Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Весеннее утро

Лёгкое дуновение ветерка разбудило меня. Опять не закрыли окно. Мне не хотелось вставать, последние пару суток я недосыпала. Тут по спине пробежали мурашки. Чёрт, почему так холодно, всё равно пришлось окончательно проснуться. Приподнявшись и спустя ноги с кровати, на колени упала лёгкая, слегка помятая сорочка. Я встала, пол был ледяной, меня потряхивало. Повернувшись, я увидела приоткрытое окно и замерла. Сердце начало биться быстрее, а дыхание перехватывало, будто видела любимого человека. Как прекрасно. Я могла смотреть на это вечно. Не проснувшийся город, таявший снег, и восход небесного светила.

В тот момент я поняла, что это старт, чистый лист, снова весна пришла в мой дом, озарив мартовским солнцем мою комнату. Каждый уголок моего малого жилища наполнился светом, каждая частица теперь сияла, словно волшебная фея взмахнула искрящимися крыльями.

Лёгкое дуновение с приоткрытого окна наполнило свежестью мои лёгкие. Я не могла надышаться, воздух был настолько свеж, что я подалась вперёд, стараясь как можно больше вдохнуть его. Прохладный ветерок пробежал по ногам и плечам, немного пошевелив рубаху. Было холодно, немного задуло ещё с не тающего снега. Я смотрела в уже полностью открытое окно, видя восходящее солнце, оно ослепляло и словно говорило: «Пошли, за мной ещё многие горизонты».

Я поняла, что это начало.

Тут я услышала скрип двери, вошла бабушка. Увидев меня босую, в лёгонькой ночнушке у открытого окна, её глаза вылезли из орбит.

— Ты что, бестолочь, босиком голая у окна стоишь?! – завопила, стоя на пороге, с явно не добрыми намерениями.

— Простыть хочешь?! Живо окно закрой!

— Ааа, ладно, ладно. Сейчас, халат одену, не кричи, — сказала я, чтобы утихомирить её.

— Тапки одень! Чтобы открытых окон я больше не видела! — бабушка продвигалась к окну, она громко захлопнула его, так, что обои начали потрескивать. Затем бабуля ушла, закрыв дверь не менее эффектно.

— Дааа, всё настроение с утра испортила, — надевая халат, невнятно пробормотала я.

— Ты мне поговори ещё там! — раздался ор из кухни.

— Боже, как она всё слышит, — на этот раз я практически не издала звуков.

Вообще отношения с бабушкой у меня хорошие, но вкусы, взгляды на жизнь, на вещи у нас совершенно разные. Вопрос, что надеть, лучше вообще не задевать, иначе начнётся «война», образно, конечно, но весь позитивный настрой точно собьёт. Не то, что бы у бабушки был плохой вкус, нет, скорее даже наоборот, но он у неё несколько устаревший, и некоторые вещи в современном стиле смотрелись бы нелепо. Я это понимаю, а она нет.

— Есть иди, — нарушив мой покой прозвучал обиженный и грубоватый голос.

Меня даже иногда забавляет, когда бабуля делает вид строгой, обиженной, надменной учительницы. У неё это выходит плохо, она отходчивая и добрая, в этом я пошла в неё.

Выходя из комнаты, переступив через порог, я чувствую ещё более холодный линолеум, нежели у меня перед окном. Понимая, что если я сейчас заявлюсь босой на кухню, то получу пуще прежнего. Этого мне крайне не хотелось, поэтому я вернулась к себе и обула тапочки.

Придя на кухню, я увидела бабушку, судя по запаху и звуку, она жарила куриные котлеты. Это единственные котлеты, которые я ем, поскольку другие ни мой желудок, ни организм в целом не выдерживают.

Я села за стол, рядом лежала бабулина собака Клёпа, откровенно говоря, это жалкое подобие смеси овцы и тойтерьера трудно назвать собакой, но всё же это было семейство волчьих. В принципе, она довольно милая, и все гостящие у нас её обожают. Да, знали бы они, какая она противная и настырная, так бы не говорили. В общем, это собака бабушки, и кроме неё она больше никого всерьёз не воспринимает.

— Яичницу будешь? — ворчливо пробормотала бабуля.

— Угу, — так же обижено и недовольно фыркнула я.

На стол мне швырнули тарелку. Как собаке, хотя нет, своей любимице она на золотом блюдце готова еду носить, а родной внучке вечно бросит, брякнет, швырнёт. Это хорошо, что она по столу попала, а то всякое может быть, могла и промахнуться.

На тарелке было два яйца с помидорами и колбасками. Аппетитно, ничего не скажешь. Я встала за кетчупом, бабушка его никогда сама не даст, она считает, если есть помидоры, то кетчуп не нужен, в чём сильно заблуждается.

Доев, я иду к раковине, чтобы поставить тарелку и достать кружку из ящика, висящего над ней. Тут я слышу голос:

— Вот отморозишься вся, потом посмотрим как обижаться будешь, — рявкнула бабушка.

— Опять ты в образе старой учительницы? — с насмешкой сказала я.

— Ты мне поговори ещё, — дожаривая котлеты, буркнула она.

— Да ладно тебе, бабуль, не дуйся. Я же любя, знаю, что нельзя так стоять перед открытым окном, тем более в марте. Знаешь, посмотри сама, увидев эту красоту, я уверяю тебя, ты поймёшь, — заварив фруктовый чай и продвигаясь к столу, сказала я.

— Делать мне больше нечего, — уже с другой, более нежной интонацией проговорила она, налив себе чёрный горячий чай.

Бабушка присела напротив, за стол, дуя на чай, достала кроссворды. Да, в этом она несомненный спец, сколько она их перерешала неизвестно, ясно одно, если закончатся дрова и нечем будет разжечь печь, её кроссвордов хватит на полгода, а то и на год растопки.

Такое утро для меня редкость, я очень поздно встаю, обычно, когда я открываю глаза, солнце уже в зените, а заставить себя подняться раньше я не могу, если только в школу, но тут тоже свои минусы. Когда просыпаешься на учёбу, ещё темно, а на занятиях не успеваешь насладиться красотой утренней природы, да и бабушка обычно, когда я встаю на занятия, уже на работе. Поэтому мне необыкновенно дороги такие утренние подъёмы. Эти небольшие ссоры, эта старая учительница по утрам, запах и звук жарящихся куриных котлет. Это очень ценно для меня.

Держа в руках чашку и повернув голову, я снова смотрю в окно. Не знаю, сколько времени, может минуту, может две, а может десять. Я погружена в свои мысли, лишь солнце, которое уже взошло, отвлекает меня. Оно так высоко и так одновременно близко, кажется, что можно дотянуться рукой. Слышишь гул машин, а порой тишину и еле слышное пение птиц. Это действительно прекрасно. Пожалуйста, пусть весна будет вечна.

Ахмина Мария Николаевна
Возраст: 21 год
Дата рождения: 01.01.2001
Страна: Россия