делах, чтобы не доставлять им беспокойства. Мама с папой уверены, что у меня беспроблемная детская жизнь.

* * *

– Ты будешь водить! –  Надин палец упирается в меня. Девочки смеются. Мы играем в прятки, и я вожу третий раз подряд.

– Нет! Это нечестно! Пусть теперь водит кто-то другой. Давайте рассчитаемся.

– Будешь, иначе мы с тобой больше не дружим.

– Нет!

– Дружить! Не! Будем, – скандирует Надя, а за ней подхватывают остальные.

– Хорошо, я буду водить, – на мою руку, как летний дождик, падает одна теплая капелька, другая. Я начинаю считать. – Раз, два, три, четыре, пять…

* * *

– Как скучно! Здесь делать нечего, а в соседнем дворе новые качели поставили. Побежали?  –  Надя легко вскакивает со скамейки.

– Подожди! Я могу только здесь гулять, иначе мама будет волноваться. Не уходите… Пожалуйста… –  мама не разрешает  мне уходить со двора.

– Фу, коза ты, Дашка. Мы уже во втором классе. И только тебя мама в школу за ручку водит.  Глупость какая! Пошли, девочки. Скучно здесь.

* * *

– Вау! Красота-то какая!

– Где купила?

– Прикольные. Завидую!

– Даша, глянь! Смотри, какие у меня красные ботиночки. Подходят к моим сережкам с вишнями, правда?  –  у Нади новые красные ботиночки. –  Даша, ну? Нравятся? У меня есть блестящие красные ботиночки, а у тебя –  нет.

Надя кружит по лужайке в затейливом танце, она быстро перебирает стройными ножками, отчего красные ботиночки сверкают на солнце. Она немного похожа на  гусыню.

Мы большой компанией гуляем у озера. Некоторые девочки бегают босиком по траве и по песку, визжат, когда холодная вода окатывает их ступни, и топают ногами. Мы с Надей стоим в отдалении. Она – потому что только вчера получила от мамы в подарок новенькие ботиночки, а я – потому что я всегда стою рядом.

– Завидно, да? Ну, ты не расстраивайся. Когда-нибудь тоже сможешь носить такие, если не останешься нищей. Обиделась? – Надя отворачивается. – Тебя так легко вывести из себя. Это даже неинтересно.

Неожиданная ярость поднимается во мне из груди и ударяет в голову. Я подбегаю к Наде и толкаю в спину. Надя оборачивается, она зла, действительно зла и растеряна.

– Дура!

Мы набрасываемся друг на друга с кулаками, со всей силы колошматим куда попало, щипаемся до покраснения кожи и царапаемся короткими ногтями. Я не отличаюсь крепким здоровьем, вскоре устаю и начинаю дышать с присвистами, которые мешают вдохнуть полной грудью. Пока я пыталаюсь восстановить дыхание Надя, толкает меня на землю и победно выпрямляется.  Я валюсь в траву, локтем ударяюсь о какой-то камень, течет кровь.

– Ай! – рана неглубокая и, уж тем более, не угрожающая моему здоровью, но мне кажется, что кровь так и хлещет, и я не смогу ее остановить.

– Больно! – испуганно пищу я.

– Скорее, промыть надо!

Я смотрю вверх. Надя стоит рядом и такими же округлившимися глазами, как  мои собственные, и смотрит на рану.

– Зачем промывать? – ною я.

– Так во всех фильмах делают, – приводит веский аргумент Надя. – Идем скорее к озеру!

– Идем…

Я неуверенно встаю и бреду за ней. Надя стремительно бежит по траве, но около песка остановливается. Естественно, ведь на ней красные ботиночки, подаренные мамой только вчера! Надя нерешительно топчется, затем расстегивает ремешки, снимает ботиночки, стаскивает белые носки и босиком подходит к воде. Я делаю  несколько медленных шагов следом и остановливаюсь возле ботиночек.

– Эти ботиночки!

– А? – Надя поворачивается ко мне. Меж ее пальцев течет вода.

 Я хватаю один красный ботиночек и швыряю его в озеро, как можно дальше от берега!

– Нет! – Надя кричит, бросается ко мне, вязнет в песке, затем повернувшись к озеру, растерянно машет руками и, наконец, громко всхлипывает. – Они ведь совсем новые! Как я теперь домой вернусь?!

– Ничего, тебе еще одни купят, – равнодушно отвечаю я.

– Но на эти ботиночки мама полгода откладывала специально! Даша, мы ведь с тобой дружим, мы дружим! Даша! – кричит Надя мне в спину.

Я иду, не оборачиваясь, пока не слышу совсем другие слова. Надя больше не зовет и не плачет, она говорит уверенно и с расстановкой, как человек, имеющий превосходство над другими.

– Я обо всем рассажу маме.

– Что? – только сейчас я осознаю, что натворила.

– Я скажу маме, и она заставит твоих родителей заплатить! – вскакивает на ноги Даша. – Тебе больше никогда ничего не купят, чтобы расплатиться за эти ботиночки! Дура, ты только себе сделала хуже. Глупая, глупая!

– Подожди! Не надо рассказывать, – я сейчас разрыдаюсь. – Нет, не надо, не рассказывай…

– А как же? Мама все равно увидит, что домой я вернулась только в одном ботиночке и спросит, что случилось. И я расскажу. Уж будь уверена, я тебя выгораживать не стану!

– Погоди! А если… А если я… – что я могу сделать? Разве я могу что-то исправить? – Я найду твой ботиночек!

– Где? В озере? – Даша усмехается. Голос ее снова стал таким, каким она обычно меня дразнит. – Да ты скорее подхватишь простуду, чем вернешь мне ботинок! Впрочем, знаешь, мы подруги, поэтому я скажу маме, что кто-то украл мои ботиночки, пока мы с девочками бегали по пляжу. Она будет ругать меня, но тебе не достанется от родителей. Умно я придумала, а?

И мы бежим к нашей бойкой компании, собравшейся расходиться по домам. Все улыбаются, и Даша отшучивается насчет ботиночек, один из которых она уже успела куда-то задевать.

 

Смирнова Елизавета
Страна: Россия
Город: Москва