IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Алекс. Первое дело.

АЛЕКС. ПЕРВОЕ ДЕЛО.

Номинация: Проза на русском языке.

Возрастная категория: с 14 до 17лет.

Сквозь сон я слышу звонок мобильника. С трудом открываю глаза, смотрю на часы. На них три часа ночи. Интересно, какому «умному» человеку пришло в голову звонить мне в такое время. Только хочу поднять трубку, как звонок обрывается. Беру телефон и смотрю, кто мне звонил. Оказывается, это  моя однокурсница Настя.

Убираю телефон и пытаюсь заснуть. Бесполезно. Такое чувство, что что-то уже случилось или скоро случится. А дядя учил доверять своему чутью. Вздыхаю и включаю ноутбук. Пока он загружается, прохожу на кухню и ставлю чайник. Осматриваю свою новую квартиру.

Это большая студия в черно-белых тонах. И  все-таки я добилась своего. Два месяца уговаривала дядю отпустить меня в другой город. В конце концов, он разрешил, но только на условиях, что он купит мне тут квартиру и оплатит мне  учебу, если я не поступлю. Я согласилась, но за учебу платить не пришлось. В академию МВД я поступила легко. Еще бы! Меня дядя с детства учил всему, что нужно знать в полиции, и в 14 я уже отлично стреляла. Проучилась пока неполный курс, но в академии уже превзошла многих студентов.

Подхожу к ноутбуку и открываю сайт нашей группы. Вроде ничего нового, но чувство не исчезает. Наливаю кофе, проверяю почту и заваливаюсь на кровать с книгой в руках.

Примерно через полчаса на телефон приходит сообщение. Пустая смс-ка от Насти. Нахмуриваюсь и звоню ей. Не берет. Пытаюсь звонить еще раз, и еще. Та же картина. Качаю головой и наливаю себе еще кофе. Думаю, может, позвонить дяде, но потом отметаю эту мысль. Не звонить же ему только из-за того, что мне что-то почудилось.

Примерно до шести утра читаю книгу, потом одеваюсь и выхожу на пробежку. После того, как пробегаю пару километров возвращаюсь домой и сажусь завтракать. Но все утро мои мысли заняты только одним – что случилось с Настей? Нельзя сказать, что мы лучшие подруги, но я все равно забеспокоилась.

Вздыхаю, встаю из-за стола и иду одеваться. Надеваю синюю футболку с джинсами, накидываю кожаную куртку, беру черную сумку и выхожу из дома. За десять минут дохожу до метро и через полчаса уже подхожу к академии. Показываю пропуск охраннику и прохожу внутрь. Там встречаю Стаса, моего однокурсника. Он красивый, у него греческий профиль с яркими изумрудными глазами. И мне кажется, что он ко мне неравнодушен.

— О, привет, — говорю я. – Настю не видел?

— Привет. Нет, я только пришел. А что?

— Да так, ничего, — задумчиво протягиваю я и спрашиваю. — У нас сейчас что?

— Боевая подготовка.

Вздыхаю. Снимаю куртку, сдаю ее в гардероб, и мы молча идем. Через некоторое время замечаю, что он пристально смотрит на меня. Я не выдерживаю и огрызаюсь:

— Что?

— Что что?

— Почему ты так смотришь на меня? – он смущается и ничего не отвечает.

Мы заходим в зал, и он отходит к своим друзьям. Моя подруга Лена машет мне рукой и зовет меня:

— Алекс, иди сюда! – Я подхожу к ней.

— Привет, Лен. Готова к зачету?

— Даже не спрашивай. Было бы здорово, если бы и у меня дядя стрелять умел и меня научил. Но не всем так повезло, как тебе. Только у тебя дядя – лучший капитан милиции. Хоть и бывший.

Я показываю ей язык, и она улыбается. Я оглядываюсь и вижу, что Насти нет.

— А где Настя?

— Настя? Не знаю. Я сама только что пришла. Странно. Она обычно никогда не опаздывает.

— Ага, а еще странно, что она позвонила мне в три ночи, а через полчаса прислала пустое сообщение…

Тут в зал входит наш тренер по стрельбе. Ему примерно 23 года, недавно закончил академию и сразу поступил сюда. Высокий, красивый, и немного строгий. Зовут Дмитрий.

— Все, хватит болтать. Все на разминку, потом пробежка и дальше зачет по стрельбе.

После тренировки я была выжата как лимон и физически, и морально. К тому же все время думала о Насте.

— Слышала новость? – ко мне подходит Стас. – Следующей пары не будет, у нас есть лишние два часа. Преподавательница ногу сломала, замену поставить еще не успели. Что делать будем?

         — Слушай, Стас, ты не обижайся, но мне надо быстренько сбегать в одно место… — план медленно созревает у меня в голове. – Прикроешь если что?

         — Конечно, ты же меня знаешь. А ты куда?

         Я неопределенно качаю головой и иду к выходу. Беру куртку и выхожу. Вспоминаю, что Настя живет где-то недалеко отсюда. Быстро иду к дому, где она живет. Все время меня преследует чувство, что что-то случилось. Звоню ей на домофон. Никто не отвечает. Тогда звоню ее соседке, тете Таше.

         — Да?

         — Теть Таш, это я, Александра. Подруга Насти. Откройте, пожалуйста.

         — Конечно.

         Дверь открывается, и я залетаю в подъезд. Поднимаюсь на шестой этаж, не дожидаясь лифта. Нажимаю на ручку двери, она открывается.  Предчувствие нехорошего не исчезает. Хочу зайти в квартиру, но внезапно приходит смс-ка. Я открываю ее и прислоняюсь к стене. Читаю: «Если тебе дорога жизнь – не входи…» С Настиного номера.

         Стою минуту перед дверью, но потом все-таки решаюсь зайти. Я же уже здесь? Первое, на что обращаю внимание – это беспорядок. А Настя славится своей аккуратностью. Второе – на полу вижу несколько капель крови. Глубоко вздыхаю, прохожу в комнату и застываю на месте. Рядом с окном стоит мужчина, лет 35-ти, который кажется мне немного знакомым. В его руках был охотничий нож.

         -Кто вы такой? – спрашиваю я. Он оборачивается, роняет нож и говорит:

         — Я отчим Насти, — он заметно нервничает. – Вчера приехал, а Насти нет. Ты не знаешь, где она может быть? – я отрицательно качаю головой.

         — Настя про вас не рассказывала, — произношу я.

         — Да, она не любит говорить обо мне. Так ты точно не знаешь, где она?

         — Нет… Я ее однокурсница, Александра.

         — Приятно познакомиться. Я Иван Григорьевич, — он внимательно смотрит на меня. Внезапно у меня звонит телефон. Я беру трубку. Лена.

— Привет, — слышу ее веселый голос. – Ты куда ушла?

         — Привет. Слушай, Лен, я сейчас у Насти, можешь подойти? Похоже Настя пропала. – говорю я.

         — Хорошо, я  с Макарычем, скоро буду, — говорит Лена. Макарыч – наш преподаватель по тактическому ведению боя. Закончил академию пару лет назад. Ему понравилась наша компания и мы подружились.

         Я села на пол у двери, прислонила голову к стене и стала ждать. Иван Григорьевич так и стоял возле окна. Через 10 минут дверь в квартиру открылась, и вошли Лена, Макарыч и Стас.

         — Привет, народ, — говорит Макарыч. Я улыбаюсь ему и поднимаюсь с пола, не обращая внимания на Стаса, который хотел мне помочь подняться.

Макарыч замечает Ивана:

– Здравствуйте…

         — Здравствуйте, я отчим Насти, Иван Григорьевич, — представляется тот.

         — Что тут произошло? – спрашивает нас Стас.

         — Я приехал с охоты, а тут кровь, и Насти нет, я испугался, не знал, надо ли куда обращаться, ведь подростки сейчас такие…

         — С вами все понятно, — прерывает его Макарыч. – Так, а что с тобой? – обратился он ко мне.

         Я говорю, что Настя никогда не прогуливала, и когда она не пришла на зачет, у меня появилось плохое чувство, что с ней что-то случилось. Поэтому решила ее проведать.

         — Черт, ты умеешь влипать в истории, — протягивает Стас. Я делаю шуточный поклон в его сторону и поворачиваюсь к Макарычу.

         — Что будем делать?

         — Вы втроем идете в институт, у вас скоро пара начнется, а я пока разберусь со всем этим.

         — А ничего, что пара у Вас? – делает невинные глазки Лена.

         — Ничего, ничего. Я тоже скоро буду, — выпроваживает нас преподаватель и закрывает за нами дверь.

         Я в бешенстве пинаю дверь и спрашиваю ребят:

         — Пойдем в академию или ко мне? Я еще не все рассказала.

         — Ну, — Лена со Стасом переглядываются, — давай к тебе.

         Я киваю, и мы идем к метро. Через полчаса входим в мою квартиру. Я снимаю кроссовки, кидаю сумку на диван и подхожу к холодильнику. Достаю апельсиновый сок и разливаю его в стаканы.

         — Спасибо,- говорит Стас, — так что мы еще не знаем?

Я им пересказываю события сегодняшнего утра.

– И еще, перед тем, как я зашла в квартиру, мне пришла смс-ка от Насти.

         — Опять пустая?

         — Нет, там было написано, что если мне дорога жизнь, я не должна входить туда, — подхожу к окну и смотрю в него.

         — Но это же опасно! – смотрит на меня Лена. – Убийца видел тебя, а ты об этом никому кроме нас не сказала…

         — Почему сразу убийца? – резко поворачиваюсь я. – Это может быть кто угодно – вор, похититель…

         — И убийца, — продолжает Стас. Я смотрю на него. И киваю:

         — И убийца, — подхожу к столу и включаю ноутбук. – И еще… Ее отчим может быть к этому как-то причастен, — замечаю я мимоходом, пока ввожу пароль.

         — Думаешь? – саркастически поднимает бровь Лена.

         — Не знаю. Просто он не понравился мне. А своим чувствам я доверяю. Скользкий он какой-то. Может, это вообще какой-то незнакомый человек… Мы же ее отчима не видели.

         — Все может быть, — философски замечает Стас.

         Мы болтаем еще около часа, затем я провожаю ребят до метро и по пути домой вспоминаю, что надо зайти в магазин. В «Пятерочке» покупаю шоколадку и кофе. На кассе опять приходит сообщение. Я достаю телефон и замираю. Опять с Настиного номера. Текст такой: «Будешь лезть в это дело — ты следующая».

         В квартиру я забегаю минут через пять, и бросаюсь к шкафу, в котором лежит кинжал. Его мне подарил дядя, когда мне исполнилось семнадцать лет. Богато украшенная рукоять и очень острое лезвие. Подарок моему дяде от осетина, которому он спас жизнь. Как только он оказывается в моей руке, я сразу успокаиваюсь. И решаю, что пора звонить дяде.

         — Привет, Алекс. Давно не звонила. Как дела?

         — Да со мной хорошо. Тут такое дело. Предчувствие что-ли…

         — Не темни. И давай четко. Выкладывай все по порядку, — дядя знает, как со мной надо говорить, когда я расстроена или растеряна. Я рассказываю ему все, что было в этот день. Ничего не скрывая. Он единственный человек, которому я доверяю.

         Моих родителей убили, когда мне был всего годик. Убийцу посадили только через два года, причем посадил именно дядя. А потом он завязал с работой опера и начал меня воспитывать и учить.

         — Алекс, ну ты и вляпалась. И почему я не удивляюсь? Это у тебя, между прочим, от отца. Он тоже вечно влипал во всякие такие истории, — я усмехаюсь.

         — И что мне делать? – спрашиваю я у него.

         — Притворяйся, что ничего не случилось. Но будь настороже. К тебе приехать надо?

         — Нет, спасибо. Сама справлюсь. Пока. Люблю.

         — Пока. И я тебя. Если нужна помощь…

         — Да, я знаю.

         Я положила телефон на тумбочку, легла на кровать и моментально заснула.

         Просыпаюсь ранним утром, умываюсь, делаю пробежку. Затем принимаю душ, завтракаю, и быстро иду в академию. Там встречаюсь с Леной и спрашиваю:

         — А где Стас?

         — Он заболел. Позвонил мне сегодня утром и сказал, что у него температура под тридцать девять поднялась, — я качаю головой. – А что?

         — Да так, ничего, — я помолчала минутку. – Слушай, давай сходим к Макарычу, мне интересно, что он вчера узнал.

         — Давай, — мы подходим к нашему преподавателю.

         — Опять суете нос не в свое дело? – вздыхает он. – Мы пока не знаем, что случилось с Настей. В квартире ничего интересного нет. Ее отчим очень расстроен. А где вы вчера были? – здесь он подозрительно прищуривается.

         — Ну, мы почти дошли до академии, но тут Стасу стало плохо, и мы отвезли его домой. Не бросать же друга одного, — убедительно вру я. — Кстати, Макарыч, — в голову мне приходит отличная идея, — ты можешь нас прикрыть? Мы с Леной хотим к нему сбегать. А то он позвонил, сказал, что ему очень плохо…

         — Хорошо, — после минутного молчания произносит он. – Только без фокусов.

         Через пять минут мы уже выходим из академии, и Лена смотрит на меня как на сумасшедшую.

         — С ума сошла? Нам теперь еще за Стасом предлагаешь ухаживать?

         — Это, похоже, ты с ума сошла. Не дождется он. Нет, я просто хочу осмотреть все в Наськиной квартире.

         — А как ты туда попадешь? Дверь вышибешь? – скептически смотрит она на меня. Я вытаскиваю из кармана ключи, усмехнувшись, говорю:

         — Можно, конечно, и дверь вышибить, но ключами будет удобней.

         — Как ты их достала?

         — Так я вчера у тети Таши попросила ключи.

         — И она тебе дала?

         — А как же. Все-таки в академии МВД учусь.

         За разговором мы доходим до дома Насти, поднимаемся на ее этаж и открываем дверь. В квартире прохладно. Я поеживаюсь, когда опять замечаю пятна крови. Мы проходим в гостиную, и Лена спрашивает:

         — Что ты хочешь здесь найти?

         — Просто… Даже не знаю… Я, конечно, понимаю, что Макарыч тут все обыскал, но у меня такое чувство, что мы что-то обнаружим… — я и сама понимаю, что объяснение вяленькое, но все-таки.

         Лена выходит на кухню. Я подхожу к окну и смотрю в него. Ничего интересного. Поворачиваюсь, чтобы отойти, но тут вижу на подоконнике царапины. Нахмуриваюсь и провожу по полоскам пальцами. Я отлично помню, что несколько дней назад этих царапин здесь не было. Подхожу к двери, и там замечаю еще несколько таких полосок. И что-то мне подсказывает, что это связано с нашим делом. 

         Качаю головой, иду к Лене, и уже через несколько минут мы выходим из подъезда. Про эти царапины ей я не сказала. Вздыхаю и говорю:

         — Ты куда сейчас идешь?

         — Не знаю. Наверное, домой поеду. А ты?

         — Тоже. Ладно, пока, — прихожу домой и до семи вечера читаю книгу. Быстро перекусываю и пью кофе, собираю рюкзак, кладу в карман нож-бабочку и через час подхожу к дому Насти. Минуту смотрю на окна ее квартиры и захожу. В квартире не зажигаю свет, на ощупь пробираюсь к двери в зал и сажусь за нее. Теперь, если кто-нибудь войдет, меня он не увидит.

         Жду несколько часов. Усмехаюсь, когда вспоминаю, как дядя говорил, что у меня нет терпения. Увидел бы он меня сейчас! Ближе к часу ночи, когда я стала дремать, дверь в квартиру открывается. Напрягаюсь, достаю диктофон и прислушиваюсь.

         — Девчонка в порядке? – глухо доносится из коридора.

         — Да, пока, — с усмешкой отвечает второй. Второй голос я узнаю. Это отчим Насти.

         — Будь с ней осторожней. Она нам нужна живой. Пока, во всяком случае, — от этих слов я холодею. — А я все равно не понимаю, почему ты так заволновался. Это же девчонка, мелюзга. Надо было лапши навешать, так нет, ты ничего не придумал что сказать.

         — Я  ж не специально, — оправдывается отчим.

         — Ладно, забыли, бери деньги. Я жду тебя в машине – тут я узнаю второй голос. Макарыч?

         Дверь захлопывается. Свет они не включали, светили фонариками. Иван Григорьевич зашел в комнату, подошел к шкафу и стал шарить в вещах. Я подкралась к нему сзади и сильно нажала на точку на шее. Он тяжело оседает на пол. Я хмыкаю:

         — Красиво отключился. – Достаю веревку из рюкзака и связываю его. Вставляю кляп. Тут же звоню Лене и объявляю всеобщий сбор.

         Через десять минут открывается дверь, и голос произносит:

         — Ты как тут, не умер, сколько можно тебя ждать? Эй, ты где? – Я произношу:

         — Здесь я, здесь. Не ожидал?

         — Лучше бы ты дома осталась, —  в комнату входит Макарыч. – Я же предупреждал тебя, чтобы ты держалась подальше от этого дела.

         — Извини, но я подчиняюсь только дяде и только когда мне это выгодно. Почему-то всегда тянет сделать все наоборот, — говорю я и достаю «бабочку».

         — Ты же это не серьезно, Алекс, — усмехается он.

         — С чего ты это взял? – он прищуривается и спрашивает:

         — Ты действительно думаешь, что сможешь мне что-нибудь сделать?

         — Одна нет, но нас много. Я уже позвонила Лене, так что скоро здесь будут все мои друзья. А ты, может, пока расскажешь, что все-таки произошло и где Настя?

         Макарыч минуту злобно смотрел на меня, потом вздохнул и уселся на пол. Я прикрываю дверь, и слушаю его объяснения.

         — Я в паре с Игорем играю в азартные игры. Поначалу везло, мы выигрывали. Однако скоро удача отвернулась от нас. Мы начали проигрывать, задолжали серьезным людям. А недавно Иван сказал, что у его падчерицы есть деньги. От матери осталось. Иван и залез сюда ночью. Я в коридоре был. Иван вазу свалил в темноте. Настя проснулась. Он запаниковал и вырубил ее. Здесь недалеко Иван гараж снимает. Так мы туда Настю отнесли. И решили договориться с ней. А она ни в какую. Не говорит где деньги. Две ночи она просидела в гараже голодная. А сегодня вечером все выложила. Решила, что жизнь ей дороже. Вот мы сегодня и пришли  забрать деньги. И хотели оставить записку о том, где Настя. Мы собирались отдать долг и уехать из города. Благодаря тебе, не получилось, — и он горько рассмеялся.

         — А тот звонок? Смс-ки? – быстро спрашиваю я.

         — Ну, тут я просчитался немного. В самый первый раз она тебе позвонила, у нее телефон в пижаме был. Видно она шум услышала и автоматически его схватила. А я ее не обыскал. В гараже она пришла в себя и тебя набрала. Я увидел. Телефон отобрал. А потом уже отчим твоей подруги посылал тебе сообщения, — горько усмехается парень.

— А откуда эти царапины? – киваю на подоконник.

— Ну, Настя пыталась сопротивляться. Только в коридоре он смог ее вырубить, да и то, следов слишком много оставил.

         Тут в квартиру входят два милиционера и участковый с Дмитрием. Дмитрий сразу подошел ко мне.

         — Молодец, Алекс, так держать, – он тепло улыбнулся мне. — А вот от Макарыча не ожидал. Жалко его. Хороший парень. Да дорожку выбрал не ту.

         — Настя рядом, в гараже, — Дмитрий зовет участкового.

         — Хорошо, сейчас пошлем туда людей. А девушку можно отвезти домой. Завтра утром придете, напишете все что знаете.

— Я тебя домой отвезу, а то ты сама не своя уже. – говорит Дмитрий.

         — Спасибо.

         Настя за эти два дня не сильно пострадала. Они ей и одеяла оставили, чтобы не замерзла. Через день после этих событий уже пришла в академию. Ивана Григорьевича и Макарыча суд приговорил к году тюрьмы. В общем, эта история закончилась хэппи-эндом. Только Стас жаловался, что из-за простуды пропустил самое интересное.

 

        

        

 

Бузанова Марина Олеговна
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999
Страна: Россия