Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Жёлтый ветер

Владимир Юрьевич Черенков по природе своей был человеком рассеянным, и  прекрасно знал это. Поэтому, увидев пачку денег на тумбочке сына, не подумал: Откуда они взялись? Это я их туда положил? Он лишь удивился: Странно, обычно я пользуюсь картой. Откуда столько наличных денег? Но и на этой мысли он долго не задержался. «Скорее сказать, пока не забыл!» — Подумал он, и пошёл быстрым шагом на кухню, где мальчик часто делал уроки.
— Андрей, у меня для тебя хорошая новость! – Воскликнул Владимир Юрьевич.

 — Какая, пап? – Андрей, до этого читавший книгу,  повернулся на стуле.
— Я нашёл конкурс на самую лучшую пейзажную фотографию. Ведь ты так хорошо делаешь снимки. А теперь, когда у тебя есть профессиональный фотоаппарат, который я подарил тебе на новый год, я уверен, ты выиграешь в этом конкурсе.
Андрей нахмурился. Новость для него была отнюдь не хорошей.
— Может, потренируешься сегодня? – Предложил Владимир Юрьевич.
— Давай попозже. Например, вечером. – Возразил мальчик.
— Я тебя не узнаю. Ты ведь уже знаешь, что вечером освещение плохое. – Недоумённо ответил Черенков старший.
-Ну, давай завтра.

Владимир Юрьевич начинал понимать, что что-то тут не так. Слишком уж это было не похоже на его сына. Не хочет участвовать? Нет, не может быть. Наверное, что-то с фотоаппаратом.
— Андрей, ты сломал фотоаппарат? – Владимир Юрьевич пытался придать своему голосу ровный тон.
-Да. –Ответил мальчик. Тон его был на удивление спокоен, но брови взметнулись вверх, а рука стала прилизывать непослушные рыжеватые вихры – признак крайнего волнения.

— Дай мне его, я отнесу в ремонт.
Андрей слегка послюнявил пальцы, и начал с остервенением тереть пальцами голову. И тут мужчину осенила внезапная догадка:

— Андрей, те деньги, которые я нашёл на тумбочке.., — Черенков старший пытался начать издалека, но ничего не вышло. – Ты продал фотоаппарат?
Андрей не опустил голову, не покраснел, а просто, и даже с вызовом сказал:
-Да.
Владимир Юрьевич почувствовал, что у него лопнуло терпение. У него было достаточно денег, и если они понадобились Андрею, то тот мог просто попросить. Но нет. Вот так вот, скрытно продал фотоаппарат, и говорит, что тот просто сломался. Может быть, этот мальчишка замышляет что-то плохое? Да и вообще, последние три года его ужасно раздражал сын. До девяти лет был ребёнок, как ребёнок: Играл, учился, иногда вёл себя глупо, время от времени без разрешения приводил друга Васю и устраивал такой тарарам, что соседи начинали стучать по батарее, изредка прогуливал уроки, но это всё было совершенно нормально. А потом… Он стал скрытным, мало разговаривал с Владимиром Юрьевичем, больше не бедокурил, но его скрытность раздражала. Черенков старший даже не то чтобы не знал, чем занимается его сын, а не понимал, что это за человек такой, что у него за характер. Знал он только, что если Андрей взметнул брови и приглаживает волосы, то он волнуется, и ещё знал, что мальчик хочет стать фотографом. Вот и всё пожалуй. Поэтому Владимир Юрьевич мог подозревать самое худшее.
— Денег мне не жалко, но скажи мне, по какой такой нужде ты продал фотоаппарат? – Сказал мужчина.
— Да так просто.
— Ты мне голову не морочь, я же знаю, как он был тебе дорог.
— Деньги понадобились, вот и всё. -Пробурчал мальчик.
Тут Владимир Юрьевич окончательно вскипел. Наверное, этот мальчишка купил что-то плохое.
— Хватит прикидываться! – Закричал он.
Андрей ненавидел, когда на него кричали. Лучше бы запирали  в пустой комнате или оставляли без обеда. Но с ним этого делать не будут, потому что это непедагогично и в какой-то степени жестоко. Но мальчик был уверен, что это было бы для него менее неприятно, чем когда на него кричали. Он всегда не переносил этого, сразу вжимал голову в плечи, пятился назад и внутренне тоже как бы весь сжимался. Он знал, что заставить отца раскричаться непросто, а остановить ещё сложнее. Обычно Андрей ждал, когда Черенков старший сам успокоится.  Но сейчас мальчик почему-то знал, что этот способ не подойдёт. Надо было ответить. Сказать правду он не мог, и поэтому ляпнул первое попавшееся:
— Мы  с одноклассником поспорили, я сначала думал, что на интерес, а оказалось, что на деньги. И я проспорил.
Владимир Юрьевич сосчитал до пяти и сказал:
— Как я понимаю, тебя обманули. Но неужели тебе понадобилось столько денег?
— Нет, – выдавил Андрей. Он знал, что сейчас будет.
— Тогда эти я забираю. Расплачивайся сам со своим знакомым.
Дело принимало не очень хороший оборот. Придётся пойти на крайность. Андрей собрался с духом и выпалил:
— Папа, я соврал про спор. Извини. Деньги понадобились для научных экспериментов Матвея, пока не могу сказать, каких именно. Он запретил мне говорить это кому бы то ни было.
— Даже мне? – Немного удивлённо спросил Владимир Юрьевич.
-Да, — говоря это, Андрей опять затеребил волосы.
— Я не хочу, чтобы у моих сыновей были от меня секреты. Хорошо, что ты всё-таки признался, но эти деньги я заберу себе.
Андрей, обиженный и раздражённый, даже не пытаясь спорить, пошёл к себе в комнату. Так как был уже поздний вечер, оставалось только лечь спать.
 

Андрей проснулся, встал с кровати и, первым делом взглянул на табуретку, служившую ему вместо прикроватной тумбочки.  Там лежала ложка. Обыкновенная ложка, перевязанная жёлтой лентой. Всего лишь? Ах, ну да, это подарок от отца. Конечно, ведь ложку дорого не продашь. Это он специально. Считает меня ненадёжным человеком. Или просто издевается.
Дело в том, что история с фотоаппаратом произошла за день до Дня Рождения мальчика. И вот, Андрею исполнилось двенадцать лет,  а ему подарили простую чайную ложку. Конечно, есть ещё старший брат и мама, а ещё друг Вася, но мальчику не хотелось каких-нибудь особенных подарков, просто было обидно, как будто ему сказали: Я подарю тебе только чайную ложку, потому что другого ты недостоин. К тому же Андрей ненавидел жёлтый цвет. Он скинул ложку с табуретки, пнул её так, что та улетела под комод,  и стал заправлять кровать. В это время вошёл Матвей. Он странно ухмыльнулся и спросил:
— Ну, как тебе ложка?
— Так это твоё? – Возмущённо спросил Андрей.
— Уже твоё. Я сделал её из сплава, который сам придумал. Ты же хотел что-нибудь научное, – последние слова брат произнёс с издёвкой.
— Я тебе что-то плохое сделал? – С вызовом произнёс Андрей.
— Да, сделал. – Совершенно спокойно сказал Матвей. – Те деньги ты так и не принёс, отцу всё рассказал, хотя не должен был.
— Но я же не специально! – Жалобно воскликнул Андрей. – Я хотел как лучше, не знал, что так получится.
— Знать надо было, – отрезал Матвей и вышел из комнаты.
Андрей вздохнул. Ему не хотелось ссориться с братом. Матвей и несколько его друзей пытались создать мыслящего робота. Андрей же особым умом не блистал, но снабжал ребят нужными материалами, подыскивал нужных людей, а вот недавно брат сказал, что срочно нужны деньги. А теперь всё, что было между братьями, рухнуло. Андрей очень хорошо знал Матвея и понимал, что если старшему брату кто-то не нравился, то он прекращал с ним общение навсегда. Правда, у Андрея еще были родители и лучший друг Вася, но мама целый день на работе, с утра до ночи, а с отцом у мальчика с девяти лет не было хороших отношений. А Вася… Девизом школьного друга было «Относись к жизни проще!», и он относился к жизни слишком просто. Он был даже немного глуповат. И Андрей поймал себя на мысли, что Вася не особенно ему нравится, и дружит он с ним только потому, что этот мальчик искренне ему предан, даже немного напоминает маленькую глупенькую приставучую собачку, которая, однако, всем сердцем любит своего хозяина. И тут же мальчику стало стыдно, ведь Василий ничего ему не сделал, и раньше он об этом не задумывался. Может, это с ним, с Андреем, что-то не так?

Дальше размышлять было некогда. Мальчик почистил зубы, быстро проглотил бутерброд, оделся и побежал в школу. Но только он вышел из подъезда, то увидел приятеля, стоящего возле дома.
— О! Какие люди! Привет, Андрей! – Обрадовался мальчик. –А я уже хотел зайти за тобой. Мы же договаривались вместе пойти в школу. Кстати, это тебе.
Вася протянул Андрею планшет. Подарок хороший, но не сильно нужный Андрею. Ему хватало простого кнопочного телефона, однако, с хорошей камерой. Мальчик был бы более рад какому-нибудь набору с экспериментом. Но это же Вася, он всех стрижёт под одну гребёнку…
— Привет. Спасибо, – протянул Андрей немного вяло.
— Что такое? Подарок не понравился? – Обеспокоенно спросил Вася.
— Нормальный планшет, – сказал Андрей.
-А что случилось? – Обеспокоился Вася.
— С братом поссорился, – угрюмо произнёс мальчик.
— Да, он такой… — сказал Вася. – Странный. Людей не любит, и друзей у него нет. Замкнутый какой-то.
— Нет, он не такой! Друзей у него полно, а все недостатки от занудства, вот и всё, – возразил Андрей.
— Нет, у него не друзья. Он их не любит, и они его тоже. У них просто общее дело. Он привык быть для тебя авторитетом, а ты ему скажи, что о нём думаешь.
— Но я думаю о нём только хорошее! – Воскликнул Андрей.
— Тогда скажи об его недостатках. Он поймёт, что ты ему не подчиняешься, –посоветовал Вася.
«Как глупо!» — Подумал Андрей, но вслух сказал:
— Попробую.
Дальше они шли молча.
В школе, перед уроком Андрею вспомнилась неприятная новость: на прошлом уроке Андрей и Вася разговаривали, поэтому их рассадили, и теперь Андрей сидит с Алёной. Эта девочка была неприятна ему почти так же, как жёлтый цвет. Она считалась самой красивой в классе, и её всегда окружала стайка девчонок.  Мальчик заметил, что они не дружили, иногда вообще не разговаривали, просто место возле  симпатичной одноклассницы почему-то всегда считалось почётным. Алёне не нравилось такое общество и она всегда уходила от них. Причём всегда проходила рядом с Андреем, поравнявшись с мальчиком, так мотала своей головой, что задевала его косой по лицу, не произнося ни слова. Впрочем, она не задавалась и не подбегала с ехидными выпадами, как другие девочки. И тут Андрей сел за парту, и сказал:
— Привет, Алёна.
Любая другая на её месте подняла бы брови и сказала ехидно и удивлённо:
— Я думала ты только с Васей общаешься, а для остальных немой!
Но Алёна просто мотнула косой, и не как обычно, а сильнее хлестнула его по щеке. Мальчику даже стало больно, но он с удивлением  подумал, что уже не испытывает к ней неприязни. Да что это с ним сегодня?

После урока он всю перемену слонялся один, и думал, что же с ним случилось. И вдруг понял, что он сам никогда не понимал, какой у него характер, да и не задумывался над этим. Теперь ему пришло на ум, что он – просто никакой, и что Вася стрижёт Андрея под одну гребенку, думая, что его друг похож на большинство ребят в его классе, потому что не знает, какой он. И тут же пришла ему в голову другая странная мысль: Алёна, наверное, знает, что слушать он её не будет, и пытается своим поведением заставить его заговорить первым. Может ей что-то от него нужно?

И вдруг ноги сами понесли его к тому месту, где стояла Алёна. Внезапно он вспомнил, что сегодня с ней уже здоровался, а она не ответила. И поэтому он остановился рядом с ней в замешательстве и ждал чего-то. Тут она сказала:
— Привет, Андрей. Ты можешь мне помочь?
Мальчик опешил.

— Привет. А что нужно сделать?
— Понимаешь, я хотела подарить одному однокласснику фотографию осеннего леса, сделала снимок, распечатала и потеряла. Давай после уроков пойдём в лес, и я покажу это место. Я уверена, что у тебя получится даже лучше, – сказала Алёна.
— Понимаешь, — торопливо объяснил Андрей, — у меня больше нет того фотоаппарата, с которым я уже месяц не расставался. Я его продал. Брату понадобились деньги, и он у меня попросил, — почему-то Андрею хотелось быть честным с этой девочкой.
— Точно попросил? – Сощурив глаза, спросила Алёна.
— Нет, приказал. Я у него был, как собачка на поводу, и вообще, он часто людей использует.
— Понятно, – в голосе девочки просквозило сожаление. – А фотоаппарат ты кому продал?
— Девушке. На вид ей лет двадцать, на тебя  очень похожа, только, конечно, взрослее. И волосы у неё до плеч, кончики покрашены в жёлтый. А ещё она… — Андрей запнулся, – не такая красивая, как ты, Алёна.
— Так ведь это – моя сестра! – Воскликнула девочка. – А фотоаппарат при мне!

Прозвенел звонок, ребята побежали в класс. Андрей сидел и ёрзал на стуле, никак не мог дождаться, когда закончится последний урок. Наконец, этот момент настал. Андрей как попало побросал вещи в рюкзак и выбежал из школы, Алёна – за ним. Девочка скоро вырвалась вперёд и пошла  медленнее, Андрей тоже перешёл с бега на шаг. Они шли молча и скоро добрались до молодого лесочка. Там Алёна нашла нужное место и дала фотоаппарат мальчику. Андрей долго ходил с фотоаппаратом, то садясь на корточки, то вставая на цыпочки, и, наконец, сделал одно фото. Одно, но очень красивое. У полученного кадра был только один недостаток: обилие жёлтых тонов. Но ведь эта фотография предназначена для кого-то другого…
— Давай посидим тут, – предложила Алёна.
— Давай, – непонятно почему согласился Андрей.
Ребята сели на плед, который откуда-то взялся в Алёнином рюкзаке. Может, она спланировала всё заранее? Значит, давно хотела поближе познакомиться с ним, с Андреем? Или он просто подошёл ей, потому что хорошо фотографирует? Или он первый подвернулся под руку? Вдруг она планировала такой поход с любым одноклассником или с одноклассницей? Но тут его размышления оборвала Алёна.
— Покажи мне фотографию, – попросила она.
Мальчик протянул ей фотоаппарат.
Она смотрела на фото задумчиво и разглядывала его полминуты. Потом сказала:
— Красиво получилось.
— Спасибо, – ответил Андрей. И вдруг ни к селу, ни к городу добавил, сразу пожалев об этом: — Только жёлтого тут много. Даже слишком. Не люблю я этот цвет.
— Правда? – Девочка взметнула брови. – Это мой любимый.
— Я его раньше терпеть не мог, а теперь он мне даже нравится. Не знаю почему.
Мальчик не оправдывался, он вдруг понял, что неприязнь к этому цвету исчезла, и не мог понять причину. Странные вещи происходят с ним сегодня…

Вдруг Алёна соскочила, изящно и легко, как будто она была лёгоньким пёрышком, и её сдуло ветром. Девочка закружилась в пируэте и запела. Песня была странная, такую Андрей ещё не слышал.
                                      Наступает вечер,
                                      Очень жёлтый вечер,
                                      В лицо мне дует ветер,
                                      Очень жёлтый ветер,
                                      Ветер перемен.
Фотоаппарат лежал на пледе, и мальчик взял его и сфотографировал кружащуюся, лёгкую как пушинка девочку в развевающемся платье на фоне жёлтого леса. Получилось красиво. Алёна так же внезапно перестала петь, как и начала. Она подошла к Андрею и плюхнулась на плед, как бегемот. Странно, ведь недавно была такой лёгкой…  Девочка повела плечами и сказала:
— Извини, я так часто делаю, когда волнуюсь.
— Да? – удивился мальчик, – странная привычка. А я обычно приглаживаю волосы.
— Я заметила, – добродушно усмехнулась она, — Ты сегодня весь день их треплешь.
— А почему ты волнуешься?
— Понимаешь, я могла бы и не вести сюда тебя. Потому что тот одноклассник, которому я хотела подарить фотографию, это ты. Ты, наверное, не захотел бы идти в такую даль, если бы знал, – произнесла девочка.
— Знаешь, если бы ты не предложила, я бы не понял, почему мне не нравился жёлтый цвет. Он для меня всегда был цветом перемен, а я считал, что перемены бывают только неприятные.  Я избегал их и прятался, как улитка в раковину. А теперь мне нравится, – задумчиво проговорил Андрей. Вдруг он почувствовал, как ему в лицо дует ветер. Жёлтый ветер, ветер перемен. Мальчик улыбнулся.
Алёна улыбнулась в ответ. И вдруг хлынул дождь. Это был настоящий ливень. И Андрей, и Алёна сразу вымокли до нитки. Мальчик с трудом различал лес и девочку, он потерял всякую ориентацию.
— Бежим скорее! – крикнула одноклассница, взяла его за руку и побежала. Андрей бежал и начинал понимать, что ему нравится бежать, выбиваясь из сил рядом с Алёной, держа её за руку.
И вот они прибежали. Мокрые и уставшие, они стояли на пороге Алёниного дома.
— Вот здесь я живу. Зайдём, чтобы обсохнуть, – промолвила девочка.
— Давай, – устало и лениво согласился Андрей.
Девочка начала копаться в портфеле, а потом зло и расстроено процедила:
— Да что такое! Ключи потеряла! Дома никого, придётся ждать маму с работы.
— Пойдём ко мне, – предложил Андрей.
— Мне не разрешают ходить в гости. Смотри, дождь кончился. Можешь идти, я здесь постою, – бесцветно сказала Алёна.
— Нет уж, спасибо, я лучше здесь, с тобой, – как-то чересчур весело сказал мальчик.
— Знаешь, — виновато начала девочка. – Я боюсь оставаться одной…
— Разве? – удивился Андрей. – Ты же в школе всегда пытаешься остаться наедине с собой.
— Да, но тогда другое одиночество, просто никого именно с тобой. А вокруг полно народу…  А сегодня никого, потому что поздно. Только ты и я. Поэтому я не хотела, чтобы ты уходил, – нерешительно договорила девочка.
— А я и сам не пошёл бы, – сказал Андрей задумчиво. – Я ведь до смерти боюсь темноты. Не той, что по углам в комнате, а идти куда-то в такую темень. А ещё.., — мальчик запнулся. – Не хотел от тебя уходить.
Вдруг на Андрея нахлынуло то самое чувство, которое появилось, когда ребята бежали под дождём и держались за руки. И это была не любовь, нет. Просто когда человек перевернул всю твою жизнь, и она стала куда лучше, чем прежде, то с этим человеком невозможно расстаться надолго.  Он понял, что Вася, конечно, будет думать, что он, Андрей влюбился в Алёну, и, как ни объясняй, всё равно не поймёт. Мальчик стоял с этим ощущением и молчал, Алёна тоже молчала, но молчание не было неловким.
Андрей понимал, что вернётся домой позже брата, который поздно приходил из лаборатории. И, может быть, вернётся позже мамы, которая приходила ночью. Он понимал, что ему влетит, но ему было всё равно, потому что он чувствовал себя самым счастливым человеком на свете. У него было такое чувство, как будто он всегда видел во всём мире только Васю, а теперь заметил Алёну… И себя.

Коржова Полина Николаевна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 25.01.2009
Место учебы: Семейное образование
Страна: Россия
Регион: Тюменская
Район: Тюменский
Город: Тюмень