XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Всегда рядом

В помещении было темно и душно. Впереди слабо виднелись очертания двери. Расстояние до неё не составляло даже трёх метров и открыть дверь, не представляло бы никаких проблем, если бы не один нюанс. Она была закрыта на ключ. Паника, пришедшая в первые минуты заточения, постепенно потупилась, пока плавно не перешла в отчаяние и чувство одиночества. Вода, которой окатили Ирину, не давала о себе забыть, пуская озноб по всему телу и отдавая неприятным запахом затхлых тряпок. В её глазах уже не читалось вообще ничего, потому что она решила их закрыть и представить, что это не она сейчас запрета в кладовке, лёжа в луже холодной воды. В такие моменты она пыталась не сосредотачиваться на ситуации и делать вид, будто бы происходящее не касается её. Она не надеялась, что за ней кто-то придёт и уже просто смирилась с ситуацией.

Раздались, чьи-то приближающиеся шаги. Дверь со скрипом медленно открылась. В кладовую проник холодный свет люминесцентных ламп. В проёме возникла удивленная уборщица, явно не ожидающая такого сюрприза.

— Ты это что здесь вообще делаешь? Иди давай отсюда — в упреке слышалось мягкость, хоть он и был грубым.

Худощавая девочка, сейчас больше похожая на приведение из ужастика, ввиду её обезображенной одежды и мокрых запутанных волос, медленно поднялась и вышла в коридор.

— Извините. — буркнула она напоследок и окончательно скрылась, свернув за угол.

Выйдя из школы она выдохнула, то ли устало, то ли с облегчением. Направившись к выходу с пришкольной территории, она вытащила из сумки телефон. Подул ветер тело пронзила дрожь. Включив телефон, Ира обнаружила, что уведомлений не было. Друзей у неё не было, поскольку одноклассники не любили её, а помимо школы она больше никуда не ходила. После того, как погиб папа Ирины, её мама стала более равнодушной и скорее всего не посчитала нужным спросить у дочери, где она может быть в 9 часов вечера, если занятия давно закончились. Её мать не была безответственной, просто ей тоже было тяжело.

Только переступив порог квартиры, сразу же почувствовался смешанный запах корицы, мёда и каких-то ягод. Домашняя атмосфера, заставила позабыть ощущение подъездной сырости и холода. Было тепло. Озябшая от прогулки с мокрой головой Ирина постепенно приходила в чувства. Собрав в себе остатки сил, чтобы не разрыдаться и не прозвучать уныло, она выдавила:

— Я дома, мама — несмотря на все усилия, голос дрожал и звучал подавлено. — Зайдя в ванную комнату, она взяла полотенце и накинув на голову пошла на кухню. За столом сидела женщина лет сорока, неспешно попивая чай.

— А, Ира..? Как прошёл день в школе? — она устало окинула взглядом дочь и нежно улыбнулась

— Да всё как всегда… — ответила Ирина в полтона

— Дождь сегодня весь день шёл…Ну ты погляжу в курсе

— Да, дождь… — разговор не ладился. — Ну я пойду к себе… — продолжила Ира, выдержав паузу

— Да спокойной ночи…

Ира зашла в свою комнату и закрыла дверь. Девочка плюхнулась на кровать, полумрак царивший в комнате, обволакивал сознание и постепенно убаюкивал. Обида накопленная за весь день, выступила слезами на глазах и стекла по щекам. Она обессилено закрыла глаза и легла на бок. Вскоре она уснула.

Ощущалась непривычная легкость и сухость в горле. Ирина приподнялась с кровати, та противно скрипнула, но не вызвала никакого дискомфорта. Взяв телефон в руки, она включила его. Моментально яркий экран осветил лицо девочки. На дисплее отобразилось время: «02:23», которое тут же исказилось в «20:32», телефон резко начал глючить, пока вообще не отключился. Заметив свет, исходящий из щели под дверью, Ира положила телефон на место и осторожными шагами подошла к ней. Медленно провернув ручку двери, она заметила, что будто бы бродит среди тумана, не ощущая ничего вообще. Довольно необычно. Тяжесть пропала. Но это даже хорошо.

Отворив дверь, Ира обнаружила, что вышла на улицу. Но ей не было холодно, да и она в принципе ничего не ощущала. Её осветил приятный теплый свет, который тут же заслонили тучи. Небо стало пасмурным, а сама она заметила простирающиеся вдаль серые стены лабиринта. Она не успела среагировать, как её тело само понесло её вперед. Она вошла в этот лабиринт. Он постоянно обрывался и ей приходилось возвращаться обратно. Наверняка прошел бы не один час, пока она проходила по этим бесконечным коридорам. Изредка вдалеке отдавались чьи-то голоса и шорох. Было невыносимо следовать дальше и каждый шаг давался ей всё тяжелее. Однако неведомая сила сама распоряжалась ею и она продолжала безвольно бродить по лабиринту. Внезапно пошёл дождь. Тогда будто бы вернув на секунду себе контроль, она ощутила ещё больший ужас, адреналин ударил ей в голову и она побежала в неизвестном направлении, пока холодные серые стены, бесконечно простирающиеся ввысь, не перешли в один большой коридор. Она продолжала бежать, пока не вышла на пустырь.

Стен не было. Потолков тоже. Дождь кончился, повсюду вроде бы и были люди, однако задержав на них взгляд они становились всё более непонятными и размытыми, пока вовсе не превращались в какое-то абстрактное пятно. В попытках с кем-нибудь поговорить, она подходила к людям, но когда приоткрывала рот, ей не удавалось вымолвить и слова, будто бы она потеряла голос. Люди же в свою очередь тоже молчали и даже не смотрели на Иру, было крайне тяжело разглядеть, смотрели ли они вообще хоть куда-то. Уже не выдерживая, она набросилась на очередного такого человека и упала на землю, пройдя сквозь него. Обернувшись, она заметила, что временами они в хаотичном порядке перемещались по поляне. Паника полностью взяла вверх над Ирой, ей хотелось просто уйти отсюда, но эмоции выдавить внешне, как она не старалась не получилось. Внезапно послышался спокойный и мягкий, до боли знакомый голос:

— Ира, я здесь. Не переживай насчет всего этого, идем ко мне! —оглянувшись она увидела, что больше не было серых туч и бескрайнего тумана, покрывавшего холодную серую землю. Вместо этого она очутилась на красивом цветочном поле. Поддаваясь потоку ветра, трава плавно покачивалась из стороны в сторону, выделявшиеся среди них цветы, были словно дорогими камнями в украшении, придавая картине ещё большей красочности. По-июльски голубое небо, заставило Иру позабыть об осенних дождях, а тёплые лучи солнца — о холодных одиноких вечерах. В нескольких метров от Иры виднелся нечеткий силуэт, который казалось вкладывает все свои силы, чтобы не раствориться. Фигура повернулась к Ирине и озарила ласковой улыбкой. У девочки выступили слезы. Не веря происходящему, Ирина дрожащим от волнения и страха голосом спрашивает, надеясь подтвердить, что ей не кажется:

— Папа..? Это ты? — девочка ринулась вперед и прыгнув на него, обняла.

— Ира…Давно мы с тобой не виделись… — Ира уткнулась в плечо папы.

— Папа… — у Иры крутилось множество вопросов в голове и так много хотелось рассказать: и про то, как мама целыми днями скорбит и плачет по нему; и про то, как заболела бабушка, после его смерти; и про то, как теперь плохо ей самой… — нам так трудно без тебя…

— Я знаю. Мне жаль, что так вышло… — временами он становился полупрозрачным, на что Ира ещё сильнее обняла его — Но я хочу, чтобы ты помнила, милая, я всегда буду рядом с вами. Даже несмотря на то, что мы больше не сможем, как тогда, погулять вместе в парке, устроить семейный ужин или отпраздновать Новый год, я всё равно всегда буду рядом. Вы с мамой — самое ценное, что я обрел при жизни. Какой бы трудной и безвыходной ни казалась ситуация, я поддержу вас и никогда не брошу. Я люблю вас.

В горле встал ком, из глаз снова полились слезы, отец окончательно растворился в воздухе. Ира обессилено упала на землю. Вместо чудесного цветочного поля, начала вновь появляться серая пустошь.

— Не отчаивайся, всё будет хорошо — голос прозвучал очень далеким и еле слышным. Снова появился туман.

На всю комнату раздался звон будильника, Ира проснулась. Выключив будильник, она встала с кровати и потянулась, день закрутился по привычному шаблону.

Вот она идет в школу, проходит первый урок, наступает перемена и ещё один урок…Однако в эту перемену она задержалась. Одноклассники Ирины ушли готовиться к физре, а Ира и две её одноклассницы, должны были убраться в классе русского языка, из-за того, что они закидали Иру бумажками на уроке и теперь весь пол под её партой был в бумажках. Среди множества парт и прочей мебели, выделялся один стеллаж. На полках этого стеллажа, помимо стопок книг и папок, стоял красивый блестящий кубок — чья-то награда, за первое место в олимпиаде. Ира как раз сидела около него. Внезапно, в класс ворвались две девочки, одетые в спортивную форму, у одной из них в руках был мяч.

— Эй, Иванова! — это были одноклассницы Иры, которые закидали её на уроке и заперли вчера в кладовке — Лена и Вика.

— Ты глухая чтоли? Не делай вид, будто это не тебя зовут! — добавила Вика. Они всё ближе подходили — Ирина продолжала изо всех сил игнорировать их, зная, что если ответит, будет только хуже.

— Вика, дай-ка мне мяч, сейчас покажу ей штрафной бросок…

— Туда её! Целься в голову — добавила Вика и передала мяч подруге

В Иру полетел мяч, от которого она сумела увернуться. Мяч влетел прямо в стеллаж. Раздался грохот и кубок, стоявший на полке, упал на пол, а за ним и книги. На лице всех троих отразилась паника. Лена и Вика поспешили удалиться с места происшествия, оставив Иру одну. Кубок, выполненный из акрила, разлетелся на несколько частей. Ира поникла.

Прозвенел звонок на урок. Ученики 6 «А» класса смирно встали в ряд, готовые к физкультуре, освобожденные же сидели на лавочках и о чём-то беседовали. Учитель физкультуры — Борис Борисович, уже тоже приготовился к уроку, как вдруг в зал заходит раздраженный директор и грустная учительница русского языка. От такого поворота событий, школьники прекратили все разговоры.

— Ребята, — начал директор, — кое-кто из вашего класса в кабинете русского языка, сломал награду! — От этих слов Лена, Вика и Борис Борисович начали нервничать. Внезапно кто-то из ребят сказал:

— А это Иванова Ира сегодня убираться оставалась с Леной и Викой у них спросите! — на что директор ответил:

— Мы уже посмотрели по камерам. И мне хотелось бы, чтобы тот, кто это сделал, сам признался! Кто, так мог оскорбить гордость нашей школы?

В зал вошла Ира, все покосились на неё.

— А вот и опоздавшие у нас пожаловали! — воскликнул директор и сложил руки — Ну и какова причина опоздания? Не стыдно?

— Извините. Я убиралась в классе русского. — без эмоций ответила Ирина

— Ира… — беспокойно произнесла учительница русского — скажи нам, пожалуйста, а кто уронил кубок..? — Ира замолчала, раздумывая над ответом, а затем ответила:

— Я — все обомлели от такого ответа

Директор, учительница русского языка и Ира вышли из спортзала. Тем временем Лену ещё сильнее замучила совесть. Как только прозвенел звонок, Лена первее всех выбежала из спортзала на поиски Иры. Ирина стояла у подоконника, напротив кабинета директора и смотрела в окно.

— Ира! — Спасибо конечно, что не сдала нас, но…почему? — Лена подошла к Ире, на что последняя повернулась и посмотрела Лене в глаза

— В отличии от вас, я не настолько гнилая. Вы начали надо мной издеваться, как только я перевелась сюда. — Ира выдержала паузу и добавила — Но штраф всё равно тебе выплачивать. По камерам видно, что это ты кинула мяч — сказала Ира и ушла, оставив Лену в недоумении.

С этого дня Лена с Викой больше не издевались над Ирой. Мама с Ирой стали больше проводить время вместе. Жизнь потихоньку налаживалась.

Наступила весна и природа начала пробуждаться. Все одноклассники Ирины разбежались по домам, сразу же, как закончится последний урок. Полуденное солнце ярко озаряло окрестности школы. Ветер слабо покачивал верхушки деревьев, на фоне которых неспешно проплывали облака по небесной лазури. Стоя на крыльце школы, Ирина подняла голову и посмотрела на небо.

— «Спасибо, пап».

Тен Мария Тимофеевна
Страна: Россия
Город: Казань