XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Билингвы
Категория от 10 до 13 лет
Уходи

Это был прекрасный летний и солнечный денёк. Над городом взошло улыбчивое солнце и осветило своими нежными лучами дороги и тропинки, леса и сады. День в городе начинался как обычно: кто-то шёл в детский сад, другие — в школу, а некоторые торопились успеть на работу, чтобы не получить очередной выговор начальника. Мальчишки-подростки примерно пятнадцати-шестнадцати лет уже с раннего утра играли на местном баскетбольном поле. Людей там было совсем немного: по шесть человек в каждой команде и лишь один, которому не хватило места ни в той, ни в другой, сидел на скамейке и ждал замены.

— Эй, Брэм, ты там случайно не уснул? — крикнул какой-то парень из игравших на поле.

— Что? — полусонным голосом ответил тот, кого выше назвали Брэм. — А, не, спать пока не собираюсь.

— Вот и хорошо. Тебе скоро в игру входить, поэтому глаза разуй и за игрой следи. — саркастическим тоном сказал другой, заметив, что его друг снова начинает засыпать.

Брэм для того, чтобы окончательно взбодриться, с силой встряхнул головой и открыл глаза как можно шире. Вдруг он своим боковым зрением уловил какое-то движение за полем. Мальчик повернулся в ту сторону всем телом и увидел странную картину: девочка, примерно его же возраста, сидела в инвалидном кресле и увлечённо наблюдала за игрой. Мягкие чёрные волосы нежно ложились на острые плечи, а зоркий взгляд её карих глаз неожиданно упал на Брэма. Увидев, что тот тоже смотрит на нее, девушка одарила баскетболиста приятной улыбкой.

— Эй, чувак! — позвал Лукас своего приятеля. — Пора заходить на поле.

— А? Да… Уже иду. — промямлил себе под нос Брэм.

Подкинув мяч, началась вторая половина их дружеского матча. В разгаре игры Брэм попытался перехватить мяч у противника, но его попытки оставались безуспешными. Однако, когда уже совсем не оставалось надежды, игрок противоположной команды отвлёкся на что-то, и нашему персонажу наконец-то удалось отобрать первенство.

Брэм подпрыгнул и изо всех сил бросил мяч в кольцо. Не хватило буквально миллиметра для гола: мяч, попав по кольцу, отлетел за пределы поля, прямо к ногам той самой девушки.

Девушка, подняв его, задумалась и невольно вернулась в свои старые воспоминания, скрытые глубоко на дне разума. Брэм подбежал к ней, прося вернуть баскетбольный мяч. Та лишь немного усмехнулась уголками губ и, несколько раз ударив мяч о землю, в мгновение ока забросила трёхочковый в кольцо, вызвав шок у всех игроков. Насмешливый взор юной девушки был выражен одним предложением: «Смотри и учись». И лишь увидев смущенное лицо Брэма, она покрылась легким румянцем.

— Ладно, ребята, продолжим игру! — крикнул Лукас, и все встали на свои исходные позиции.

***

— Неплохо поиграли!

— Завтра ровно в семь ещё потренируемся.

— В следующий раз мы вас уложим!

— Да? Посмотрим!

Время подходило к полудню, игра закончилась, и все потихоньку начали собирать спортивные сумки и торопиться домой, чтобы не опоздать к обеду. Брэм немного замешкался, завязывая шнурки. Внезапно сзади него послышался тихий скрип, и мальчик с легким раздражением на лице повернулся, чтобы увидеть ту самую девчонку, которая опозорила его перед всеми друзьями в один миг. Чертовски блестяще! Теперь все будут подшучивать над тем, что она, будучи в инвалидной коляске играет лучше него. Прекрасно, ничего не скажешь.

— Чего тебе надо? — немного грубым тоном спросил её Брэм. Она начинала его очень сильно раздражать.

Девушка, казалось, даже не заметила его неприветливой интонации.

— Ты неплохо играешь, — произнесла она. Мальчику сначала показалось, что эта стерва открыто надсмехается, однако мягкая и искренняя улыбка развеяла его мысли.

— Да? Спасибо… — В миг улетучилась его злоба, а на замену ей пришло свойственное мальчику смущение. — Ты, наверное, тоже играла раньше? — Брэм поспешил перевести разговор с себя на неё.

— Да, я состояла в сборной баскетбола нашей страны, — будничным тоном ответила она так, будто разговаривала о погоде Лондона. — Но во время одной игры, я получила серьёзную травму и вот…

Грустный взгляд упал на ноги, которые оставались абсолютно неподвижными.

— Я… соболезную. — Ну кто же знал, что за этой калекой стоит такая история? Брэм чувствовал себя последним идиотом. И ему было чертовски скверно на душе. Каково это? В один день ты просто не можешь ходить, не можешь больше заниматься спортом. Выдержал бы ли он такое испытание сам? «Скорее всего, нет» признался он сам себе. Впервые за этот день он почувствовал жалость к этому человеку.

— А как тебя зовут? — после недолгой паузы спросила она.

Баскетболист тут же вынырнул из своих грустных мыслей и негромко сказал:

— Абрахам, но можно просто Брэм.

— А меня Мэрианной звать. Но можно просто Мэри или Анна. — Мэри, медленно наклонившись к мальчику, протянула руку в дружеском жесте. Тот слегка неуверенно её пожал.

— Что ж, будем знакомы. — Она улыбнулась.

***

Честно говоря, Брэм не ожидал, что Анна будет наблюдать за тренировками так часто. Она всегда была у поля, неизменно сидя около лавочки, на которую все клали сумки. Девушка всегда увлечённо смотрела за игроками и радовалась, когда кто-то забивал гол. Он даже не знал, ради чего она приходила: ради игры или ради встречи с ним. Мальчику она нравилась всё больше и больше. Теперь Брэм не мог представить ни одну игру без неё.

Но однажды, баскетболист заметил, что лавочка пустовала. На него накатили волны страха, беспокойства и непонятного ощущения того, что здесь что-то не так. Анна не могла просто не прийти. Скорее всего, существовала весомая причина.

На тренировке Брэм был словно в тумане, раз за разом мыслями возвращаясь к первому дню их знакомства. Многое изменилось за это время. Ему даже казалось, что Мэри начала испытывать к нему особые чувства.

— Брэм, алло? Соберись, приятель! Ты пропустил уже пятый мяч! Что с тобой происходит? — Лукас, его лучший друг, подошёл к нему и хлопнул по плечу.

— Ничего, я просто не выспался…

— Да брось! Я ведь вижу, что…

Брэм не дал ему договорить.

— Я же сказал, что всё нормально! — Лицо покрылось пунцовыми пятнами от еле сдерживаемого гнева.

— Ладно… — немного растерянно сказал друг. — Тогда не буду мешать.

***

Брэм в тот день вернулся домой поздно вечером. Дождь ритмично стучал по крышам домов, по окнам и по асфальту. Тускло зажглись одинокие фонари, которые кое-как освещали путь мальчику. Брэм подошёл к порогу своего дома. Внутри никого не было: отец давно умер, мать работала в полиции в ночную смену. Никто его не ждал.

Какое-то движение рядом привлекло его внимание, совсем как во время первого знакомства с Мэрианной. На противоположной стороне улицы сидела девушка в инвалидной коляске. Это была она. Мэри. Знакомая Брэма была под козырьком крыши какого-то дома. Мальчику были отчётливо слышны её тихие рыдания, которые она пыталась спрятать в звуках дождя. На её прежде нежно-розовых щёчках не было больше здорового румянца. Мэри была бледна… Как покойник, которого не захоронили.

Потом она начала истерично смеяться, подавляя в себе слёзы. Со стороны это выглядело до безумия жутко, казалось, что ты попал в какой-то незнакомый тебе фильм ужасов и совсем не знаешь чего ожидать.

После этого, немного успокоившись, Мэрианна стала смотреть куда-то вдаль расфокусированным взглядом.

Тихий шёпот её губ долетел до Абрахама. Она сложила руки, словно молилась, а глаза её поднялись вверх, к разгневанному небу. По щеке, прочертив мокрую дорожку, скатилась отчаянная слеза. Девушка быстро-быстро заморгала, обхватила себя и слегка вздрогнула от страха, что захлестнул её с головой. Хотелось вопить во всю глотку. Так, чтобы заглушить собственную боль и любые её отголоски. Забыть. Не знать. Не чувствовать. За что ей всё это? Почему именно она?! Страх охватил её маленькое сердце, с каждым мигом всё сильнее сжимая. Горло начало рваться в оглушительном немом крике.

Она закрыла лицо руками. Как же стыдно…

Брэм, не помня себя, побежал к Мэри. Им завладели эмоции, которых он раньше не испытывал никогда.

— Господи, Анна, что ты тут делаешь? — Весь мокрый он встал около неё. Сердце бешено колотилось в груди, норовя сломать все рёбра.

— Уходи…

— Что, прости? Мэри, почему ты тут и…

Слова Брэма застряли где-то в горле, когда девушка подняла на него заплаканные и немного безумные глаза, что были наполнены неясным остекленевшим горем.

— Уйди, пожалуйста. — произнесла она, едва шевеля губами. — Не возвращайся больше. Не ищи меня и… если получится, постарайся меня забыть.

Мальчик не знал, что происходит. Почему она говорит такое? С чего это вдруг? Виски начали нервно пульсировать.

Но девушка уже развернулась в своём кресле и постучала в дверь дома. Её встретила уставшая грустная женщина. Даже не взглянув в сторону мальчика, она кивнула Анне в знак приветствия и ввезла её в дом, оставив недоумевающего Брэма одного.

***

Она перестала приходить на тренировки. И больше не отвечала на его стук в дверь. Будто бы она исчезла. Будто бы её и не было. Никогда. Дни вновь покрылись серой пеленой и стали тянуться медленной нитью. Но в один день они всё же пересеклись. Она сидела у пустующего поля всё такая же грустная. Брэм сначала наблюдал за ней издалека, а потом медленно подошёл.

— Привет, — тихо сказал он, садясь на лавочку рядом с ней.

Мэри пропустила его приветствие мимо ушей.

— Прости меня за то, что так грубо прогнала тебя.

Воцарилось молчание.

— Я скоро умру, Брэм, — послышался её голос, слегка дрогнувший на третьем слове. — Мне сделают операцию на ноги. Здоровье у меня сильно ослабло. Как и сердце. Шансов выжить почти нет.

Абрахам открыл было рот, чтобы что-то сказать, но передумал.

— Брэм, пообещай мне одно.

Лёгкий кивок в ответ.

— Ты меня ни за что не будешь вспоминать после смерти. Не допустишь ни одной мысли обо мне.

Брэм отвёл от неё взгляд.

— И я к тебе не привяжусь, — добавила она. — Давай просто расстанемся. Я… Я просто боюсь, что полюблю тебя ещё больше. Тогда умирать будет больнее.

На этом их диалог кончился.

***

14 сентября 1996 г. в палате №3 покончила жизнь самоубийством Мэрианна Уилсон. Доктора, осматривая палату, обнаружили на стене запись, написанную кровью:

«Брэм. Я люблю тебя. Прости, что не ценила тебя так сильно, как могла бы. Я поняла, как ошибалась, боясь привязаться».

P.S.: 15 сентября 1996 г. Абрахама Уэйта нашли повешенным в своей квартире.

Думан Селин Айджан
Страна: Узбекистан
Город: Ташкент