Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Дверь

Саша уже много-много часов играл в очередной шутер, уткнувшись в ноутбук, и то и дело издавал ультразвук из-за того, что промазал мимо противника. Именно поэтому ему было невдомёк, что, вообще-то, уже семь часов утра, и он сейчас должен был вставать после здорового сна минимум восьмичасового.

Но скажите ему это, и он обязательно спросит:

«Кому это я должен?»

Но говорить, собственно, было некому. Отец всё ещё на работе, а мамы нет уже, ну, знаете, много лет. Так бывает. Люди умирают, и это нормально, правда? Саша давно перестал думать об этом, отстрадав своё. Мама была замечательной, хоть он и не помнит деталей её внешности и с трудом может воспроизвести её голос. Всё, что осталось в памяти — тёплые руки, пушистые волосы и мягкая улыбка. Мама была единственным, что напоминало о детстве.

А Саша всё играл. Было около восьми, когда он наконец со вздохом от последнего проигрыша вышел из игры, отключил ноутбук и взял кружку, где должна была быть вода.

Но вода тоже никому ничего не должна, поэтому кружка пустая. Саша понял это только когда уже поднял её, и она оказалась подозрительно лёгкой. Он тяжело вздохнул.

«Придётся идти за водой»

Дверь, украшенная огромной наклейкой с тигром, мягко закрылась за Сашей, не издав почти ни звука. В новой квартире ещё не скрипела ни одна дверь.

А ещё здесь откуда-то взялась пиала с миндалём на обеденном столе. И кучка подушек на ужасно белом диване. И как-то слишком уж чисто. И штор нет.

«А, насколько я помню несколько часов назад в гостиной не было дивана… И у отца аллергия на миндаль… Так, ладно, возможно мне нужно проспаться. Но сначала водичка»

Однако стоит Саше открыть кран и подставить кружку под струю воды, его кто-то хлопает по плечу и кричит почти в ухо:

— Саш, ты же сам просил наливать в графин воду, я зря кипячу каждый вечер что ли?

У Саши, честно говоря, сердце от страха отлетело аж в стратосферу. Но воду из кружки он послушно вылил, и направился к графину, предварительно повернувшись лицом к кричавшему.

Это был какой-то смазливый, по Сашиному определению, парень с удивительно странными красно-зелёными волосами, кажущийся ему знакомым. Даже интересно, почему. Знакомых с такими экстраординарными окрашиваниями у него точно нет. Память хоть и плохая, но волосы цвета незрелой клубники он бы запомнил.

«Главный вопрос — что он тут делает. Ну и ещё: что здесь происходит?»

Саша повержено садится на диван, непонимающе переводя взгляд со своего стакана на парня. Туда-сюда, туда-сюда. А потом чуть ли не залпом выпивает всю воду.

— Ты кто?

Парень, до этого скучающе жующий миндаль и думающий о своём, давится от этого вопроса и начинает кашлять. Саша испуганно подскакивает к нему, но тот уже откашливается.

— Саш, ты чё? Прикалываться вздумал? — Непонятный-Пацан хитро щурится, продолжая поглощать миндаль.

Саша отчаянно хватается за голову.

— Какое прикалываться? Это ты похоже прикалываешься! — Саша, если честно, уже начинает раздражаться, — я, значит, вышел попить водички, а тут какой-то чувак меня заставил пить воду из графина, хотя я уже лет пять только из-под крана и пью!

Они ещё минуту после этой тирады смотрят друг на друга, и тот парень начинает нервно смеяться.

— Заканчивай давай, это несмешно уже, — он продолжает опустошать пиалу с миндалём, — я же знаю, что ты с детства воду только кипячёную пьёшь, некузявый.

Саша скривился. Он перестал это делать после смерти матери. Ну, знаете, некому больше кипятить воду в железном чайнике на плите, к тому же проточная вода на вкус ничего такая. И это совсем не связано с тем, что первые три года Саша иногда не мог даже заставить себя встать с кровати.

— Что ты несёшь… — Саша расплывается на диване, тяжело вздохнув, — я ничего не понимаю.

Парень присвистывает:

— Я тоже ничего не понимаю, мой золотой, ты же должен был пойти книжки взять в библиотеке, — он встаёт, лениво шагая к дивану и забирая из рук Саши стакан, — или сдать, я уже не помню.

Кажется, Сашу ни на секунду не хотят воспринимать всерьез, поэтому он психует.

— Ну и ладно, я пошёл, — он машет рукой, на что получает ноль реакции, и заходит в свою комнату.

Там его встречает привычная кучка плюшевых тигров, любимый дорогущий ноутбук, полученный кровью, потом, слезами и летними подработками, да одежда, валяющаяся везде, где можно и нельзя.

Саша пробует открыть дверь из комнаты снова, мало ли, может это просто дурной сон, и он сейчас увидит привычную небольшую кухоньку с цветочными шторами.

Чуда не происходит.

— Ты чё дверями воздух гоняешь? — Непонятный-пацан стоит прямо перед дверью, скрестив руки на груди, — так стоп, а что за…

У него расширяются глаза:

— Что за беспорядок и… тигры?!

Саша не может удержаться от злорадствующего смешка.

— Это моя коллекция тигров, я её лет семь собираю.

Теперь очередь этого парня нервно присаживаться, только он выбирает для этого пол.

— Очуметь.

На том и порешали.

— Так, хорошо, шутки в сторону, — уже на кухне, которая оказалась и гостиной («Зачем иначе тут диван?»), парень становится серьёзным, — меня зовут Марк, и я всё ещё ничего не понимаю.

Саша выдыхает:

— Я тоже ничего не понимаю, Марк.

Из двухчасового разговора стало ясно, что вообще-то Марк лучший друг Саши («Да что ты такое говоришь, я тебя полчаса знаю» против «Ну я-то тебя уже лет пять»), они снимают вместе эту квартирку и учатся в университетах, разных правда. У Саши от такой информации глаза на лоб полезли — он, так-то, после одиннадцатого класса никуда не поступил, остался дома и планировал пересдавать экзамены следующим летом.

— И что делать теперь… — Саша, если честно, не планировал в конце июня вдруг оказываться студентом географического факультета. Особенно на специальности гидрометеорология.

«Я даже выговорить это с первого раза не смог, ну что такое! Спасибо хоть, что сессия, вроде, уже закончилась»

— М, я не знаю, честно говоря, — Марк выглядит встревоженным, и Саше думается, что это наверняка необычное зрелище, — но у нас всего два месяца на то, чтобы всё вернуть обратно.

— Да что вообще могло произойти! — Саша снова хватается за голову, — Я просто вышел из своей комнаты… А оказался как будто в другом мире!!

Выражение лица Марка вдруг меняется, словно он осознал что-то важное, а затем он вновь хитро улыбается:

— Почему как будто?

Саша смотрит на него с немым «Ты с дуба рухнул?» в глазах.

— Да-да, почему нет? — Марк расслабляется, видимо уже придумав объяснение происходящему, — В конце концов, как ещё ты можешь объяснить, что оказался в чужой квартире, и я тебя знаю, а ты меня нет?

— Ты не меня знаешь, — Саша машет головой, — Ты знаешь свою какую-то версию меня, шарящую в географии, а я собираю тигров и играю в видеоигры.

Марк снова смотрит тем самым «Я что-то понял» взглядом.

— Ну да, конечно! Параллельные миры! — Он радуется так, будто понял все тайны вселенной, а не предложил какой-то невероятно сюрреалистичный, по мнению Саши, вариант.

— Ты что, «Дома, в котором…» перечитался? — Саша уже начинает злиться. Было бы славно вернуться домой уже прямо вот сейчас, знаете.

— Если у тебя есть идеи получше, предлагай, — Марк фыркает, — не знаю правда, как вообще так вышло, что ты вообще сюда попал… Ой, получается, мой Саша в твоём мире сейчас.

Саша тяжело вздыхает.

«Я тут надолго»

— Я пошёл в свою комнату, — Саша машет рукой, мол, пока-пока, на что Марк цокает.

— Мы тут ещё не до конца разобрались! — Марк вскидывает руки, — вот, например, почему твоя комната вообще перенеслась вместе с тобой?

Саша со вздохом ещё тяжелее предыдущего усаживается обратно на диван и пожимает плечами.

— Мне-то откуда знать, я же не управитель вселенной.

Марк закатывает глаза на эту реплику. Существует ли в русском языке вообще такое слово? Вряд ли.

— Никакой фантазии! Мой золотой, ты постарайся хотя бы немножко, — Марк, очевидно, веселится, — это же тебе надо домой попасть.

«Ну да, конечно, ему-то что»

— Даже после твоей невероятно мотивирующей речи у меня нет ни единой идеи, — У Саши правда нет ни малейшего понятия, что случилось и как вернуть всё на свои места, — потому что в отличие от тебя, единственная фантастика, которую я читал это «Гарри Поттер»

Марк фыркает, и повисает молчание. От этого Саше становится некомфортно, потому что до этого Марк болтал как не в себя, и тишина режет слух сильнее, чем безостановочное тараторенье. Однако тот где-то в своих мыслях, видимо обдумывает происходящее в сотый раз.

— В общем, — Первым говорить начинает всё равно не Саша, — если мы за два месяца не найдём способ вернуть тебя обратно, то готовься к изучению океанологии.

— Обнадёжил, — Саша устало пялится в потолок, не желая больше думать.

Таким дурацким образом и начинаются совершенно неуместные приключения Саши. Он мог бы и обрадоваться, что его жизненная рутина наконец-то разбавлена чем-то интересным, скажете вы.

«К черту такие интересности» — скажет вам в ответ Саша.

И будет прав. Потому что за интересностями обязательно следует какая-нибудь ответственность. А это именно то, чего Саша избегал почти всю свою сознательную жизнь. Домашние животные? Отношения? Участие в конкурсах? Дополнительные занятия? Этого всего в его жизни не было просто потому, что портить вещи у Саши получалось намного лучше, чем сотворять, по его скромному мнению.

Именно по этой причине вся эта ситуация Саше казалась невероятно ужасным стечением обстоятельств в его жизни.

Самым отвратительным и обидным было то, что он даже не мог сбежать от этого. Если он вновь выберет игнорирование, то точно не попадёт домой.

Радовало лишь то, что он не один. Да, его компания — это «какой-то мутный пацан», но с Марком хотя бы будет повеселее. И, может, побыстрее.

Впереди долгий путь.

Парсегова Мэри Амбарцумовна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 22.01.2006
Место учебы: МБОУ СШ №15
Страна: Россия
Регион: Адыгея
Город: Майкоп (Адыгея)