Принято заявок
1384

VIII Независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Алеет Солнце, катятся Колёса

Великаны никогда не покидали наш мир, только вот люди забыли о них столетия назад. Это утверждение покажется дикостью тому, кто считает великанов лишь старой сказкой. Дослушав мою историю до конца, этот ценитель объективной реальности скривится в скептической улыбке, сядет в машину и отправится на работу в стеклянную башню, гордо возвышающуюся над городом. Но кому, как не великанам, неосознанно подражает человек, называя новые здания небоскрёбами! Впрочем, сами гиганты гордецами не были никогда.

Возможно, великанов родили вулканы, возможно, они вышли из океана. Возможно, они сами были ровесниками и вулканов, и Мирового океана, и грозовых туч на небе. Когда люди и Солнце ещё ни разу не встречали друг друга, великан по имени До уже наблюдал за движением звёзд по небу в течение дня и ночи. Целыми сутками сидел он на высокой горе и следил за тем, как катится огненный шар в недосягаемой высоте: с востока на запад и снова с востока на запад – как прекрасен был этот неторопливый и размеренный танец светила! До смотрел вверх до боли в шее и рези в глазах: он хотел так же плавно лететь над землёй, не спотыкаясь о холмы и не топча живые и колючие поля. И наконец он решился на рискованное дело. Великан перед рассветом встал на горе в полный рост, чуть-чуть приподнялся на цыпочках, и когда из-за горизонта показалось Солнце, До потянулся к нему и поймал первые утренние лучи. Он вернулся на гору сначала в полдень, а потом на закате и остался на всю ночь, чтобы добыть нити света от серебрящихся Луны и звёзд. Великан делал оси из самого крепкого дуба, скручивал солнечную проволоку в ободы и укреплял их спицами из лучей, выхваченных из мутного ночного сияния. Он ушёл от соплеменников на целое столетие и вернулся, когда о его отшельничестве уже стали складывать легенды. Вернулся на камне, который плыл по воздуху благодаря прикреплённым к нему дискам, похожим по форме на сердцевину цветка и по узору внутри – на сверкающую паутину. Этот диск До назвал Колесом.

***

А люди появились на свет неожиданно для великанов. Это случилось в те времена, когда гиганты уже научились вытачивать из дерева изящные колесницы. Они бесшумно катились по миру, прокладывая новые дороги, и, как любопытны бы ни были сами великаны, они никогда не торопили свои Колёса. Двигались в такт с ходом Солнца, давали дорогу стаям птиц и не тревожили многоцветную дымку радуги. И вот однажды До, уже глубокий старик, заметил на земле странное существо. Оно стояло на двух ногах, как великан, и вглядывалось в небо, как великан, вот только не вышло ростом. До спрятался за ближайший холм, чтобы не пугать это удивительное для него создание, и, еле слышно двигаясь на лёгкой колеснице, проследил за ним до самого поселения, такого же крохотного и скромного. Его обитатели и звались людьми.

До и другие великаны долго обсуждали, стоит ли им показываться на глаза человеку: интерес к новому был силён, но боязнь напугать это маленькое существо и навсегда поссорить людское племя с великаньим оказался ещё сильнее. Поэтому великаны наблюдали за людьми издалека, скрываясь за наспех сделанными занавесями из туч. И так прошли бы годы и столетия, если бы не странное знакомство на берегу одного холодного озера. В легенде поётся, что в те времена его называли Синий Глаз, а как сейчас – не знаю.

До любил сидеть на берегу Синего Глаза и глядеть на то, как силуэты рыб скользят в хрустальных потоках. Однажды – это было ясным весенним утром – великан засмотрелся на игры мальков в солнечной ряби и не заметил, как на валун у его правой ступни взобрался ловкий юноша с курчавыми тёмными волосами.

— Сколько лет ты прожил на свете, старик, что вымахал таким большим? – юноша поднял толстую и крепкую ветвь ясеня и хлопнул ей гиганта по голени.

До очнулся от этого лёгкого прикосновения, и блаженное спокойствие на его лице сменилось удивлением: он впервые увидел человека так близко.

— Как ты здесь оказался? – спросил великан юношу, боясь дышать, чтобы не сбить его с ног.

— Я? Да вот, старейшина послал на рыбалку – тружусь в поте лица и пытаюсь поймать хоть одного тощего окуня. А ты здесь каждый день сидишь, я-то вижу! Хочешь, небось, спугнуть мою рыбу? – человек рассмеялся так чисто и звонко, что мальки в озере засуетились и по воде побежали волны.

Так впервые состоялся разговор великана и человека. Юношу звали Карел. Он полюбился До, и так огромный старик и маленький даже по людским меркам юноша стали часто видеться на берегу озёра. Они ловили рыбу, гуляли по холмам, много пели и много разговаривали. Карел рассказывал об охоте и любимых играх его племени, а До вспоминал путешествия, которые успел совершить в юности: сизые горы, тёплые моря и стремительные реки. И как удивлён был он, когда узнал, что человек не в силах даже представить себе эти пейзажи: ни Карел, ни его родители за всю свою жизнь не выбирались из Долины озёр, где за ними присматривал Синий Глаз.

— Ка, а нельзя ли мне встретиться с твоим племенем? – после долгих раздумий обратился к юноше старик.

— Зачем тебе это? – удивился Карел. – Ты не знаешь, насколько трусливы эти люди. Друг мой До, лишь увидев тебя за деревьями, наш старейшина побежит куда глаза глядят и запутается в деревенской ограде. А там колючие кусты, ой какие злые и колючие! – человек упорно не смотрел в глаза великану. – Пожалей ты деда, друг мой До!

Слёзы заискрились на щеках старика, и пасущиеся рядом олени сорвались с места, будто начался дождь.

— Да, и то верно, — промолвил До. – О многих моих приключениях ты знаешь, Ка, но сегодня я покажу тебе своё самое ценное изобретение и самое дорогое воспоминание. А узнают ли о нём другие, ты решишь сам.

Великан подхватил Карела на ладонь и понёс его через поля и реки туда, где вершину лесистого холма освещало первое Колесо. Уже отслужившее свой век, оно лежало там неподвижно и пело от порывов ветра.

— Вот это да! – крикнул юноша. – Что это такое?

— Это маленькое Солнце, которое я давным-давно назвал Колесом. Без него великаны не смогли бы путешествовать по всему миру. Пусть отныне Колесо служит и людям тоже.

Карел от восторга стал ещё более взъерошенным, чем прежде, он поднялся во весь рост на тёплой ладони До и стал задавать ему вопрос за вопросом о Колесе. Великан в ответ улыбнулся, и по всему его лицу разбежались добрые морщинки. Всю неделю До и Карел провели на холме, сплетая пойманные стариком потоки света – утреннего, дневного, закатного, полуночного – в обод и спицы. Непривычно тонкой казалась гиганту работа: он долго искал подходящую ветку для оси, но всё-таки изготовил нужной толщины стержень. И наконец новые Колёса были готовы. Они выглядели намного меньше старого, но ничуть не уступали тому в красоте и лёгкости. Гордый и радостный До понёс на руках утомившегося Карела и хрупкие человеческие Колёса и опустил их на землю рядом с Синим Глазом.

— Ну, беги, — попрощался старик.

Карел взмахнул рукой и вприпрыжку направился в сторону деревни.

***

— Что ты снова учудил, Карел? – сорвался на крик старейшина племени. Горбатый, с крючковатым носом и сросшимися чёрными бровями, он напоминал голодного коршуна (те нередко крали добычу из-под носа местных охотников).

— Неделю пропадал, ни одной рыбы не принёс! Самый никудышный рыболов в деревне, так ещё и учиться не хочет… так ещё и лохматый! – старейшина с презрением оглядел непослушные кудри юноши. – Что ты с собой приволок?

— Это… это Колёса, вот, — произнёс Карел, заикаясь, и бросил Колёса. На пальцах остались розовые полоски ожогов. – Они катятся. Прикрепите их к ящику, сделайте из них колесницу, и сможете уйти… убежать хоть куда, хоть за Дикие Холмы. Там много дичи водится, вы же знаете? Забудем о голоде зимой, — юноша в отчаянии толкнул Колесо, и оно, сверкая и звеня, покатилось между домами. Местные жители, привлечённые к воротам очередной ссорой старейшины и Карела, погнались за этим лучистым вихрем.

— Любопытно, – прищурился старейшина. – Ты сам его придумал?

— Да, сам, — голос Карела прозвучал до странности сипло и тихо.

Колесо замерло на месте.

— Хорошо. Мы решим позже, что будем делать с Коло… Колёсами. А пока ответь: где же ты так часто пропадал на протяжении стольких оборотов Луны?

По лицу Карела расплылись багровые пятна.

— Рядом с Синим Глазом обитает большущее чудовище – великан. Он следит за нами, чтобы однажды схватить кого-то и съесть. Я хотел поймать его или прогнать отсюда, но не смог, — прошептал юноша.

Колесо, тонко всхлипнув, рухнуло на камни. Подбежавшие люди стали тыкать в него палками и что-то горячо обсуждать между собой.

— Ясно, – старейшина пригладил длинные седые волосы. – Не ищи больше встречи с этим страшным созданием. С ним справятся охотники, а ты лучше примись за дело и сооруди свою колесницу.

На следующий день всё племя уже знало о чудовище на озере. Карел прятался от вопросов в овраге за деревней и пытался создать колесницу из найденных досок. Те крошились и ломались, юноша искал новые и делал всё заново. Когда работа приостанавливалась хоть на минуту, ему в голову заползали мучительные мысли, и попытки возобновлялись: трудиться порой не так страшно, как думать! Ринулся было Карел к Синему Глазу, но соседи, желавшие узнать всё про загадочные Колёса и опасного гиганта, не пустили его за ворота. Тем временем охотники начали точить ножи и тренироваться в метании копий.

***

До тосковал по другу и по Колёсам. «А понравились ли Колёса людям? Вдруг Ка теперь считают опасным безумцем?» — думал старик, глядя на то, как отражались тучи в поверхности Синего Глаза. Так пронеслись дни и недели. Не находящий себе места от беспокойства До решился подойти ближе к деревне и спрятаться за холмом, чтобы дождаться там вестей от Карела. Он прищурился, стремясь разглядеть людей, но не заметил никого; великан приподнялся, его силуэт показался на фоне неба, и тут деревня захлебнулась криками: «Вот он! Пришёл нас сожрать! Убей его!». Первая стрела укусила ладонь гиганта, за ней вторая вцепилась в колено, а До не сдвинулся с места и даже не попытался стряхнуть с себя этих злых насекомых.

— Он убегает! Держи! Убей! – вторило воплям эхо.

— Не упустим же его! – старейшина кинулся к холму, который уже не скрывал великана. – Чудовище не уйдёт, потому что у нас есть колесница. Наш герой — Карел, и сегодня его изобретение спасёт деревню. Карел!

Юноша не показывался.

— Карел, да провалиться же тебе сквозь землю!

На улицу наконец выкатилась колесница из наспех приколоченных друг к другу досок, которую несли Колёса. Рядом бежали охотники, а за ними, спотыкаясь, летел Карел. Он кашлял, плакал и кричал: «Нет! Нет!», но на колесницу уже взбирались вооружённые люди. В мерцающее пятно слились спицы, обод сиял алым, как облака на западе, ось скрежетала; Колёса, оставив позади землю и склонившегося на коленях Карела, взмыли в горячий воздух. Мимо завихрились деревья, дорога, небо, и вот охотники во главе со старейшиной оказались напротив До – всё ещё неподвижного, внимательно глядящего на них. Всего второй раз в своей жизни он видел людей так близко! Старейшина, покачнувшись, поднял в воздух толстое копьё, прицелился в правый глаз великана и бросил его со всей немыслимой в старости бешеной силы. И тут колесница зашаталась, затряслась, в последний раз громыхнули колёса, вырвались на свободу спицы, а обод развернулся в стрелу; лучи Солнца, Луны и звёзд вспыхнули в небесной выси и исчезли. Раздался треск, подобный грому; охотники рухнули на верхушки деревьев, посыпавшиеся доски смяли листву. До пропал. Копьё пронзило пустоту и покатилось по земле. Карел успел заметить лишь светящиеся кольца среди облаков, а после настал мрак. Были это слёзы или в тот миг Солнце покинуло небосвод?

***

Так кончилась сказка и началась быль. Карел всё-таки рассказал людям правду и перед смертью попросил жену и сыновей отыскать До, чтобы попросить у старика прощения. Семья Карела была бы рада исполнить его желание, но никому не удалось найти ни До, ни других великанов: те скрылись среди скал, холмов и деревьев и больше не показывались на глаза людям. Лишь мелькали порой среди облаков огненные кольца, вторящие полёту Солнца, да смутно виделись в озёрах отражения чьих-то больших мудрых глаз. Ни одному человеку так и не удалось собрать звёздные лучи для спиц, и колёса, пришедшие на замену тем, что помогал делать старый гигант, сначала были из криво обтёсанного камня или тяжёлого дерева. Людское племя выбралось за Дикие Холмы и рассеялось по всему свету. Великаны следили за ними вместе с Солнцем, Луной и далёкими звёздами. Они видели, как люди возили урожай на телегах и как полководцы на колесницах вели войска в бой. Как колёса стали частью мельниц, перемалывавших хлеб, и атрибутом Фортуны, на котором перемалывались целые судьбы. Как появились велосипеды, автомобили и поезда. Как вспорхнуло над крышами домов колесо обозрения – громадное, удивительное, величественное, и как его окружили многоглазые небоскрёбы. Маленькие люди не перестали вглядываться в небо и стремиться туда, к гигантам, в которых они, сами того не осознавая, всё ещё верили.

Прокопьева Анна Вадимовна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 31.03.2004
Место учебы: МАОУ "Лицей №3"
Страна: Россия
Регион: Чувашия
Город: Чебоксары