Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Четыре октябрьских дня

Нет более слепого, чем тот, кто не хочет видеть.

Джонатан Свифт

— Мама всегда говорила мне: «Нужно быть смелым, чтобы видеть скрытое». Жаль, что я не могу услышать ее голос сейчас. Да и никогда больше. – Он начал отдирать ноготь.

— Не переживайте, Влад. Скажите, вы знаете, что имела Ваша мама в виду, когда говорила это? – она поправила очки.

Молодой человек по имени Влад встал, прошел несколько шагов по кабинету лучшего психолога Москвы и снова занял край дивана. Спустя две минуты, он смог лишь прошептать:

— Нет.

Он вышел из кабинета, так и не сказав ничего больше. До дома добирался, как в тумане, думая: «А что же, все-таки, хотела сказать мне мама? Может быть, я должен зайти в страшный лес, чтобы почувствовать чудесный аромат цветов и услышать прекрасно поющих птиц?»

***

— За что, ну за что ему это? – плакала только что подарившая жизнь Владу Александра Григорьевна Беднер, – он же пропадет! Мой мальчик!

— Не переживай, Cашенька, наша медицина обо всем позаботится. Мы выходим твоего сыночка – пообещала ей подруга Антонина.

***

— Меня учили дома. Родители нанимали учителей, способных полностью обеспечить мое культурное обогащение, поэтому вырос я в обществе взрослых. Уроков было так много, что я не знал никого из двора. Да и в принципе, никого, кроме родителей и учителей не знал… – он замялся.

— Можете назвать свою любимую книгу детства и сейчас? Мы проведем анализ и сравним, как повлияла на вас… — она смутилась.

— Да, говорите спокойно, доктор. Смерть моей мамы.

— Да, извините. Так вы можете назвать книгу?

— Моей любимой книгой всегда была пьеса Мориса Метерлинка «Синяя птица». Я всегда чувствовал себя Тильтилем. Эта книга, — он достал толстую тетрадь, на которой было написано: «Любимому Владюше от мамы Саши», — многому меня научила – я никогда не смогу расстаться с ней.

***

— Держи, сынок, это твоя первая книга. Аккуратнее. Да, вот она. Открывай первую страницу.

— Мамочка, но я же не умею читать.

— А я тебе помогу. Поставь пальчик сюда. Проведи им до пробела. Это слово. Теперь сдвигай пальчик по отдельным значкам – это буквы. Ф, Е, Е, Р, И, Я. Получилось слово: «феерия».

— А что такое феерия, мамочка?

— Это, родной мой, волшебное зрелище. А почему, ты узнаешь сам, когда прочитаешь.

***

— Эту книгу она переписала специально для меня. Полностью. У мамы не было двух пальцев на правой руке, и писать ей было очень больно. Но ради меня… — слезы проступили у него на глазах. – Извините, я должен отойти.

— Да, конечно, уборная по коридору и налево.

***

— Кем ты хочешь стать, когда вырастешь, Влад? – спросил учитель обществознания.

— Я буду Тильтилем из пьесы «Синяя птица»! – уверенно воскликнул мальчик.

— Ты же понимаешь, что Тильтиль – персонаж сказочный. Почему ты не хочешь отпустить птицу, спуститься на землю и подумать о профессиях?

— Тильтиль смелый. Он может победить даже Ночь. А я над темнотой не властен. Даже звезды для меня являются чем-то скрытым, таинственным. Еще я боюсь ходить в лес. Один, с родителями – все равно. Там страшные деревья и животные. Наверно, страшные. Я с ними никогда не встречался.

— Ты отнимаешь время от занятия, Влад. Записывай тему урока: «Профессии».

***

— Я пытался быть смелым. Я хотел понять ее слова, увидеть то самое скрытое, но никак не мог. А однажды увидел, и это скрытое мне очень не понравилось. В детстве я всегда знал, сколько шагов от дома до магазина, аптеки, прачечной, куда и где поворачивать. Как-то раз, помнится, мне было лет одиннадцать, ко мне пристала одна девочка, которая сбила меня со счета шагов. «Куда ты идешь?» — спросила она. Я ответил: «В магазин», а про себя пытался вспомнить: «Тридцать шесть, или сорок шесть мне осталось?» Девочка явно была любительницей прилипнуть к человеку и узнать о нем все. Так она и обо мне узнала все. В том числе и то, чего я сам о себе не знал, о моей слепоте.

Наступила пауза. Спустя минуту Влад продолжил:

— Я думал, что я такой же, как все. Я вообще не представлял, что другие люди что-то видят. Учителя ничего не говорили мне об этом, даже биолог, и сами не выдавали себя, как видящих. Я думал, что мир – это темнота перед глазами, и что каждый другой так же, как и я, считает шаги до магазина, до аптеки, до прачечной и читает руками, нащупывая буквы шрифта Брайля.

Я был не то чтобы зол на маму, я был в полной ярости. Даже не знаю, как это описать. Но вы понимаете?! – он перешел на крик, — Я все это время жил во лжи! Я мог бы уже в 5 лет смириться с тем, что я не такой, как все, и спокойно жить дальше, но нет! Я принял это лишь в 17, хотя мог сделать это на 12 лет раньше! – тут его голос дрогнул.

— Спокойно, Влад. Возьмите воды – не потеряла самообладание женщина.

Влад взял стакан, понес его к губам, сделал несколько глотков и наклонился, чтобы поставить стакан на стол. Но стола рядом с ним не оказалось – Влад упал на пол в отчаянии.

— Я пытался быть смелым. Я пытался видеть скрытое – спокойно начал он, поднявшись обратно на диван. — Но все это было напрасно, потому что я априори ничего не мог видеть! Почему жизнь так несправедлива ко мне? Почему я не могу, как Тильтиль, надеть шапочку, повернуть алмаз и все увидеть? Я же тоже не из робкого десятка! – речь его прервалась. Некоторое время в кабинете стояла мертвая тишина.

— Мама еще говорила: «Кто ищет, тот всегда найдет» — на глазах у Влада вновь выступили слезы, он был в ярости. — Да ничего никто не найдет! Точнее, найдут только способные видеть. Сеанс окончен! – мужчина вышел и хлопнул дверью.

***

Со всех сторон Влад слышал: «Такая молодая… Могла ведь еще жить…» На похоронах матери, казалось, было больно всем, кроме него. Он уже ничего не чувствовал. Ни к кому.

— Здравствуй, Владик! – мужчина вздрогнул, услышав голос незаметно подошедшего человека. По тембру Влад определил, что это низкая и полная женщина лет шестидесяти. – Ты что, не узнал меня? Хотя, чему же я удивляюсь – я же тебя совсем маленьким лечила. Я – Антонина Васильевна – работала акушеркой и была хорошей подругой твоей мамы, поэтому и принимала у нее роды…

— Извините, — перебил ее Влад, — я сейчас не хочу ни с кем разговаривать.

— Хорошо, я понимаю. Я лишь хотела отдать тебе письмо от Александры. Когда я видела ее перед смертью… неделю назад… она просила передать его тебе.

Женщина притянула к себе руку Влада, вложила в нее конверт и ушла.

***

Распечатал. Нашел начало. В голове послышался мамин голос, произносящий все то, что Влад сейчас читал на бумажке, где ручкой было выдавлены точки – шрифт Брайля.

Он слышал: «Мой милый Тильтиль! Я знаю, что тебе сейчас непросто. Меня рядом уже нет, и, возможно, никогда не окажется, но я знаю, что ты со всем справишься. Тебе страшно, но ты вспомни, как Тильтиль и Тило, будучи запуганными Ночью, все же открыли дверь. Не будь же и ты запуганным, открой ее, и увидишь все скрытое. Не зрением, а проницательностью. Найди же свою Синюю птицу. Запомни, малыш, самый слепой – это тот, кто не хочет видеть. Я тебя люблю».

***

— Мне стало намного лучше, доктор. Спасибо вам.

— Вы же понимаете, Влад, что я ничего не делала, просто слушала Вас. Вы сами изменили свое мнение. Кстати, не позволите узнать, как Вы к этому пришли?

— Я стал смелым и увидел все скрытое. Я больше не чувствую, что все меня жалеют и считают себя виноватыми в том, что я слепой. Я по-настоящему смирился со своим недугом. И я знаю, что люди тоже принимают меня таким. Я по-настоящему счастлив.

Яхричева Мария Дмитриевна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 19.08.2008
Место учебы: БОУ ВО "Вологодский Многопрофильный Лицей"
Страна: Россия
Регион: Вологодская обл.
Город: Вологда