Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
То, ради чего стоит жить

А за окном все так же лил холодный дождь. Уже давно стемнело, и в доме Эванс зажегся свет. Маленький кудрявый мальчик прижался лбом к поверхности ледяного стекла. Небо затянулось черными тучами, не давая пробиться лунному свету. Погода нагоняла тоску, заставляя этим вечером остаться дома.

— Кристофер, сынок, пойдем спать, — мягко прошептал подошедший сзади отец. Мальчик молча встал и направился в детскую. Ему было всего пять лет, но он уже потерял самое родное, что у него было. Он потерял мать.

Мужчина проводил мальчика задумчивым взглядом. Теперь это все, что у него осталось. Подарок, дарованный Богом, как вознаграждение за некогда процветавшую любовь.

Кристофер сидел на краю кровати, опустив глаза в пол, и думал. Мальчик чувствовал, как мгновенно опустел дом, осунулся и потерял прежний облик папа. На кухне перестало пахнуть блинами и жареным мясом, белье не стиралось уже пару недель, а полки и столешницы покрылись слоем пыли. Отец поведал тайну о том, что мама надолго уехала, уверял, что она не могла поступить иначе. Малыш верил, ведь папа никогда не врал. Не врал, когда обещал подарить на день рождения железную дорогу, провести выходные с семьей или прийти пораньше с работы. Мальчик искренне, по-детски доверял ему. Так же, как и каждый другой ребенок.

Дверь приоткрылась, и в проёме показалось родительское бледное лицо с натянутой улыбкой. Кристофер в последнее время обращал внимание на его грустные глаза. У соседской девочки Катрин они всегда хищно блестели, у воспитательницы в саду были наполнены какой-то загадкой, у продавщицы в пекарне на соседней улице были задумчивы. А у родного отца словно затянуты какой-то дымкой, мешающей видеть мир так же отчетливо, как раньше.

— Ложись, Крис, надо поспать, — ласково сказал мужчина, присаживаясь на стульчик рядом с постелью.

Чарльз мечтал о сыне с того самого момента, как понял, что влюбился в Эмилию, его будущую жену. Он был готов отдать свою жизнь, лишь бы слышать этот милый, детский смех. Мальчик послушно забрался под одеяло и, зевнув, повернулся лицом к Чарльзу:

— О чем ты думаешь, папа? — спросил он.

Но он не слышал своего маленького сына. Уткнувшись в одну точку, Чарльз думал о погибшей жене. Как прекрасна и умна она была. Одним взглядом она могла вызвать бурю эмоций, заставить табун мурашек пробежать по телу. Она была не просто красивой женщиной и женой, она была матерью единственного ребёнка в их семье. Первого и последнего. Настоящего наследника.

— Папа? — отвлек его от мыслей Кристофер.

— Засыпай, сынок, завтра новый день, — Чарльз похлопал малыша по плечу и уже был готов уйти, но остановился, едва сделав шаг:

— Папочка, мама всегда читала перед сном сказку! — сердце Чарльза дрогнуло. Как больно звучало любое упоминание этой прекрасной женщины с уст кого-либо. Но как бы тяжело ни было, он пообещал заботиться о сыне.

— Сказку? Какую ты хочешь? — нежно пробормотал он.

— «Волосы великана»! — воскликнул мальчик. Отец улыбнулся, вспоминая, как раньше ее читала Эмилия:

«Ночь. Темно. В детской горит свет. Из-за двери доносится нежный голос. Женщина сидит у кровати своего сына и читает его любимую сказку.

— Уснул? — едва слышно прошептал молодой отец. Он прислонился к стене, слушая уже знакомую ему историю о четырех братьях-великанах. Звонкий голос жены ласкал его уши. Чарльз был готов стоять так целую вечность, видя засыпающего сынишку и внимательно слушая любимую Эмилию.

— Кажется, да, — повернувшись лицом к мужу, женщина улыбнулась. — Ему так понравилась эта сказка! Он просит только ее!»

— И никто больше никогда не видел их… — закончил Чарльз. Он захлопнул книгу и поднял глаза на сына. Кристофер спал, подложив под голову свою маленькую ладонь. Волосы слегка рассыпались по подушке, лицо его было спокойным и умиротворенным.

— Мой ангел, — пролепетал отец, убирая книгу на место. Тяжело вздохнув, он посмотрел в окно. Похоже, дождь будет идти еще очень долго…

Поправив ватное одеяло, отец включил ночник в виде божьей коровки и вышел из комнаты. Медленно шагая по коридору, мужчина думал. Думал о прошлом, покинувшем его, и о будущем, которое могло не наступить. За окном громыхала гроза, а Чарльз просто ее не слышал. Так же, как тиканье часов в гостиной, лай собак на улице, шум ветра. Все краски жизни слились в одно серое пятно, спасением в котором был его маленький сын, этот горящий, несмотря на душевную боль, огонек. Мальчик смирился с исчезновением родного человека, пусть еще и не понимал, что ее больше нет на свете. Мысли ребенка наивны, но не так жестоки. Наверное, и Чарльзу самому надо принять это. Она ушла, не обещая вернуться, но осталась в их памяти навсегда.

Завернув на кухню, мужчина решил заварить себе чай. Это сейчас единственное, что отрезвит его от воспоминаний. Бесполезных, но таких прекрасных…

Они познакомились в парке. Он гулял, а она сидела на лавочке и читала книгу. Ее светлые волосы были собраны в аккуратный пучок, белое платье облегало ее идеальную талию и заканчивалось юбкой с крупными складками. На лице ее сверкала улыбка. Всегда. Ярко-алые губы выделялись на светлом лице этой блондинки. Ветер разносил ее тонкий аромат духов.

В этом парке они впервые встретились. В нем провели свое первое свидание. Они могли сидеть на скамейке целую вечность, глядя на чистое голубое небо и облака. Такие же лёгкие, как и сама Эмилия. А по вечерам они любили смотреть на звезды. Светлое небо сменялось темным, на ровной глади выходили яркие звездочки. Вместо яркого солнца появлялась волшебная луна.

Чарльз мог бы отдать все, лишь бы навсегда остаться там, приобнимая самую добрую и искреннюю девушку, которую он когда-либо встречал.

Но ее погубил рак.

Эта жуткая болезнь поглощала Эмилию с каждым днём все больше. Она боролась, она продолжала любить жизнь. Но все в этом мире не вечно. Не стало и ее.

Чарльз остался один, на его руках теперь было хозяйство и любимый сын. Все, что у него осталось. Все, чем он должен был дорожить. Осталось осмыслить все это и нажать внутреннюю кнопку перезагрузки. Чарльз смотрел в окно, допивая напиток. Он представлял, как Эмилия сейчас стоит здесь, за спиной. Ему искренне хотелось в это верить.

— Эмилия… — тяжело прохрипел он. Казалось, сил совершенно не оставалось.

— Я здесь, милый! Я здесь… — нежно шептала она. В тот же миг Чарльз почувствовал запах ее тонких духов. Она точно тут!

— Почему ты ушла? Ты должна была бороться! — но, несмотря на слова, он вовсе не осуждал жену. В его сердце было глубокое отчаяние.

— Мне пришлось, ты же знаешь. Но я всегда здесь, я рядом, — утешала она.

— Я не могу. Что мне делать дальше, Эмилия? Я остался один! — растерянно говорил он. Разум его был затуманен.

— Это не так, — спокойно отвечала жена. — У тебя осталось кое-что очень важное. И когда ты будешь задаваться вопросом: «Зачем мне жизнь?», твой ответ будет рядом. Он будет искренне смеяться и продолжать жить. Он смог отпустить меня, хотя это и было сложно. Он все понял, пусть и по-своему, принял правду такой, какая она есть. Сможешь и ты.

Слова дорогой женщины сильно влияли на Чарльза. Он понимал, что она права. Она всегда была права. И, если раньше, будучи парнем, он нашел свой смысл в любви к этой девушке, то теперь он просто обязан направить свои чувства их малышу. Жить ради того, чтобы сделать его счастливым.

— Не уходи! — воскликнул он, когда исчез божественный запах. Обернувшись, он понял, что говорил с самим собой…

Воспоминания поджидали его и в спальне. Теперь на второй половине кровати будет всегда пусто и холодно. Чарльз останется верен своей погибшей жене. Он не сможет полюбить никого так же. Никогда. Он лег, глядя в белый потолок. Глаза не хотели закрываться, а сон не шел. Он не мог отогнать поток мыслей. Сев на край кровати, он стал внимательно изучать небо. Дождь закончился, стало выглядывать кусочками, сквозь облака, небо. Те же звезды и луна, но уже не тот, что прежде, он сам.

Кровать рядом прогнулась. Не глядя в ее сторону, Чарльз сказал:

— Ты так любила луну. Она была твоим отражением на небе. Так же волшебна и красива, как и ты, — искренне шептал он. Он не слышал ответа, но чувствовал ее. Чувствовал всем своим сердцем.

×××

Чарльз пролежал с открытыми глазами до утра.

Его внешний вид сильно выдавал его усталость: бледное лицо, мешки под глазами, безразличный взгляд.

Будильник прозвенел ровно в семь утра. Но даже этот противный звон не мог вывести Чарльза из некоего транса. Он догадался выключить его только спустя пару минут бездействия. За окном было пасмурно. Мужчина подошел к зеркалу в ванной, заранее представляя свой вид после бессонной ночи. На лице появилась небольшая щетина, которую Чарльз принял решение оставить. Умывшись холодной водой, вдовец поковылял на кухню с намерением разогреть молоко и подать хлопья на завтрак.

«Надо быть сильным ради сына!»- повторял про себя Чарльз, направляясь в детскую.

Все тяжести отправились на второй план, как только он увидел Кристофера. Малыш лежал в забавной позе, сбросив одеяло на пол. Чарльз даже чуть не забыл, зачем он сюда зашел. Чуть толкнув мальчика в плечо, отец поспешил разбудить его. Малыш промычал что-то невнятное, затем потянулся и приоткрыл глаза.

— Папа? — с наивной улыбкой произнес он.

— Вставай, я сделаю нам завтрак.

— Но ведь сегодня выходной? Куда мы пойдем? — садясь на край кровати, свесив крохотные ножки, спросил Кристофер.

— Нам нужно немного отвлечься, прогуляемся.

Собравшись, они вышли из дома. Чарльз взял сына за руку и повел в каком-то неизвестном направлении. Кристофер дороги не знал. Он спешил за родителем, перебирая своими крохотными ножками. Несколько его шагов были равны одному большому отцовскому. Но он шел. Он продолжал следовать за отцом, хлюпая сапогами по лужам.

Наконец, они пришли. Длинная аллея, уходящая далеко вперед. Высокие дубы закрывали небо, создавая уютную крышу. Чарльз медленно шагал по каменной дорожке, отсчитывая скамейки по краям. Вот она — седьмая слева. Та, на которой когда-то еще совсем молодой парень увидел самую прекрасную девушку на Земле. Та, в которую он влюбился с первого взгляда. Та, что вскоре стала ему женой и родила сына. От приятных воспоминаний участился пульс, чаще забилось сердце.

— Папа, где мы? — робко спросил Кристофер.

— Мы в месте, где чувствуешь себя намного уютнее и спокойнее. Там, где не страшны грозы и ураганы. Здесь не чувствуешь, как летит время и проходят года. Место, где можно увидеться с твоей мамой, — не сдерживая слезу облегчения, проговорил вдовец.

— Мы в раю? — поинтересовался малыш, оглядываясь вокруг.

— Да, сынок, здесь мы в раю…

×××

Сегодняшний день выдался на удивление теплым. Спустя столько дней непрерывных дождей выглянуло солнце. Оно осветило комнату парня, медленно согревая его. У него было хорошее предчувствие. «Сегодня точно произойдёт что-то прекрасное!» — подумал он, собираясь на прогулку. Закрыв дверь, он вышел из дома.

На улицах еще были небольшие лужи, в которых отражалось чистое небо. Мимо Чарльза проезжали спешащие на работу водители, уныло шагали в школу дети. Как печально было замечать, что никто вокруг не радовался теплой погоде так же, как и он сам.

Сам того не понимая, парень направлялся в недавно открывшийся парк. С утра здесь еще никого не было. Лишь пение местных птиц и легкий ветерок нарушали сказочную тишину. От ворот парка начиналась широкая аллея с деревянными скамейками по краям. Парень надеялся встретиться хоть с одним человеком, который мог бы оказаться хорошим собеседником.

Он уже хотел повернуться назад, не встретив никого на своем пути, когда заметил вдалеке незнакомую девушку в белоснежном платье и книгой на коленях. На лице его возникла улыбка, и он уверенно подошел к ней, не без интереса рассматривая: средней длины ресницы прикрывали опущенные в книгу глаза, а губы сосредоточено сомкнулись в тонкую линию. Кажется, та была слишком увлечена чтением.

— Любите читать? — осторожно спросил парень. Девушка вздрогнула, услышав незнакомый голос, и убрала книгу в сторону

— Время от времени увлекаюсь, – скромно заметила она. – Обожаю любовные романы.

Нежный голос завораживал паренька. Он открыто рассматривал понравившуюся незнакомку, пытаясь найти хоть один недостаток в ее внешности. Но, к великому удивлению, она была идеальна. Оба они смотрели друг на друга какое-то время.

— О, нет …- растерянно прошептала девушка, глядя на наручные часы. — Я уже опаздываю!

— Что? Куда? — оживился парень. Ему не хотелось отпускать ту, которую он еще совсем не знал, но уже, кажется, влюбился по уши. Разве такое возможно?

— Ох, мне действительно пора! Меня ждут…

— Смогу ли я увидеть вас вновь? — едва успел крикнуть вдогонку юноша. Но красавица уже скрылась из виду. Огорченно опустив глаза, тот заметил книгу, случайно или нарочно забытую таинственной незнакомкой. Недолго думая, он взял роман в руки. На развороте было написано несколько слов, заставивших парня улыбнуться и поверить в следующую встречу: «Девушке, любящей проводить каждое утро в парке, хорошей дочери, внучке и просто дорогой подруге. Эмилии от Марии»

Парень зажал драгоценную книгу на груди и пообещал себе приходить сюда каждое утро…

×××

«Эмилия и Чарльз. Любовь, о которой можно говорить вечно» — прочитал Кристофер с оборотной стороны фотокарточки. На лицевой части было изображение явно любящей друг друга пары. По щеке юноши пробежала слезинка. Она не была позорной. «Мужчинам разрешено плакать, когда они теряют близких людей» — говорил отец.

Кристофер прижал фото к груди, зажмурившись, а затем слегка улыбнулся, открыв глаза. Перед ним была свежая могила отца. И рядом уже старая, осевшая. Могила матери.

— Смерть снова объединила вас, — прошептал юноша.

Уразайкина Рената Геннадьевна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 11.09.2004
Место учебы: МБОУ "ЗСОШ №6"
Страна: Россия
Регион: Татарстан
Район: Заинский муниципальный район
Город: Заинск