XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Город тысячи свечей

После обучения в университете меня направили по распределению преподавать математику в небольшом и отдалённом от цивилизации городе. Он был настолько маленький, что на карте обозначался красной точкой, на которой красовалась одинокая горящая свеча.

Когда я спросил знакомого, почему город так странно обозначается на карте, он ответил:

— Ходит легенда, что этот древний город много раз горел, потому что местные жители не умели пользоваться огнём, и всякий раз, когда в руках у человека появлялась свеча или спичка, начинался пожар. Но каждый раз, когда какая-то часть города воспламенялась, жители отстраивали её заново.

Эта легенда меня насторожила, ведь мне придётся работать в этом городе достаточно продолжительное время. Я боялся огня с тех пор, как один мой одноклассник в походе подпалил штанину, подойдя слишком близко к костру, чтобы поджарить зефир. Я переживал, что, живя в этом городе, могу проснуться однажды в горящем доме. Хотел уже отказаться от работы в этом странно неблагополучном городишке, но решил, что рано или поздно придётся побороть свой страх! А поездка туда — замечательная возможность это сделать. Тем более легенду, о которой недавно узнал от приятеля, я больше нигде не смог найти, хотя из любознательности ходил в разные библиотеки.

Собрав всю волю в кулак, начал складывать вещи в чемодан и уже на следующий день стоял на перроне, ожидая поезд, который домчит меня в неизвестный и таинственный город.

Ехать пришлось двадцать часов, но весь путь меня занимали чудесные пейзажи и довольно интересные попутчики, с которыми я с удовольствием общался. И всё же из головы не выходила история о городе. Я осмелился спросить у попутчиков, знают ли они что-нибудь об этом месте, и решил рассказать им то, что сам знал о городе. Как только мой рассказ закончился, один человек, смуглый, с седой бородой и в большой соломенной шляпе, усмехнулся.

— Эхе-хе-хе, молодой человек, – начал он. – Всё, что вам рассказывали об этом городе, – неправда. Я родился и вырос в нём и могу смело уверить вас в том, что этот город совершенно безопасен; там нет жестоких людей и с огнём все дружат, можно сказать, почитают его. Уверяю, город вам понравится. Я как раз туда еду. Возможно, мы ещё встретимся, и я покажу вам всё самое интересное.

Слова господина Эйдена — так звали старика — порадовали меня, и я стал относиться к неизвестному мне месту лучше, поэтому спокойно спал остаток дороги.

Прибыли мы в город очень поздно. Вышли из поезда только вдвоём – я и мой новый знакомый. На небе светил месяц, окружаемый звёздами. В воздухе пахло приближающейся осенью, дул тёплый ветер, гонящий по земле опавшие листья.

Я предложил господину Эйдену помочь добраться до дома. Старик с удовольствием согласился, и я, желая помочь ему, взял его чемодан.

Проходя по уютным улицам города, не заметил ни одной машины, да и сама дорога была аккуратно выложена серым камнем. По краям улиц тянулись ленты светящихся тёплым светом фонарей. Приглядевшись к ним внимательнее, понял, что внутри фонарных столбов были свечи, а не лампочки, как это обычно бывает. Этот городок больше походил на деревушку, так как не было ни одной многоэтажной постройки; все дома были каменные, двухэтажные, с красной черепицей на крышах. У многих домов были мезонины, в окошках которых виднелись горящие свечи. Около домов тянулись в облачную высь громадные клёны, начинающие потихоньку краснеть.

Осень всегда вызывала у меня приятное ощущение и символизировала начало чего-то нового и неизвестного, как этот город: я ничего не знал о нём, но где-то в глубине души испытывал знакомое чувство домашнего уюта.

Как сказал господин Эйден, мы приближались к центральной площади города. Она была большая, круглая, вокруг неё с разных сторон находились жилые дома и маленькие уютные магазины и булочные. В центре площади высилась каменная стела, на верху которой сидел, раскрыв громадные крылья, чёрный феникс. Около лап этой статуи светилась красная свеча, и феникс своими крыльями будто укрывал её от дождя или ветра. Если я был бы художником, то точно изобразил на полотне эту прекрасную площадь.

Остановившись около величественной стелы, господин Эйден поставил свой чемодан, снял соломенную шляпу и поклонился то ли свече, то ли фениксу. Я сделал то же самое, чтобы случайно не оскорбить чувства местного жителя. Постояв ещё немного и полюбовавшись прекрасным произведением искусства, мы отправились дальше.

Не прошло и десяти минут, как мы дошли до дома этого чудесного старика. Его жилище, как и все остальные дома в этом городе, было из чёрного камня с красной крышей и маленьким мезонином. Господин Эйден позвонил в бронзовый колокольчик, находящийся справа от красной выцветшей двери. В доме послышались торопливые шаги, и через несколько секунд нам открыли дверь. На пороге стояла веснушчатая девушка примерно моего возраста с рыжими волосами, заплетёнными в две длинные косы. На ней была белая рубашка, на вороте и рукавах которой виднелась красивая вышивка, красная юбка в пол, на плечах элегантно лежала малинового цвета шаль.

-Папенька, как же я рада вашему прибытию! – тихо, но радостно произнесла девушка, кинувшись отцу на шею.

Господин Эйден рассмеялся и поцеловал дочь в лоб и щёки, от чего у милой девушки появилась на лице лучезарная улыбка. Эта трогательная сцена была очаровательна. Но, увидев за спиной отца незнакомого человека с двумя чемоданами, лицо девушки приобрело удивлённый характер.

— Агния, это Кристофер. Мы с ним познакомились в поезде. Он приехал сюда учить детей математике. Этот добрый человек предложил мне свою помощь. Я обещал показать наш город, – спокойно сказал старый господин, увидев озадаченность на лице дочери. Оно вновь озарилось чудесной улыбкой. Агния подошла ко мне, протянула руку и произнесла:

— Спасибо огромное, что помогли отцу добраться до дома. Я буду очень рада, если смогу чем-то помочь вам в знак благодарности.

— Нет, что вы, — начал я. – Это пустяки. Я просто помог донести чемодан. Вот и всё!

— Хочу заметить, молодой человек, — вмешался господин Эйден, – что сейчас мало тех, кто готов помочь старшему поколению. Такие люди, как вы, достойны уважения и благодарности. Прошу вас, время позднее, оставайтесь на ночь у нас. Помнится, вы говорили, что остановитесь в гостинице на первое время. Хочу вам сообщить, что гостиница в городе только одна и находится на другом конце города. Заселитесь завтра. А сегодня мы можем вам предложить мягкую и чистую постель и очень вкусные рулеты с корицей.

Я даже не знал, что ответить этим милым людям, но, как только собрался сказать, что мне неудобно пользоваться их гостеприимством, девушка шутливо ответила:

— Оставайтесь, иначе я обижусь!

Её замечательная улыбка заставила и меня, и господина Эйдена улыбнуться. Я согласился остаться на одну ночь. Через мгновенье Агния открыла дверь и пропустила нас в тёплую комнату.

Внутреннее убранство дома было скромное, но очень уютное. Меня удивило то, что и здесь вместо электрических лампочек были свечи. В комнате, в которой мы находились, было два стола: один для приготовления пищи, соединённый с умывальником и шкафом для посуды, второй — для приёма пищи. Он находился практически в центре комнаты около встроенного в стену резного камина; в нём резво трещали дрова, и под этот замысловатый ритм огонь исполнял свой танец, от которого человек порой не мог оторваться. Рядом с камином стояло кресло-качалка с брошенным на него тёплым пледом и открытой книгой. Чуть дальше от кресла стоял большой шкаф с книгами и была видна лестница, ведущая наверх, под которой находилась дверь красно-рыжего оттенка с бронзовой ручкой. Комната освещалась плохо, кроме камина, дающего какой-никакой свет, я насчитал всего лишь пятнадцать свечей. Осматривая помещение, услышал:

— Ты купила свечу, доченька?!

Меня поразило то, что, взяв обычную белую небольшую свечу из рук Агнии, он смотрел на это восковое изделие, как на чудо.

— Да, папенька. Мне прибавили зарплату, и я решила, что ещё одна свеча в доме не помешает. Завтра нужно сходить в дом к Фонарщику, чтобы получить разрешение на её использование. Девушка ненадолго умолкла, но вскоре решилась снова заговорить. – Может быть, в этом году ко мне посватаются…

Я ничего не понял из этого странного разговора, а спросить было неловко, поэтому просто стоял посреди комнаты и любовался огнём в камине.

Вскоре мы сели за стол. Агния разогрела чайник и напоила нас великолепным горячим чаем с малиной. Вдобавок, как и обещал господин Эйден, эта милая девушка угостила меня рулетами с корицей, каких я никогда не пробовал.

Во время чаепития Агния спросила у отца, как прошла его встреча с врачом. Оказалось, господин Эйден ездил в соседний город на приём к доктору, который сказал, что со здоровьем у пожилого человека всё в порядке. Успокоившись, Агния начала расспрашивать меня о том, откуда я к ним приехал и надолго ли. Ей было интересно, как выглядел мой город, большой ли он, как он освещается. Отвечал на каждый её вопрос, а она внимательно слушала, впитывая каждое моё слово. Я следил за её умными карими глазами и видел в них что-то волшебное, завораживающее, доброе. Через некоторое время Агния улыбнулась, потупила взгляд и, встав из-за стола, произнесла:

— Спасибо за такой познавательный рассказ. Я никогда не была в других городах, не получалось, поэтому мне так интересно. Вы, наверно, устали, я постелю вам наверху. Мне завтра рано вставать, нужно пойти к Фонарщику…

— Могу ли я пойти с вами? – робко перебил я, надеясь, что мне ответят согласием. Девушка, недолго думая, улыбнулась и кивнула. Моему счастью не было предела.

Ночевал я в маленькой комнатке на втором этаже при свете одной единственной свечи, которую принесла Агния со словами:

— Свечку не тушите, она сама погаснет к утру. Я вам всё объясню позже. Спокойной ночи!

Не знаю почему, но я очень ждал следующего утра, чтобы познакомиться с новым для меня местом и пообщаться с такой милой девушкой, как Агния. «Как же быстро человек может поменять своё представление о чём-либо под влиянием других людей,» — промелькнуло у меня в голове. Я заснул, и последнее, что помню, это была маленькая свеча, которая почти слилась с подставкой и угасала, растворяясь в воске.

Проснувшись, увидел свечу, стоявшую на тумбочке. Она была целая, несмотря на то, что горела всю ночь. Мне это показалось очень странным, но я надеялся найти ответ у моих новых знакомых.

Спустившись вниз, увидел Агнию, моющую посуду, её отца, сидящего в кресле-качалке и внимательно читающего книгу. На столе стояла ароматная чашка чая и порция вкусного завтрака. Похоже, меня не хотели будить, и мне пришлось принимать пищу одному, что было крайне неловко и неудобно по отношению к хозяевам. Стараясь закончить трапезу как можно быстрее, чтобы никого не задерживать, я всё же решил спросить у хозяев про свечу.

— Когда вы успели заменить свечку в комнате, где я спал?

— Никто не менял свечу, она просто восстановилась, – легко и просто ответила девушка, забирая посуду. – Вы всё сами поймёте, когда мы с вами сходим к Фонарщику.

С этого момента я с нетерпением ждал минуты, когда Агния скажет, что мне пора собирать вещи и выходить на улицу. Девушка надела на мою шею длинный красный шарф, сказав, что с ним буду привлекать меньше внимания. Мы вышли из дома. Прогуливаясь по маленьким и уютным улочкам города, я понял, зачем мне нужен был этот шарф. Все жители городка носили красную одежду: мужчины ходили в красных жилетах с вышивкой, а девушки в красных или малиновых юбках ниже колена. Я бы действительно выделялся в своей синей рубашке.

Агния сообщила: мы можем по пути зайти в гостиницу и оставить там мои вещи. Что я и сделал, обратив внимание на отсутствие в маленькой пыльной комнатке хотя бы одной свечи. Пришлось попросить Агнию отвести меня в лавку, где можно было купить свечи. Девушка с удовольствием это сделала.

Это было маленькое двухэтажное здание, типичное для этого города. В нём было много света и различных разнообразных по форме, размеру свечей. Я купил себе пять на первое время, чему продавец был удивлён, а я не понимал почему. Агния, увидев вопрос на моём лице, шёпотом объяснила:

— Пять свечей сразу может позволить себе достаточно богатый человек, вот продавец и удивился.

— Не хотите ли взять одну свечу себе? – спросил я, желая отплатить девушке за всё добро, которое она для меня сделала. Я решил, что свечи для этих людей — очень важный предмет в их жизни и Агнии будет приятно.

— Я не могу её взять, – смутилась девушка.

— Почему же? Ваш дом не маленький. Чем больше свечей, тем лучше.

— Простите, я бы приняла эту свечу, если бы вы ко мне сватались. Так у нас принято.

Девушка раскраснелась ещё больше после этих слов. Мне тоже стало немного неловко, и я просто положил свечи в сумку Агнии, чтобы донести их до дома таинственного Фонарщика.

Как оказалось, этот дом находился около леса. К нему вела дорога, вымощенная плиткой, на которой виднелись рисунки горящих свечей. Большой трёхэтажный дом так же, как и все остальные дома, был кирпичный, с красной черепицей. Его украшала небольшая башенка со шпилем в виде летящего феникса. Мне показалось, что в окошке этой невысокой башни горела свеча. На двери дома висела табличка, на которой было написано: «В наших сердцах живёт огонь, но только от нас зависит, согреет ли он окружающих или оставит ожог».

Зайдя в дом, я ощутил резкий запах воска. Очевидно, у Фонарщика было столько свечей в комнатах, что ими можно было осветить целый город. Я увидел множество незажжённых свечей. Они были везде: на подоконниках, стеллажах и книжных полках, на столах, тумбочках. Мы дошли до красивой винтовой лестницы и поднялись на самый верх, прямо в башню. Это было светлое помещение, окружённое стеллажами с книгами, и там повсюду стояли свечи. В центре в большом кресле сидел седой старик в круглых очках и красном кардигане. На ногах у него были уютные красные тапочки, а в руках он держал чёрный длинный шест с колпачком, которым по обыкновению тушили уличные фонари. Старичок крепко спал. Я не понимал, каким образом этот человек мог быть таким важным и уважаемым лицом в городе и с нетерпением ждал знакомства с ним.

Немного позже заметил, что рядом с креслом находится большая золотая клетка, в которой дремлет огненно-красная птица с чёрным клювом, чем-то напоминающая орла. Эта птичка была точной копией феникса на центральной площади. «Неужели это настоящий феникс?! — пронеслось у меня в голове. – Такое бывает только в сказках». Но, посмотрев на спокойное и уверенное лицо Агнии, понял, что в этом городе может случиться всё. Девушка аккуратно подошла к старику и тронула его за плечо. Фонарщик мигом проснулся, а за ним взмахнул своими крыльями недовольный пробуждением феникс.

— Ах, уже утро! – воскликнул Фонарщик, поправляя очки. – Тёплой вам свечи, моя дорогая…

— И вам тёплой свечи, дорогой Фонарщик, — скромно начала Агния, доставая свечу. – Я к вам ненадолго. Мне всего лишь нужно осветить свечи.

Фонарщик мигом встал с кресла и подошёл к огромным стеллажам, попросив назвать фамилию Агнии. После старик взял с полки журнал, открыл его на странице, где была записана семья девушки, и попросил новую свечу у неё. Фонарщик подошёл к фениксу, погладил его, и тот как будто уже знал, что ему делать: вырвал у себя из крыла длинное красивое красное перо и отдал его хозяину.

— Итак, это ваша шестнадцатая свеча, я прав? – произнёс фонарщик, выгравировав эту цифру на свече пером феникса. – Что ж, осталось только написать эту цифру в журнале, и она будет служить вашему дому верой и правдой… А что вам угодно, молодой человек? Я вас раньше здесь никогда не видел, – обратился ко мне старик.

Я сказал, что мне нужно то же, что и Агнии, и вручил этому мудрому, как мне показалось, человеку пять своих свечей. Фонарщик меня зарегистрировал, пронумеровал свечи и вручил их мне, сказав:

— Запомните, Кристофер: теперь это необычные свечи. Они помогут вам в холодное время, никогда не погаснут и не закончатся. Люди здесь верят, что жизнь похожа на огонь, и, если вы здесь даже ненадолго, вам придётся считаться с традициями этого замечательного города. Вам всего лишь нужно уважать это место и людей в нём, ведь они дарят тепло так же, как эти свечи, но если с ними плохо обращаться, то в конечном итоге вас могут опалить гневом или вы просто растворитесь в собственной злости, как воск любой горящей свечи.

Эти слова я запомнил на всю жизнь и впоследствии очень часто их вспоминал, когда стоял перед каким-либо выбором. Но мы вернёмся к повествованию. После такого нравоучения Фонарщик повернулся к Агнии и произнёс с улыбкой:

— Через три недели у моего внука будет свадьба. Как всегда, празднуем всем городом. Приходите и вы, Кристофер, заодно и познакомитесь поближе с традициями нашего города. До свидания или, как говорят у нас, тёплой вам свечи, мои дорогие!

— Тёплой вам свечи! – произнесла Агния, и я повторил за ней это приветствие.

В тот же вечер я расставил свечи и уже собрался их зажечь, но меня опередили. Ровно в восемнадцать часов свечки, как по щелчку, вспыхнули сами. Это было удивительно. Открыв настежь окно, заметил, как один за другим на улицах зажигаются фонари. Я разглядел идущего по улице Фонарщика с летящим над ним фениксом и понял, что именно эта сказочная птица, способная возрождаться из пепла, зажигает огни в городе. Часы шли, а мои свечи всё таяли, но утром они были целыми. Я понял, что удивительные чудеса находятся в этом необыкновенном городе и что жить в нём интересно.

Наступил сентябрь. К этому времени многое изменилось в моей жизни. По наставлению Агнии и господина Эйдена я купил несколько красных жилетов и белых рубашек с вышивкой на манжетах. В своём городе не мог спокойно выйти на улицу и гулять без страха. В этом же городе все люди были дружелюбны, отзывчивы, ведь они верили: чем больше будут творить добра, тем ярче будут светиться их свечи. Считаю, это прекрасно, ведь настолько открытых людей ещё никогда не встречал.

Меня стали любить ученики, которые говорили, что я хорошо учу их математике. Очень часто расспрашивали про другие города, и я с удовольствием о них рассказывал, порой забывая, что лишь учитель математики, а не географии.

По вечерам частенько заходил в дом господина Эйдена и Агнии, где меня угощали ароматным чаем и вкуснейшими рулетами с корицей, и мы достаточно весело проводили вечера. Мы с Агнией очень быстро перешли на «ты», и я даже пару раз провожал её до дома после работы. Эта семья стала мне как родная.

Наступил день свадьбы внука Фонарщика. Я не знал, что подарить молодожёнам, поэтому решил купить небольшую свечу.

Венчание проходило около большого озера, окружённого еловыми деревьями и красными клёнами. Я поставил подарочную свечу на стол к остальным свечам и начал осматривать незнакомое место. На мосту, расположенном на озере, стояли жених и невеста. По традиции жених был одет в бордовый жилет, а невеста в белое платье, подол которого был окрашен в красный, оранжевый и жёлтый цвета – цвета огня, символизирующего пламенную любовь двух влюблённых сердец. Молодожёны держались за руки.

Агния и господин Эйден подошли к брачной церемонии. Я с трудом мог оторвать взгляд от Агнии. В бордовом нарядном платье и с распущенными рыжими волосами она, как мне казалось, затмевала своей красотой невесту.

Церемонию проводил Фонарщик с сидевшим на плече фениксом. Жених и невеста подвинули друг к другу половинки свечей, которые держали в руках.

— На каждой свече написана первая буква их имён, — пояснила Агния. – Когда Фонарщик их соединит, то получится одна свеча, которая будет символизировать образование новой семьи. Они поставят эту свечу дома на камин, и она станет для них оберегом. Такая свеча есть в каждом доме нашего города.

Фонарщик обвязал руки молодых бордовой лентой с золотой вышивкой и объявил счастливых людей мужем и женой. Пожалуй, это был самый трогательный момент за всё моё пребывание в городе.

Вечером, когда уже стемнело и на холодном осеннем небе стали постепенно зажигаться звёзды, началась самая запоминающаяся часть празднования. Ко мне подошла Агния и вручила венок, сплетённый из осенних кленовых листьев, в середине которого на жгутах висела маленькая плоская свеча. Я посмотрел вокруг. Многие пары стояли с похожими венками и целовали свою половинку. Я решил, что это тоже одна из традиций празднования, поэтому, краснея, нагнулся к щеке Агнии и поцеловал её. Девушка залилась краской.

— Зачем ты это сделал? – спросила она, дотронувшись до своей щеки.

— Это разве не одна из традиций? — я не успел договорить, как звонкий смех девушки прервал меня. Мне стало неловко, когда я увидел господина Эйдена, смеющегося так же громко.

– Это твой венок, – начала Агния, успокоившись, но по-прежнему улыбаясь. – Как только молодожёны опустят первый венок в воду, каждый гость последует их примеру. Это и есть свадебная традиция.

Я взял венок, подошёл к озеру и начал ждать. Через несколько минут первый венок был торжественно опущен на воду, после чего за ним последовали остальные. Фонарщик отпустил феникса, и тот, подобно стражу, летел за плывущими венками. Через мгновение водная гладь озарилась прекрасным тёплым свечением.

Именно в этот момент понял, что нашёл свой город и готов прожить в нём всю оставшуюся жизнь. Я испытал детское счастье, находясь в нём, ведь здесь было тепло, уютно, от людей исходил свет, согревающий окружающих, свет, которым щедро делились друг с другом. Понял, что именно здесь, в городе свечей, где так чутко относились к огню, хочу пустить корни, создать семью. И даже знал с кем.

Я взял Агнию за руку и крепко прижал к своему сердцу. Девушка ничего не сказала, просто приникла головой к моему плечу, и я всё понял. Мне больше ничего не нужно было. Казалось, тогда был только я, она и город тысячи свечей, который всегда будет согревать моё сердце.

Троицкая Марина Вадимовна
Страна: Россия
Город: Клин