XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Живая стихия

Мне открылась невероятная правда развития личности: каждый человек есть ребенок природы, а природа — начало всего живого. Чтобы прийти к зачаткам своей натуры, нужно внимательнее всмотреться в характер природы, в ее ритмы и законы.

Во время моего недавнего пребывания на морском побережье море открылось мне иначе. Я увидела в нем исключительно живую женскую натуру. Его характер противоречив и гармоничен в своей стихийности. Как у настоящей женщины, он зависит от настроения его обладательницы. В моменты спокойствия и счастья море дарит окружающему миру свою красу, а в порыве злости — смертельную опасность.

Неожиданно для себя я заметила следующее: с окаймляющими море берегами, скалами, пляжами, уступами, покрывающим сверху небом, с людьми море меняет свое поведение: с одними сближается, других отстраняет от себя. С небом вода дружна, заботлива, мягка. Море и небеса сосуществуют вместе как две неразлучные сестры, вечно обнимающие друг друга с нежностью. В ясный день сестры сливаются друг с другом и ровным голосом тихо беседуют. Тогда они становятся неразличимы, будто близнецы. В своем диалоге они говорят о простом, глубоком, светлом и семейном. Море делится с сестрой своими тайными мечтами, а небо развлекает его ходом облаков. Гладь воды отражает чистоту и прелесть неба. Одна смотрит глубоко в душу второй, не прячась за тучами или мутной тиной. Засыпая, они крепко держатся в объятиях по ночам, успокаивая друг друга размеренным шепотом волн или затейливыми узорами созвездий, оставляя мир без своего покровительства.

Каждые утро и вечер сестры показывают каждая свою красу. Небо, украшая себя солнцем, поднимает его для начала нового дня и опускает для его окончания. Небо кутается в облачные одеяния разных оттенков и озаряется солнечным светом. Море хвалит сестру, отражает ее красоту, но придает ей свое течение. Оно, желая выделиться и привлечь внимание, ловит закатные и рассветные лучи, рассыпает их блеск по своей глади. Волнам оно придает лучшую обтекаемую форму, чтобы краски выигрышно переливались в них.

Но время от времени гармония между сестрами расстраивается. Темперамент моря и своевольность неба сталкиваются. Их споры становятся резче, грубее и громче. Небо окатывает все кругом беспощадным ливнем, угрожает раскатами грома, стреляет молниями, больно обжигая самое море. Оно же в ответ вздымает свирепые волны огромной высоты, облачает свой гнев в цунами и смерчи. Порой этот гнев обрушивается на все живое вокруг, если что-то возмутит спокойствие сестер. Весь этот спор природы вновь становится един, потому как две родственные стихии неразделимы. Когда между ними рождается обида, небо еще долго проливает слезы, упрекая ими море, и скрывает свои чувства в пасмурных тучах. А вода, не прощая сестре жесткость, мутит волны, чтобы не была видна до самого дна глубина ее смятения.

К побережью море относится, как к возлюбленному. Его характер такой же неоднородный: пляжи мягки и пологи, а скалы холодны и черствы. Возлюбленные не похожи своей природой: вода свободна, а суша безвольна. Но безграничная любовь воды к суше превратилась однажды в бескрайнее море. С тех пор море любит побережье нежной и преданной любовью, укрывая его от зноя и сильных дождей. Суша отвечает взаимностью: тепло, которое камни и песок принимают от солнца, они отдают волнам, часто целующим их.

Скалы побережья грубее и холоднее. Они горды и упрямы, поэтому не позволяют морю взять над собой контроль. Волны стараются приласкать их, принять в свои объятия, одарить поцелуем. Со временем, не удержавшись, скалы откалываются от уступов и отдаются в толщи вечной любви. Тогда море успокаивается на минуту и требует еще внимания к своему невосполнимому чувству. Но скалы остаются молчаливы. Вся горечь женских слез, заключенная в морских волнах, дает себе волю и обрушивается на скалы. Гремучие массы воды с силой бросаются на них. Душа обиженной женщины мечется, рыдает, требует любви и тепла. Рыдания волн становятся громче, с жалостью рассыпаются в стороны брызги, встречаясь со стальным молчанием скал. От безысходности буря стихает, всхлипы становятся тише и шлейфом пены устремляются обратно в море, оставив за собой соленый след слез и стараясь ухватить с собой хотя бы частицу любимого.

С людьми море не всегда сближается с охотой. Его не волнует существование мелких обитателей суши. Оно слишком занято своими душевными бурями, любовью и ненавистью. Ему приятнее любоваться своей красотой и красотой других стихий. Человеческие характеры и души не могут сравниться с широтой его чистого сердца, которое пульсирует соленой водой вместо крови по подводным течениям. Море увлечено собой, своими мистическими и скрытыми от человека глубинными процессами течения природной жизни. Но изредка стихия одаривает вниманием и людей. Миллионы из них не знают морской натуры, не дышат пряным йодированным воздухом, не ощущают на губах соль, которой щедро угощает волна. Но других людей море зовет к себе, навещает во снах и напоминает о себе далекими солеными ветрами, даже если остается за многие километры от них. Когда эти любимцы моря встречаются с ним, то оно дарит им абсолютное счастье.

Неронова Эвелина Ильинична
Страна: Россия
Город: Петрозаводск