XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Кофе, который Вы любите, или История одной беседы

Написана свежими сливками на кофейной пене

 

Однажды вьюжным зимнем вечером, когда люди не выходят из дома без крайней необходимости, по переулку, едва освещенному фонарями, медленно шла молодая девушка. Со спины она выглядела усталой и чем-то недовольной. Не смейтесь: понять по плечам, какое настроение у человека может любой внимательный наблюдатель.

В пустом переулке магазины были закрыты – всем хотелось быстрее очутиться в теплых домах. Было всего лишь восемь вечера, но ждать клиентов в такую стужу – дело совершенно безнадежное, поэтому и не горела ни одна вывеска.

Девушка домой не спешила. Неизвестно, расстройство ли, обида или одиночество толкали её  в объятия пурги, но девушка шла не торопясь, даже не прикрывая лицо воротником от кусающихся льдинок.

Чудеса в нашей жизни случаются совершенно не волшебные. Огонек в кромешной темноте зимы в этом пустом переулке был чудом. Мягкий свет выбегал остудиться на улицу из маленькой невзрачной кофейни: размером она едва ли могла сравниться с просторной комнатой, внутри помещались лишь барная стойка, два столика на двоих и несколько высоких стульев. Название было неоригинальное и незапоминающееся.

Девушка зашла внутрь в сомнении. Ледяной ветер утомил её, но беспокоить добропорядочных людей, которые, наверное, уже собирались закрыться и уйти домой, внезапным визитом ей не хотелось. Она скинула тяжелое пальто и повесила на вешалку у входа. Молодой человек за стойкой улыбнулся гостье, не проронив и слова приветствия, — может, он был просто невежлив, а может, шестым чувством понял, что наша героиня не настроена на какие бы то ни было разговоры.

Девушка устроилась на диванчике за столиком, который стоял ближе к окну. Бумажный фонарик теплого персикового цвета низко свисал с потолка, высвечивая круглое белоснежное электрическое пятно на светлом дереве. Она попросила черный чай с бергамотом.

Прошел час, но, кажется, никто не собирался закрывать кафе. Молодой человек спокойно прибирался на рабочем месте, иногда поглядывая на задумчивую гостью. Внезапный порыв ветра заставил обоих поежиться. В кофейне появился третий.

— Добрый вечер! – парень, сорвавший шапку сразу при входе, сиял широкой улыбкой и абсолютно не был стеснен тем, что так неловко нарушил уютную тишину. Бариста кивнул вновь прибывшему  и махнул рукой, как старому знакомому. Получил схожий жест в ответ. Взгляд парня переместился на гостью: он смотрел на нее внимательно, таким взглядом, который можно назвать дерзким, и даже неприличным. Он присел за её столик, не спрашивая разрешения.

— Какой кофе Вы пьете по утрам? – он задал вопрос неожиданно для девушки, хотя, если бы она была таким же внимательным наблюдателем, как мы с вами, она бы заметила, что он очень долго собирался с духом, чтобы начать разговор. Не дожидаясь ответа, юноша продолжил: — Вы же видели эту рекламу, да? Там парень задает этот вопрос и оказывается, что ответ на него знают только самые близкие люди. Поэтому я решил, что вместо «хотелось бы узнать о Вас побольше» лучше подойдет кофе.

Неслыханная дерзость, подумалось гостье, настроения для флирта не было, и все улыбчивые навязчивые люди сейчас были чем-то раздражающим в максимальной степени. Она решила ответить грубо, чтобы сразу обозначить свою позицию.

— Я не пью кофе, ни по утрам, ни когда-либо еще в течение дня.

— Какое упущение! – казалось, молодой человек не заметил раздражения собеседницы.

— Тогда я обязан Вас просветить в этом вопросе.

— Я не переношу вкус кофе в любом его виде. Можете не пытаться.

— Я не буду заставлять Вас пить целую чашку, по крайней мере, сегодня. Просто сделайте глоток. Я даже заплачу за Ваш заказ в качестве извинений за неудобства. Попробуйте.

Гостье хотелось быстрее избавиться от нежеланного собеседника, поэтому она сделал глоток из белой фарфоровой чашечки. Кофе был горький с неприятным привкусом навязанного разговора.

***

Примерно через три дня после первой пробы кофе наша героиня вновь оказалась в этом переулке, конечно, девушка решила зайти в кофейню. Юноша, с которым она встретилась здесь в первый раз, уже сидел за столиком и пил любимый напиток.

— Добрый вечер! Я Вас давно жду! – сказал он, искренне улыбнувшись, чем немало смутил нашу героиню.  – Я уже заказал кофе для Вас. Сегодня попробуйте выпить целую чашечку. Вам должно понравиться.

Они назвали друг другу свои имена. Поделились впечатлениями о прошедшем дне. Выполнили программу «минимум» для первого знакомства, но с первого слова, сказанного в настроении, не испорченным сложным трудовым днем, они заинтриговали друг дуга. Кофе оставил вкус лимона с кислинкой интересного знакомства.

Вторая встреча была более удачна для этих молодых людей. С тех пор они много раз виделись в кофейне, беседовали и делились историями из прошлого и настоящего. Он никогда не говорил, какой именно кофейный напиток ей предстоит попробовать в этот день, но вкус каждый раз был новым и никогда не повторялся.

Однажды она запивала кофе холодной водой. Вкус у него был бодрящий и будоражащий, тогда он рассказывал ей, как прыгнул с парашютом и как катался на водных лыжах без страховки и спасательного жилета. Девушка всегда слушала очень внимательно, сама была немногословна, она хотела узнать, каков на вкус его кофе. Они пили одинаковые напитки, но ощущения, как ей казалось, должны были быть разные.

В среду кофе был многогранным. Сначала приторно сладким, когда они говорили о первой любви, потом вдруг реалистично горьковатым, когда заговорили о делах насущных, и наконец, каким-то безвкусно легким, когда она рассказала, что мечтает построить небольшой домик у реки со стеклянной крышей, чтобы любоваться звездами по ночам.

Незаметно пришло время Рождества, светлого семейного праздника. Неизвестно, было ли это новое чудо, или люди сами повлияли на ход событий, но наши герои оказались в кофейне и на это раз. Они готовили друг для друга подарки, надеясь на встречу. Кофе был нежный, горячий, будто разбавленный капелькой семейного вечера у камина и свежим запахом хвои.

Она не спрашивала у него, какой кофе он приготовил ей в этот раз. Она решила поискать сама и попробовать угадать, но делиться с ним догадками не захотела. Февральским вечером он ничего ей не говорил, сидел, прислонившись к холодному стеклу,  и о чем-то думал. Вкус у кофе был грустным, с терпким послевкусием отчаяния и обиды. Тогда ей показалось, что они пили фраппе.

Начало марта отмечали тоже в этой кофейне. Странно, но ни одному из них не пришло в голову встретиться где-нибудь за пределами, обменяться номерами или что-то еще. Когда ей думалось, что они пьют гляссе, он рассказывал одновременно о чем-то печальном и веселом, путался, забывал, возвращался к началу и постоянно её смешил.

Несколько недель она не могла зайти в кофейню. Он заметил её еще на конце улицы и побежал навстречу. Они просидели за разговорами до темноты, пока бариста не соврал, что у него закончились зерна. В тот день кофе горчил алкогольной ноткой долгожданной встречи.

А потом пропал он. Она старалась приходить так часто, как могла, затем стала приходить каждый день, боясь, что он может прийти, когда её не будет. Все время пила только черный чай с бергамотом. Вкус у него был неприятный, отдающий неоправданной злостью. Однажды она попросила баристу:

— Можете налить кофе, который мы пили с ***м  в первый раз, когда встретились? Хотя вряд ли Вы помните, — молодой человек загадочно улыбнулся, и подал гостье белую чашечку.

Она пригубила кофе и поморщилась от горькости. Да, это был тот самый напиток, который она пила здесь впервые.

— А теперь можете налить мне такой, какой мы пили в последнюю нашу встречу? – юноша подал ей еще одну чашку. В ожидании пьянящего вкуса она сделал большой глоток, но язык обожгла та же горечь. – Вы точно ничего не перепутали?

— Понимаете, — сказал бариста, от чего-то смутившись,  — это тот же напиток. Ваш друг заказывал всегда один и тот же кофе.

Она не знала, что ответить. Не было бодрящего ристретто и кислого романно, не было и грустного фраппе и теплого, слоистого мокко. Даже гляссе оказался совсем не гляссе. Она все-таки стала кофеманом, но зависимость её проявлялась почему-то только в присутствии одного человека.

Она много раз была в кофейне  с другими людьми. Пила Айриш и Коретто, но не чувствовала больше той пьянящей радости встречи, не могла согреться «пушистым» латте. Ей опять начал нравиться чай.

Прошел год. Она пила крепкийэспрессо. Сегодня был её День Рождения. Желание, которое она хотела загадать, было из разряда фантастических, поэтому не было смысла даже пытаться. Бариста поприветствовал её молчаливой улыбкой, как и прежде. Она устроилась на диванчике у окна. Повернулась спиной к двери – не хотелось тешить себя надеждами и следить за прохожими через стекло.

Морозный воздух ворвался в маленькую кофейню, по размерам напоминавшую комнату. Пришел новый посетитель.

— Какой кофе Вы теперь пьете по утрам?

Эспрессо в её кружке вдруг стал сладким и молочно- спокойным.

 

 

Павлова Анастасия Юрьевна
Страна: Россия
Город: Новомосковск