Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Как младшая сестра зависть ловила

Жила-была у синего моря старая колдунья. Она гадала людям на камнях, раковинах и растила в довольстве своих дочерей.

Старшую, красавицу и гордячку, взял замуж сын морского царя. Она родила ему шесть русалок. Ундины жили с отцом, но, поднимаясь на поверхность, осыпали мать жемчугом и кораллами. Продавая сокровища, с каждым днем богатела старшая сестра.

Средняя дочь – мечтательница и певунья – владела златострунными гуслями Садко. На рассвете выходила она к морю, играла и пела прибою. Голос девушки был так сладок, а музыка так волшебна, что богачи со всего королевства съезжались слушать их. Обретая славу, с каждым днем богатела средняя сестра.

Младшая дочь была простой девушкой. Ее жених был беден и наливал пиво в трактире у гавани. Она наигрывала пастушьи песни на губной гармошке, и красота ее была так же скромна, как мелодии, радовавшие соседей: рыбаков и батраков.

Девушка нанизывала на нити жемчужины и делала гребни из кораллов, помогая старшей сестре. Собирала плату со слушателей, служа средней сестре. И с каждым днем все больше стыдилась перед матерью, что не может сравниться с другими ее дочерьми и ненавидит их.

Чувствуя, что в тайне желает сестрам зла и готова навредить им, девушка решила бежать из деревни. На рассвете она собрала пожитки и выскользнула из дому. Но мать уже ждала ее за порогом со старым рыбацким неводом в руках.

– Я не в силах усмирить твои чувства колдовством, – сказала ведьма. – Но у меня есть волшебная сеть, с помощью которой можно подчинить себе зависть, если поймать ее в воде. Вот только невод давно порван. Много лет назад близнец владыки соседних земель хотел избавиться от злобы, что родился вторым. Он поймал зависть в сети и повелел служить себе. Но она оказалась хитрее его. Порвала сеть и подняла бурю, в которой погибли оба брата и на трон взошел ненавистный обоим отчим – легкомысленный и праздный старик. Пусть твое желание избавиться от зависти будет слабее желания подчинить ее. Но сначала почини невод. И увидим, что будет.

Выросшая в рыбацкой деревне, младшая дочь с готовностью села вязать узлы и сплетать нити. Но колдунья покачала головой:

– Купец, расплатившийся за гадание сетью, говорил, что ее сплел огромный паук из бурелома за холмами. Только он может починить невод. Если готова справиться с завистью к сестрам, иди к пауку.

Девушка обняла мать, поблагодарила за помощь и пошла по тропинке в дремучий лес.

Долго ли, коротко ли шла она, но наконец вышла к густому бурелому. Здесь могучие дубы впивались корнями в почву и склоняли кроны, чтобы защититься от юного, жестокого ветра. Тот прилетал с моря, гулял над прибрежными холмами и для забавы разрушал лес.

Сломанные его порывами ветви лежали внизу, покрытые ядовитыми грибами и мхом. Девушка подвинула одну из них, и по трухлявой коре поползли мохнатые пауки. Следом выползли их братья и сестры побольше. И совсем большие. Наконец бурелом вздрогнул, и из гнезда показался огромный, как валун в центре кельтских святилищ, отец-паук.

– Ш-ш-то ты хочеш-ш-шь? – зашипел он, подбираясь к девушке.

– Я принесла волшебный невод, который свяжет свою зависть, – ответила девушка. – Он порван. Ты один можешь починить его. Помоги мне!

– С-с-с какой с-с-тати мне помогать тебе? – прошипел паук. – Путник, которому я когда-то дал с-с-сеть, принес мне щ-щ-ит из дерева, что рас-с-тет ниже по ручью.

Он зачерпнул лапой воду, которая струилась меж камней. И, почуяв его злость, девушку окружили остальные пауки.

– Щ-щ-ит, – продолжал паук, – берег вход в мою нору от злого ветра, что валит деревья вокруг и мучает меня. С-с-старый щит трес-с-снул. Принес-с-си мне новый щит, и я починю невод для тебя.

– Хорошо, – сказала девушка. И пошла вниз по ручью.

Долго ли, коротко ли шла она, но наконец вышла к дереву с гладкой корой крепче брони. Девушка дотронулась до нее, и нижние ветви задрожали. Следом зашелестели ветви выше. И совсем высокие. Наконец в трухлявом дупле дерева показался мутный, желтушный глаз. Трещина в коре с трудом расползлась беззубым, старческим ртом.

– Ш-ш-то ты хочеш-ш-шь? – зашелестело дерево.

– Я пришла за щитом, как тот, что ты дал путнику для паука в буреломе вверх по ручью, – ответила девушка. – За это он починит волшебную сеть, которая свяжет мою зависть. Помоги мне!

– С какой стати мне помогать тебе? – прошелестело дерево. – Путник, о котором ты говори-ш-шь, прогнал червя, поедавш-ш-шего грибы у меня в ногах. Их грибницы сплелись с моими корнями. Нас связывали узы дружбы. Их гибель ранила меня, но я не мог защитить их от коварного червя!

Дерево подняло веткой камень и швырнуло в траву. И, почуяв его гнев, к девушке хищно потянулись молодые побеги из-под земли.

– А теперь червь вернулся и руш-ш-шит грибницу вновь, – продолжало дерево. – Прогони его, и я дам тебе щит для паука.

– Хорошо, – сказала девушка. И спустилась в расщелину меж корней.

Долго ли, коротко ли шла она, но наконец вошла в просторную нору, где с потолка, как нити хрустальных бусин дворцовой люстры, свисали лианы грибниц. Девушка дотронулась до них, и отовсюду показались черви. Следом выползли их братья и сестры побольше. И совсем большие. Наконец земляная стена осыпалась, и из лаза показался жирный, подобный морскому змею червь.

– Что ты хоч-ч-чешь? – зашипел он, подбираясь к девушке.

– Я пришла прогнать тебя от корней и грибницы, как сделал путник до меня, – ответила девушка. – Только тогда дерево даст мне щит из своей коры для огромного паука из бурелома вверх по ручью. Получив щит, паук починит волшебную сеть, которая свяжет мою зависть мою зависть. Уводи свое потомство и сам уходи!

– С какой стати? – прошипел червь.

Он замахнулся на девушку хвостом. И, почуяв его ярость, гостью окружили другие черви. Одни сплелись в клубки у ее ног. Обвили кольцами чулки и башмаки.

Но, почти ударив девушку, червь помедлил:

– Лучше ты помоги мне… Я ищ-щ-щу здесь волшебный гриб, который помогает расти. Путник, о котором ты говоришь, нашел его. И я стал таким большим, что мне стало тесно в этой норе. И таким могуч-ч-им, что захватил соседний лес. Но магия гриба конч-ч-чилась, а местные феи прогнали меня и мою семью. Я хочу снова стать большим и отомстить им. Уничтожить волшебных существ в том лесу, животных, растения. Отыщи мне гриб, и я нападу на соседний лес.

– Хорошо, – сказала девушка. И, переступив через его детей, подошла к грибнице.

В одно мгновение червь оказался там. Он свесился с потолка и посмотрел в глаза гостье:

– Я съем тебя, если не справишься.

– Моя матушка – колдунья, – улыбнулась девушка. – Ночами она ездит на своем коте за целебными травами. Благодаря снадобью из твоего гриба кот превращается в пантеру и прыжками несет хозяйку к дальним лугам. Я знаю, как выглядит твой гриб.

– Это славно, – облизнулся червь.

Тем временем девушка проворно потянула самую тонкую нить грибницы и вытащила из земли склизкий, мясистый, неприметный серый гриб. Червь жадно, с удовольствием и громким чавканьем проглотил его.

Вдруг нора заходила ходуном. Сверху посыпалась земля. Дети червя спрятались. Сам он изогнулся дугой, стал извиваться, как кобра, кольцами и внезапно одеревенел, встав на хвост, сверкая глазами на девушку. Потом подпрыгнул – и стал маленьким. Не длиннее и толще фаланги пальца мизинца годовалого малыша.

– Ты зря не спросил, как моя матушка превращает пантеру в кота, возвращаясь домой, – ухмыльнулась девушка. – Дело в том, что она дает ему кусочек уменьшающего гриба. Он растет на тех же грибницах, что и увеличивающий. Съев его целиком, станешь таким маленьким, что любой человек сможет тебя…, – она торжествующе занесла ногу над червяком, – РАЗДАВИТЬ!

Когда с вредителем было покончено, девушка что есть силы побежала к дереву. После смерти червя длинный лаз за ее спиной засыпало пылью, камнями и землей.

Склонившись к спасительнице, дерево отломило большой кусок своей прочной коры, из которого получился щит.

– А это, – дерево протянуло девушке лист и щепку, – твоя награда. Понадобится помощь – брось ее в воду. И увидишь, что будет.

Девушка поблагодарила его и отправилась в путь.

Долго ли, коротко ли шла она, но наконец вышла к густому бурелому, где отдала щит пауку. Он протянул лапы к неводу, и они замелькали над порванными нитями, превратив ветошь в липкое, ажурное, прочное кружево, обволакивающее руку, как козий пух.

– А это, – паук протянул девушке сотканный из своей паутины платочек, – твоя награда. Понадобится помощь – дунь на него. И увидишь, что будет.

Принесла девушка невод на берег моря и бросила его в воду. Сеть поплыла вглубь, и хозяйка не смогла догнать ее.

Тогда она бросила в воду лист и щепку, подаренные деревом. Они сразу превратились в легкую золотую лодку и тонкое серебряное весло.

Девушка забралась в лодку и, правя веслом, поплыла за неводом. Тут в отместку за ее помощь пауку разыгрался ветер. Он закружил над судном и поднял шторм, уносивший девушку все дальше от невода.

Тогда она подула на платочек, подаренный пауком. Он сразу превратился в крепкий штормовой парус, который стремительно понес лодку в нужном направлении. Вскоре девушка поймала невод.

Ветер сдался. Шторм стих. Девушка бросила невод в воду и призвала свою зависть появиться в нем.

Но снова и снова сеть возвращалась пустой. Однако девушка не чувствовала зависти и внутри. Путешествие, приключения и борьба не оставили ей времени на зависть, злость, обиду и стыд. В разлуке она скучала по матери и сестрам. Ей не хватало их поддержки и любви.

Как только девушка поняла это, невод стал приносить ей лечебные водоросли, изящные раковины, огромных раков и крабов, гигантских белугу и тунца, полных икры осетров. Утром младшая дочь колдуньи вернулась в родную гавань с богатым уловом и продала его на причале, зная, что завтра заработает больше, спустив на воду лодку с волшебным парусом и забросив сеть.

С причала побежала она к матери, обняла ее и рассказала о своих приключениях, подарках паука и дерева, победе над завистью, богатых улове и выручке.

– Твои сестры, – сказала мать, – тоже получили богатство ценой труда. Старшая с детства была искусной ныряльщицей и долго училась погружаться на заселенную народом морского царя глубину. Потом научила дочерей искать жемчуг и кораллы, избегать электрических скатов, мурен и акул. Средняя сестра много лет осваивала волшебные гусли, училась петь у небесных птиц. Ты тоже должна была развить талант, полученный при рождении. Я горжусь, что ты старалась не меньше других.

– Мы получили таланты благодаря твоему колдовству? – спросила дочь.

Вместо ответа колдунья сняла с шеи мешочек, который носила на широком кожаном шнурке. Мать достала оттуда горсть засохших рыбных чешуек. Брызнула на них водой. И они засверкали ярче солнечных бликов у кромки воды.

– Даже магия не дала нам с мужем детей, – сказала колдунья. – Тогда я вызвала из глубин золотую рыбку, трижды загадала ей одно желание, и одна за другой волны вынесли мне трех дочерей. Каждую из вас рыбка наградила удивительным даром и непростой судьбой. Но я всегда любила вас просто так. Материнской любви достижения не нужны. Главное, чем ты можешь меня порадовать, – больше никогда не уходить.

Больше колдунья не расставалась с дочерью. Та вышла замуж за слугу в трактире, родила мужу трех удалых рыбаков-сыновей и прожила всю жизнь в родной гавани. Ее семья стала поставлять рыбу повару самого короля.

И только ветер не забыл былую обиду. Но это уже совсем другая история. С другой колдуньей и ее дочерьми.

Усвицкая Мария Евгеньевна
Возраст: 11 лет
Дата рождения: 15.03.2011
Место учебы: МАОУ "Гимназия №1"
Страна: Россия
Регион: Саратовская обл.
Город: Саратов