Принято заявок
13

VIII Независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Хозяин Новогоднего Леса

Глава 1

Меня зовут Настя Семенова, и я ученица 4-«В» класса. Живу я в Морозовске. Он такой маленький, что если вы решите прокатиться на машине, то не успеете медленно досчитать до 100, как проедете это местечко и очутитесь на трассе.

Здесь всего четыре школы, в одной из которых я и учусь. А еще здесь есть почта, больница и музей, состоящий из одной единственной комнаты. В ней есть все сокровища мира, например, зуб динозавра, сабля самого первого казака и школьная тетрадка Морозки, известного всем как Дед Мороз.

Морозовск – родной город самого известного волшебника на земле. Здесь по-прежнему живут его родственники: тетушка Метелица и кузина Гололедица. Свою семью Мороз Иванович помнит и навещает, когда у него отпуск. А такая возможность случается только раз в десять лет. Чаще отпуск начальство не дает, так как у Деда Мороза должность ответственная, требует много сил и внимания.

Зима прошлого года выдалась слякотная. Не зима, а недоразумение сплошное. Дожди и грязь. И вдруг ударил мороз. Он сковал речку Быструю льдом, спрятал под снегом дороги, дома. Воздух стал настолько обжигающе холодным, что даже козявки в носу замёрзли. Морозовчане сразу поняли, это неспроста: к нам едет великий гость, вот Метелица и Гололедица в городке красоту наводят.

К середине декабря ко мне пришло ощущение праздника. Новый Год наступал, он свешивался объемными бумажными снежинками с потолка нашего класса, благоухал смолой и елкой из холла, выглядывал из моей сумки с переобувкой разноцветными, помятыми флажками. Чтобы мы не делали в школе, всё сводилось к предстоящему празднику. На математике мы решали задачи про ёлочные игрушки, наша учительница Юлия Олеговна читала нам о традициях празднования Нового Года в разных странах, а во время ИЗО мы рисовали ёлку. Даже на перемене после завтрака в столовой все одноклассники шушукались лишь о том, что Дед Мороз принесет им в подарок.

В четверг двух последних уроков не было. Юлия Олеговна приступила к репетиции новогоднего утренника. Мне с лучшей подружкой Варей достались роли снежинок. Мы стояли возле двери актового зала и как только эта дверь открывалась, и Юлия Олеговна махала нам рукой, мы вбегали и кружились вокруг елки. Честно говоря, мне танцевать не особо нравилось. Я бы хотела петь или играть одну из ролей помощников Деда Мороза. Петь я умею громко, об этом все говорят. На уроке музыке наша учительница так и говорит: «Семенова, не могла бы ты петь потише, только тебя и слышно». Но похоже мой талант вокала в этом году оценен не будет.

Так вот, вбегали мы с Варей в актовый зал по взмаху руки Юлии Олеговны. А махала она рукой редко. Мы уже успели посидеть на подоконнике, погадать на искусственных ромашках технички Люси Ивановны, сбегать в столовую за булочками. Каждый раз, возвращаясь, мы засовывали нос в щелку двери в надежде, что Юлия Олеговна нас позовет. Но она почему-то в нашу сторону даже не смотрела. Тогда Варя, наверное, от скуки, вдруг заговорила со мной на языке Пи, самом загадочном языке на свете. Мы этот язык придумали вместе еще в первом классе, чтобы Коля Вяткин, который хотел узнать о нашем самом секретном месте в школе, никогда о нём не догадался. Мы шифровали слова, прибавляя к каждому слогу «пи».

— ПОЙпиДЁМпи КАпиТАпиТЬСЯпи НАпи РЕЧпиКУпи! — попросила Варя.

Я давно не говорила на языке Пи, поэтому Варю поняла не сразу.

• НУпи ЧТОпи! — Варя удивленно посмотрела на меня.

• Апи КАКпи ЖЕпи РЕпиПЕпиТИпиЦИЯпи? — я еле-еле выговорила по слогам.

• НАСпи НЕпи ЗОпиВУТпи! ЗНАпиЧИТпи МОЖпиНОпи УпиХОпиДИТЬпи, — уверила меня Варя.

Наверное, так оно есть. Но я была неуверенна, ведь репетиция до сих пор продолжалась. С другой стороны, Варя учится лучше меня, она на целый год и три месяца меня старше, а еще ее мама — глава родительского комитета, поэтому моей подружке виднее. Эти доводы Варя всегда приводила, когда хотела меня убедить в чём-то. А сегодня приводить их не пришлось, потому что я их хорошенько запомнила.

К горке мы шли через висячий мост. Он был длинный и узкий как наш огородный шланг. Речка замерзла, осталась лишь широкая проталина прямо под нами. В ней еще плавали утки. Я молчала, потому что боялась. Варя продолжала рассказывать как будет украшать свою комнату, а я чуть дыша, ступала по оледенелым дощечкам. Мост немножко покачивался, у меня кружилась голова. Я крепко держалась за перила и старалась не смотреть вниз. Ну, почему мы не дождались моей мамы, которая обещала забрать нас после репетиции? Или не пошли в обход, по тротуару мимо магазинов и церкви? Почему я никогда не рассказывала Варе о самом главном своем страхе? Голова кружилась всё сильней и сильней, ноги не слушались и хотели сделать шпагат без моего разрешения.

Вдруг, я услышала крик подруги. У меня перехватило дыхание, а голова внезапно разболелась так, будто по ней попал баскетбольный мяч. Однажды Коля Вяткин зарядил в меня мячом на физ-ре да так сильно, что мне пришлось идти в кабинет медсестры. И тогда, и сейчас я слышала только стук сердца. Казалось, весь мир онемел, только в груди ТУК-ТУК, ТУК-ТУК, ТУК-ТУК…

Утка несколько раз ударила меня крылом и отплыла, рюкзак стал тяжеленным и тянул вниз, а я продолжала смотреть вверх. Мне стало так себя жалко. Мама наверняка будет ругать за то, что я опять не послушалась, и сверлить особым взглядом, от которого всегда становится стыдно. Я настолько расстроилась, что начала плакать от обиды на саму себя, от страха, и холода, а еще потому, что у меня совсем не получалось сбросить рюкзак, и он не давал всплыть. Видела небо я теперь через толщу воду и кажется совсем не дышала.

Вдруг, рюкзак решил сменить курс. Он, как моторная лодка, быстро повел меня к берегу. С трудом удалось повернуть голову и увидеть, что за лямки сумки меня тянул седой дед в красном пальто. Он вытащил меня на радость кричащей и плачущей Варе, которая сразу же бросилась обниматься.

— Зачем ты зимой надумала в речке плавать? — строго спросил незнакомец.

— Я-я-я не-не хотела, — это всё, что у меня получилось сказать. Зубы стучали, я вся дрожала от холода.

— Твоя подружка может заболеть, если не согреется. Ей нужно переодеться и выпить теплого молока. Попарить ноги в горячей воде с горчицей тоже не помешает. Поедем ко мне домой, никаких возражений я не приму, — сказал старик Варе.

— Нам мамы не разрешают с незнакомцами разговаривать, — возразила подруга неуверенно.

— Ну что же, давайте познакомимся. Я — Мороз. Дед Мороз. Вас я знаю. Ты Варя, любишь барби и куклы ЛОЛ, я их тебе под елку уже второй год приношу. А ты Настя, которая обожает петь и в этом году мечтаешь получить гитару. Я не ошибся? А теперь в машину.

Глава 2

Все в нашем городе знают, что когда Дед Мороз приезжает, он живет в своей резиденции. Он не любит ходить по гостям, потому что даже в отпуске продолжает работать. К другим людям волшебник в гости не ходит, но к себе приглашает. Были у него в гостях и хранительница нашего музея, и даже репортеры из «Морозовских известий». Но вот в чем фокус, как только гости покидают гостеприимного хозяина, они сразу забывают, где живет знаменитый Дед, и как дом его выглядит. Будто и не бывали вовсе. Взрослые даже термин подобрали — синдром коллективной амнезии, мы с Варей думаем, что это — чудо. Самое обыкновенное.

С улицы дом Деда Мороза выглядит очень скромным. Зеленый со ставнями. Металлический забор с непонятными узорчатыми завитушками — тоже зеленый, блеклый, местами облупившийся. Пока Мороз открывал ворота, мы смотрели как за его подворьем, катались дети по замерзшей реке.

Дом такой невзрачный снаружи, оказался великолепным внутри. Он бы наверняка понравился моей маме, если бы Мороз и ее пригласил в гости. Пока он хозяйничал на кухне, мы с Варей принялись осматривать комнату. Везде цветы: на окнах, на полках, подставках, полу. И не просто какие-нибудь зеленые, простенькие лопухи, а яркие, невероятные. Кажется Варе один из них тоже понравился. Она меня незаметно толкнула и прошептала:

— Настюха, тебе это ничего не напоминает?

— Немного куклу, наверное.

— Смотри, тут Мороз в каждом горшке детский мир выращивает.

Растение тянулось вверх и было усыпано разноцветными пупырчатыми бутончиками. Но стоило мне только наклониться к ним, как я услышала писклявую мелодию. Песня была настолько знакомая и …праздничная, что я стала напевать:

— В лесу родилась елочка… она росла…

А потом отломила небольшой отросток и незаметно сунула его в карман. Я представила как посажу его в горшок вместо засохшей герани, и он споет песенку моей маме на Новый Год. Чем не подарок?

Тут вошел Дед Мороз с большой кружкой и одобрительно нам подмигнул:

— Вижу, вы здесь освоились. Шкоды не наделали? Настя, ты полностью обсохла, вот теперь самое время молоко пить, чтобы не простудиться.

— Да, Настя, точно. В первый раз вижу, чтобы мокрая одежда на человеке так быстро высыхала, — Варя недоверчиво посмотрела на меня. — А рюкзак у тебя тоже высох?

С этими словами Варя бросилась к сумке, которая стояла в прихожей. Но вместо лужи, мокрых тетрадей и учебников, увидела аккуратные, чистые школьные принадлежности.

— Как вы это делаете, Дед Мороз? Настоящее чудо. Научите меня ему, пожалуйста.

— За комплимент, конечно, спасибо. Только я здесь ни при чем. Тут просто воздух… э-э… чудесный, особый, так сказать.

Мы поняли, что Дед Мороз сейчас решается на то, стоит ли нам доверить свой секрет или нет, поэтому сказали хором то, что говорим всегда в таких случаях:

— Дедушка, ну, пожалуйста. Мы никому не скажем. Честное-причестное.

Мороза долго не надо было уговаривать, он только нам рукой махнул. Дескать, идём со мной. Сами всё увидите. И вышел. Мы за ним. По длинному коридору сплошь украшенному картинами и цветами, вверх по лестнице с толстым ковром и цветами, через кабинет с книгами и цветами, просторным залом с уже наряженной елкой и цветами. Боясь потеряться, мы почти не замечая ничего вокруг, проскочили два небольших помещения и, свернув направо увидели широкий, высокий камин, а возле него большие мешки.

— У меня папа мусор во дворе сжигает, зачем в доме этим заниматься? — Варя спросила меня тихо.

— Хотите знать, что в мешках? — хитро улыбнулся волшебник. Он развязал ближайший, достал охапку писем и бросил их в огонь. Камин полыхнул сине-оранжевым цветом и вокруг засверкали маленькие искорки. Они немного покружили перед пламенем и легко разлетелись в разные стороны. Некоторые из них окончили полет, приземлившись прямо на растения возле камина, другие вылетели в дверной проем. Бутоны в комнате раскрылись и теперь это были вовсе не цветы, а игрушки. На камине зацвел конструктор, на окне дал рост плюшевый мишка, на полу по очереди из горшков к нам потянулись планшеты, куклы, бластеры, машинки, пистолеты, фломастеры и детская косметика.

Варя от удивления и неожиданности вскрикнула и спряталась за мной. А Мороз стоял и потирал от удовольствия руки, довольный нашей реакцией.

— Дети шлют мне письма. Желают мне счастья, здоровья, долгих лет жизни, а еще много чего желают себе… Волшебный огонь в доме всё исполняет, лишь бы мечты были добрыми и от чистого сердца. А ещё дом отапливает. Двойная польза, так сказать, — добавил Мороз.

Варя, подняв с пола коробку с кукольным чайным сервизом, немного засомневалась:

— Ну, допустим, у вас игрушек на всех детей хватит, только как вы успеваете подарки вовремя под елку положить? Где ваши помощники?

— Всё один успеваю, — подмигнул подружке Мороз, — время чудес еще не окончилось.

Снял с запястья часы и одел их на руку Варе. Ремешок был зеленый. Вместо цифр на циферблата переливались новогодние шарики, а вместо стрелок свой ход совершали стройная елочка и украшенный лентой посох. Над цифрой 12 сверкала звезда. И если сам механизм казался совсем старым и изношенным, то звездочка блестела так, будто кто-то только вчера приделал эту ювелирную детальку. Мне и Варе сразу захотелось до нее дотронуться, но Дед Мороз нас обеих схватил за руки:

— Не вздумайте звездочку тереть, а то время мне остановите! Нового года меня лишить вздумали? Всё, хватит! Посмотрели, погостили и по домам!

С этими словами он снял часы с Вариной руки, забрал у нее чайный сервиз и, насупившись, засунул часы в карман брюк. Я не знала, чем мы обидели волшебника, но чувствовала себя немного виноватой. Дед Мороз быстро проводил нас к выходу и захлопнул за нами дверь так равнодушно, как будто мы и не были знакомы вовсе.

Глава 3

На следующий день наш класс должен был писать полугодовой диктант. Русский язык был первым. Ох, как не люблю я эти контрольные, самостоятельные, диктанты особенно в конце четверти! Схватишь «тройку», а то и «двойку» и всё. Нет времени на исправление, так тебе «трояк» в четверти и светит. Иногда мне удается, конечно, в такие опасные дни прикинуться больной и в школу не ходить. Например, в прошлой четверти я себе немного клея пва в нос капнула. Он, когда засох, настолько впечатлил маму, что она сразу врача на дом вызвала. К приходу доктора я померила температуру нашей кошке. Мама дала мне градусник и пошла к окну высматривать машину врача, а я прижала термометр к Кэтиному мохнатому пузу.

— 38.7, — объявила мама педиатру Ольге Ивановне, и я получила возможность целую неделю валяться в постели, пить теплое молоко, противно-сладкие сиропы и смотреть мультфильмы.

Но сегодня 25 декабря, а значит всё иначе. Только попробуй заболеть! И всё. Новый год в полночь придется встречать под одеялом. Не будет утренника, не будет гостей, не будет ПРАЗДНИКА. Хочешь, не хочешь, а диктант писать придется. Я не расстраивалась, так как рядом со мной Варя сидит, а значит будет у кого списать. Это ведь не математика, где у каждого свой вариант.

Диктант оказался очень сложным. Обычно Юлия Олеговна нам всегда подсказывает. Каждую запятую она выделяет многозначительной паузой, а словарные слова произносит так медленно и четко, что даже если ты их не знаешь, всё равно напишешь правильно. Но сегодня на уроке Юлии Олеговны за последней партой сидела завуч Тамара Петровна, и Юлия Олеговна в ее присутствии совсем забыла, как правильно нужно читать полугодовой диктант классу.

Вот уже и звонок прозвенел на перемену, а мы еще не доделали морфемный разбор. Юлия Олеговна всегда нам разрешала на перемене дописывать, но сегодня была необыкновенно строга и сразу со звонком стала собирать тетрадки.

Варя, увидев это, достала из пенала часы на зеленом ремешке и потерла звезду.

— Откуда у тебя часы Деда Мороза? — я хотела спросить. Но передумала. Всё вдруг стало настолько чУдно, что этот вопрос показался совсем лишним.

Юлия Олеговна замерла, потянувшись к тетраде Коли Вяткина, в очень неудобной позе. Тамара Петровна застыла, начав вставать из-за парты. Несколько ребят так и не вышли на перемену, загородив собой дверной проем класса. А самое главное стало тихо-тихо. Перемены у нас настолько шумные, что слышно, как первоклашки носятся по скользкому паркету и гремят посудой в столовой. От такой тишины у меня заболели уши, а Варя, как ни в чём не бывало, подошла к столу Юлии Олеговны и забрала у неё сборник диктантов. Весело усмехнувшись, она сказала:

— Настюха, не переживай! Мы сейчас с тобой быстренько диктант на «пятерочку» проверим, а потом я опять всё запущу.

Не понравилось мне то, что Варя сделала. Мне так хотелось, чтобы поскорей всё вернулось на круги своя, что и диктант я проверять не стала, а отнесла тетрадь на стол к учителю.

— Тебя, Варя, разве не учили, что чужие вещи без спроса брать, значит — воровать!

— Ничего я и не воровала! — обиделась подруга, — ты, если не знаешь, Семенова, то и не говори. Не брала я часы у Деда Мороза. Да, думала об этом, но не брала. Мы сегодня, когда к уроку готовились, я сама удивилась, как они у меня в пенале оказались. Не иначе как волшебство. Ну, помнишь, как твоя одежда за секунды высохла. Вот и со мной чудо произошло. Часы появились тогда, когда они мне понадобились!

Варя, видя, что я волнуюсь, стала очень медленно проверять диктант. Понятно, что делала она это, чтобы меня позлить. Когда она наконец закончила, то важно сказала:

— Вот, а ты переживала! Сейчас еще раз звезду потру и Юлии Олеговне тетрадь сдам. Зря ты, конечно, не захотела диктант вместе со мной проверить.

Она прикоснулась к часам пальцем, но ничего не произошло. Варя помусолила пальцы и крепко зажала звезду с обеих сторон. А потом звезда отвалилась.

Глава 4

— Настя, что нам делать? — в ужасе закричала Варя.

— А почему ты не подумала об этом перед тем, как использовать для себя волшебство часов Деда Мороза?

— Всего бы этого не было, если бы кое-кто научился ходить по мосту, а не в речку падать, — с этими словами Варя, схватила часы и побежала к выходу.

— Ты куда? — крикнула я ей в догонку.

— Куда-куда.. К старому волшебнику! Это его часы! Пусть он их и чинит! А то что? Время только для нас работать будет? Мы так и состариться успеем, а всё будем ходить в четвертый класс!

Я хоть и злилась на Варю, но решила поспешить за ней. Как можно быстрее я запихнула школьные принадлежности в рюкзак, и на освободившийся от вещей парте, заметила сверкающую, отломанную от часов звездочку. Я ее бережно положила в пенал.

На улице мы с Варей остановились. Погода перестала быть холодной, ветер не дул. Даже снежинки застыли прямо в воздухе, так и не упав на землю. Казалось, что мы вовсе не на снежной улице, а в каком-то павильоне, где снимают фильм. А это всё зимние декорации. Чтобы не идти через мост, мы отправились длинной дорогой.

Весь Морозовск замер в привычной предновогодней жизни. Огоньки в витринах горели лишь одним цветом, прохожие остановились в спешке, машины казалось навсегда замерли на красный свет. Перед тем, как свернуть на улицу, где дом Деда Мороза, я заметила необычного незнакомца. Необычным в нем было то, что он ШЕЛ. А еще он издалека чем-то напоминал главного волшебника: тот же рост, походка, седая борода и прическа, только пальто у него черное и взгляд серых глаз внимательный и недобрый.

— Здравствуйте, милые дети, — улыбнулся пожилой мужчина, — куда вы так спешите?

Как странно слышать этот вопрос от неприятного старика. Как будто он совсем не удивлен, что время пропало, а вместе с ним исчезли движения, звуки, жизнь.

— Ну, девочки, куда торопитесь? — он снова повторил вопрос.

— А вы кто? — резко спросила я.

— Я…Мраз. Брат Мороза. А вас как зовут, юные барышни?

Я решила промолчать. У меня этот странный прохожий совсем не вызывал доверия, но у Вари было совсем другое мнение:

— Меня — Варя, а это — Настя. Мы идем к Деду Морозу. У нас такая беда приключилась, такая трагедия… С ней может только главный волшебник справиться. Вот эти часы, — и Варя протянула их незнакомцу, — умеют время останавливать. Случайно получилось, что они у меня оказались. Точнее мы были в гостях у Мороза… Он их нам показал… А я только подумала, что мне они помогли бы диктант написать… И вот сегодня они у меня непонятно как очутились в пенале…

Мраз внимательно склонил голову на бок. Казалось, он отлично понимает сумбурный рассказ моей подруги. Потом он взял протянутые часы и надел их себе на запястье.

В голове у меня пронеслось: «Ну, и дура эта Варя! Так бы и двинула ее по пустой башке! Сейчас этот непонятно кто заберет вместе с часами нашу последнею надежду на то, чтобы вернуть всё как было».

Внезапно Варя плюхнулась на посыпанный песком тротуар и завопила:

— Семенова, ты чего ругаешься и дерешься!

А Мраз при этом стал хохотать, как будто мы ему до этого анекдоты рассказывали.

— Ах, вы мои глупышки! Какие же вы предсказуемые! — с этими словами он нам подмигнул и пошёл прочь.

— Это всё из-за тебя, Варя! Зачем часы ему отдала? Погнали за Мразом, а то

без часов останемся!

Мы с Варей пустили за стариком, но прошло мгновение, другое, а мы продолжали стоять и смотреть вслед уходящему брату Морозу.

— Варя, ты бегать разучилась?

— А ты, Настя?

Сколько мы не пытались сдвинуться с места, но ничего не происходило. Ноги не слушались, даже шага не могли ступить.

И только, когда Мраз скрылся из виду, мы, напуганные произошедшим, побежали к Деду Морозу.

Глава 5

— Ну, здрасти-здрасти! — недовольно буркнул главный волшебник, отворяя нам дверь. — Я как раз за вами собирался. Это же вы мои часы без спроса взяли? Пришли их возвратить, ведь так?

Вид у Мороза был суровый. Мы рассказали о том, что с нами произошло, стараясь не опустить ни одной мельчайшей детали. Особенно старательно мы живописали встречу с Мразом. Я рассказала Морозу о том, что не поняла сама:

— Я только подумала о Варе плохо, а она ни с того, ни с сего упала и стала меня в этом винить!

— Ничегошеньки такого! Ты меня по голове кулаком стукнула! И гадостей наговорила, — протестовала подруга.

— Тихо, я сказал! Растрещались как сороки! Голова от вас болит! — Мороз в сердцах стукнул кулаком по столу.

Варя захлюпала носом, а я опустила голову, чтобы не встречаться взглядом с волшебником.

— Ладно, ладно, не такой уж я злой, хоть и злой сейчас, — продолжил дедушка. — Вы многого не знаете. Мраз — мне брат, конечно, но такой брат, родству с которым я и не рад особо. Он — тоже волшебник. Но, скажем так, считает себя не до конца реализованным. Дескать, заслуг, стараний, таланта у него больше, а должность главного волшебника вот мне досталась. Зуб он на меня точит, да и на всех людей обижен. Мечтает он и мне, и роду людскому отомстить так, чтобы каждый запомнил. Умеет Мраз мысли людей в поступки превращать, а поступки в мысли, стоит ему лишь рядом оказаться. Так что, часы тебе, Варя, не случайно в пенал попали. Волшебство это было, но не моё, а Мраза. И ты, Настя, только подумала плохо о подруге, как твои мысли моим братцем сразу в действия превратились. А теперь вот поразмыслите, что Мраз сможет сделать при помощи волшебных часов?! — и поднял указательный палец вверх.

Выдержав паузу и посмотрев на наши недоуменные лица, Мороз продолжил:

— Всё вам объяснять да разжёвывать надо. Начнёт Мраз время замораживать и весь мир за ночь обойдёт. Хорошие дела людские в мечты и мысли превратит, а скверные мыслишки обратит в поступки. Будут тогда в нашем мире только войны, преступления и всякий непорядок совершаться, пока не настанет конец человечеству.

— Дедушка Мороз, а часы без звездочки работать будут?

— Конечно, нет, Настя. Без неё они бесполезные.

Тогда я аккуратно положила эту деталь на стол и вопросительно взглянула на волшебника.

— А вот это меняет всё дело! — чему-то улыбаясь, произнёс старик. — Похоже мне придется навестить главного часовщика. Он подарил эти часы много веков назад. Ко мне Мраз не сунется за звездой, а вот к Часовщику отправится. Будет всеми правдами и неправдами уговаривать его починить часы.

— А как же мы, дедушка? — прошептала Варя, — мы же состариться успеем, пока вы там друг за дружкой гоняетесь.

— Верно ты говоришь, Варя. Без меня вам никак нельзя. Да и опасно вас оставлять. Вдруг, Мраз надумает вернуться. Придется вас с собой в Новогодний Лес брать. Одевайтесь потеплее, девочки, мы отправляемся.

Для нас было неожиданным, что надев шапки, куртки и варежки, мы не на улицу пошли, а гуськом за Морозом прошествовали в большую гостиную, где во всей красе, мерцая разноцветными огоньки, стояла украшенная елка.

— Беритесь за руки, будем водить хоровод! — скомандовал волшебник. —

В ночи огни твои горят.

В лес отведи нас, Ёлка,

К тому, кто в белой шубе,

Не холодно, не колко.

От этих слов ёлка подпрыгнула и стала расти.

— В ночи огни твои горят,

В лес отведи нас, Ёлка,

К тому, кто в белой шубе,

Не холодно, не колко.

Новогодняя красавица пробила крышу и улетела вверх, ее ствол стал широченным и прижал нас к стене. Налетел ветер и снёс стены, мебель и растения в доме Мороза. Метель только усиливалась.

И уже перед нами был не знакомый, всеми любимый даритель подарков, а сама морозная стихия. Она не говорила, а завывала, неся откуда-то сверху колючий, хлесткий снег. Мороз смотрел на нас ночным, одиноким небом. Мы сжимали не его ладони, а снежную пустоту.

— В ночи огни твои горят,

В лес отведи нас, Ёлка,

К тому, кто в белой шубе,

Не холодно, не колко.

Внезапно всё успокоилось. Вьюга прошла, и мы оказались в тихом лесу, полным елок, сугробов и чего-то ещё, чего сразу рассмотреть не получилось.

Семенова Анастасия
Возраст: 12 лет
Дата рождения: 11.02.2009
Место учебы: СОШ № 1
Страна: Россия
Регион: Ростовский
Район: Морозовский
Город: Морозовск