Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Тени

Маргарет шла по длинной извилистой тропинке, ведущей на Кембриджский холм. Ветер играл с ее черными кудрями, и синее платье развевалось на ветру, будто знамя. Последние полгода в Кембридже стояла дождливая и мрачная погода, поэтому многие дома в окрестностях пустовали. Маргарет тяжело вздохнула и, из последних сил взобравшись на тесаную камнем ухоженную дорожку, перевела дух. В двух милях от старой заброшенной церквушки, которая виднелась чуть поодаль, возвышалась старинная вилла с ухоженной террасой. Плотные, серые тучи, затянувшие весь небосвод, не давали покоя Маргарет, поэтому она чуть ли не бегом поспешила к вилле. Над ее головой прозвучали раскаты грома, и девушка ускорила шаг, испугавшись попасть под ливень. Ее опасения подтвердились: после того, как вспышка молнии озарила небо, пошел проливной дождь. Маргарет тоненько взвизгнула и, подобрав полы платья, кинулась бежать по дорожке,  оступаясь и скользя  на мокрых камнях.

Свернув на ухабистую дорожку за кустами жимолости, Маргарет заметила повозку, которая неспешно катилась по лужам грязи, то и дело подскакивая, споткнувшись об очередную кочку. Пухлый бородач в затертом до дыр плаще лениво подгонял лошадь, развалившись на копне сена, застилавшего дно повозки. Маргарет обрадовано закричала ему, подпрыгнула и замахала руками, пытаясь обратить на себя внимание, но нечаянно поскользнулась и  упала в грязь. Повозка остановилась, и бородач, ловко спрыгнув вниз, поспешил к девушке. Он участливо помог ей подняться и предложил довезти ее до назначенного места за два шиллинга. Маргарет было некуда деваться, поэтому она согласилась.

К вилле девушка добралась лишь вечером, измотанная и промокшая до нитки. В прихожей экономка миссис Роуз с гаденькой улыбочкой предупредила ее, что обычно гувернантки в этом доме долго не задерживаются, и дети обязательно придумают какую-нибудь каверзную затею, чтобы и ее выдворить из виллы. Впрочем, Маргарет и не сомневалась, что ей придется иметь дело с какими-нибудь озорниками, в конце концов,  она прекрасно с этим справлялась и не сомневалась, что сможет приучить этих детей к порядку. Кажется, они не слишком-то обрадовались появлению Маргарет в доме. Вилли сидел мрачнее тучи, и его серые глаза неприязненно поглядывали на нее из-под светлой челки, Риган же, наоборот, прятала лицо за длинными темно-рыжими волосами и отводила взгляд.

Осень в Кембридже пролетела незаметно. Дождливые дни сменялись один за другим, по вечерам все так же продувал холодный сквозняк, и вскоре, после ноябрьских морозцев, выпал первый снег. Риган часто сидела, обняв колени, погрузившись в свои мысли, и смотрела, как снег падает на землю. Иногда она раскачивалась из стороны в сторону, словно в трансе и не замечала ничего вокруг. Маргарет уже довольно давно заметила, что она всюду таскает с собой планшетку. Риган часто устраивалась  удобно в кресле, ставила ее перед собой и, склонив голову немного набок, будто бы прислушивалась к чему-то. Изредка она кивала головой и с чем-то соглашалась, тогда Вилли закатывал глаза и недоуменно косился в ее сторону.

   В субботу Риган не спустилась к ужину, поэтому Маргарет пошла наверх, чтобы проведать ее. Девочка сидела в постели и сосредоточенно водила по планшетке пальцами. Услышав скрип двери, она подняла голову. Маргарет присела рядом и, подперев щеку кулаком, заинтересованно произнесла:

— Я всегда думала, что с ней играют вдвоем, – ее пальцы легли на планшетку рядом с пальцами Риган. – Ты действительно веришь, что тени существуют, Ригс?

Девочка на мгновение замерла и задумалась. Ее рука машинально нащупала маленький серебряный крестик на груди.

-Думаю, да, — честно призналась она. – Они ведь говорят со мной.

Маргарет склонила голову чуть набок и прикусила кончик мизинца.

— Кто говорит? – спросила она осторожно.

— Они, — загадочно пояснила Риган. – Они иногда болтают со мной, когда мне одиноко.

Брови Маргарет поползли вверх.

— Ты всегда играешь одна?.. – задала она вопрос.

Риган еле заметно кивнула и снова вернулась к планшетке.

— Снова нет, — разочарованно выдохнула она. – Сегодня они почему-то не хотят со мной разговаривать.

— В следующий раз  сыграем вдвоем, — улыбнулась Маргарет и, кинув на планшетку задумчивый взгляд, вышла из комнаты.

Спеша по коридору, девушка свернула к лестнице, и вдруг услышав, как миссис Роуз распекает их молоденькую горничную Энн, невольно остановилась.

— Кто вас просил дарить девчонке спиритическую планшетку?! – грозно уперев кулаки в бока, неистовствовала экономка. – Теперь она не расстается с ней ни на минуту!.. Вы хоть знаете, к каким последствиям приводили такие вот игры?! Это игры с тенями, Энн, с тенями!

Энн чуть ли не плакала.

— Но я не знала, не знала, — жалобно пыталась защититься она. – Я думала, это просто безобидная игра!.. Риган сказала мне, что знает, как обращаться с планшеткой и может научить меня!.. Что плохого в том, что она говорит с тенями? Это ведь так, забавы ради… Я абсолютно уверена, она сама задает себе вопросы и сама же на них отвечает! Ведь никаких теней на самом деле нет, правда?

— По-вашему, она что, говорит сама с собой? – проворчала миссис Роуз. – Ну да, хотела бы я на это посмотреть!.. Эти ее игры с планшеткой добром не кончатся! Вот вам хороший совет — выкиньте ее! – бросила экономка и тяжелой поступью стала спускаться по ступеням вниз.

Маргарет немного подождала, пока Энн не уйдет, и, выскочив из-за угла, кинулась обратно в комнату Риган. Девочки там не было, зато планшетка все так же лежала на кровати – таинственная, неизведанная, манящая. Девушка придвинула к ней пальцы, но тут же отдернула их, словно обожглась.

– Они иногда болтают со мной, когда мне одиноко, — почему-то вспомнила она слова Риган и подсела поближе к планшетке. Любопытство подталкивало ее к неизведанному.

«Раз они говорят с Риган, то возможно, поговорят и со мной», — рассудила Маргарет и звенящим от дрожи голосом позвала:

— Вы здесь? Пожалуйста, если вы слышите меня, то отзовитесь!

Ответа не последовало.

— Вы не хотите говорить со мной?

Опять тишина. Маргарет почувствовала себя крайне неудобно. «У меня такое чувство, будто я разговариваю сама с собой», — подумала она и снова обратилась в пустоту:

— Поговорите же со мной! – воскликнула девушка, и вдруг  планшетка сдвинулась с места и, очертив плавную дугу, остановилась на отметке со словом «нет».

Маргарет озадаченно нахмурилась.

— Но почему?- вслух высказала она свою мысль.

— Они говорят только со мной, — возникла на пороге комнаты худенькая фигурка Риган.

Их взгляды пересеклись.

– Хочешь, я научу тебя играть? – предложила девочка, присев на край кровати и кладя на планшетку свои пальцы рядом с пальцами Маргарет. – Кажется, тебя это заинтересовало.

Маргарет кивнула.

— О чем ты обычно их спрашиваешь, Ригс? – поинтересовалась она.

— О многом, — неопределенно ответила Риган. – Вот, смотри. Рэйн, ты меня слышишь? Отзовись, если ты здесь!

Планшетка под их пальцами сдвинулась в сторону слова «да».

— Видишь, она мне ответила! – обрадовалась Риган. – А теперь ты спроси у нее что-нибудь!

Маргарет немного помедлила и, подумав, вопросила:

— Ты любишь Риган?

Планшетка не сдвинулась с места.

Девочка захлопала в ладоши.

— Спроси еще! – попросила она.

— Ты не обижаешь ее? – послушно спросила Маргарет.

— Ну что ты такое говоришь! – обиделась девочка. – Зачем ему это?

Планшетка переместилась на слово «нет».

— Вы друзья?

Планшетка замерла на полпути к слову «да».

— Что это значит? – удивилась Маргарет.

— Не знаю, — растерялась Риган.

Больше планшетка им не отвечала.

— Наверное, ему надоело, — девушка отодвинула ее на край постели и встала. – Ригс, иди спать. Ты устала. На сегодня хватит, так?

Риган кивнула и юркнула под одеяло.

— Знаешь, Маргарет, в последнее время, я плохо себя чувствую, — тихо призналась девочка, чуть-чуть высунувшись из-под одеяла. – Иногда мне кажется, что я — это не я.

— Все будет хорошо, — неуверенно обернулась к ней Маргарет. — Ты проснешься утром и будешь чувствовать себя прекрасно. Спи, — и она закрыла за собой дверь.

На следующий день Риган осталась в постели. Ей нездоровилось, и она лежала бледная, словно мел. Ее пробивал озноб, и она была холодна, как лед.

— Я сгораю, сгораю, — шептала она сухими губами. – Я вся горю…

Миссис Роуз постоянно прикладывала к ее лбу мокрое полотенце.

Местный доктор осмотрел ее и сказал, что у нее лихорадка.

— У нее сильный жар. Пусть пьет как можно больше воды, чтобы предотвратить обезвоживание, — посоветовал он, поправляя очки на носу. – Я приду завтра. Отдыхай, — потрепал он Риган по макушке и ушел.

К полднику жар немного спал, но уже вечером  он возобновился с новой силой. Девочка лежала в беспамятстве. Изредка ее тело пронизывали судороги, и тогда она кричала не своим голосом, приказывала кому-то неизвестному прекратить мучить ее и билась в конвульсиях. Маргарет гладила ее по голове, просила успокоиться, но Риган ее не слышала.

— Остановите его, остановите!.. Я больше не выдержу, я схожу с ума! – внезапно вскакивала она с постели, и миссис Роуз вместе с Энн силой укладывали ее обратно. Вилли тихонько всхлипывал за дверью.

Через несколько дней  приехал мистер Рейли. Он сразу же кинулся в комнату дочери, как только узнал, что она больна.

— Я умираю, папа, — не своим голосом пробормотала Риган, когда мистер Рейли присел на краешек ее кровати и взял ее руки в свои.

— Ну что ты говоришь, Ригс, — ужаснулся отец. — Ты не умрешь, моя крошка, я не дам тебе умереть, слышишь?

— Я уже мертва, я не я… Папа, посмотри на меня, это же не я, это не я! – Риган судорожно выдохнула воздух.

— Милая моя, Риган, это же ты! Посмотри, это твое личико, твои глаза и твой носик. Посмотри, он по-прежнему совсем как мой, — мистер Рейли протянул ей зеркало.

— Нет! – в ужасе отпрянула от него девочка. – Нет, нет, нет! Это не я, папа, папочка! Я ведь совсем другая, неужели ты не видишь?!

— Ригс, крошка, успокойся, — отец попытался уложить дочь обратно в постель. – Мисс Кингсбери, помогите мне, она не в себе!

Маргарет кинулась к нему на помощь, и они вдвоем с трудом успокоили девочку.

— Мистер Рейли, в среду доктор осмотрел ее и сказал, что у нее лихорадка, — Маргарет осторожно положила смоченное в воде полотенце на лоб Риган. – Но мне кажется, что она сошла с ума. Она постоянно твердит, что не узнает себя. Она говорит, ее тело больше не подчиняется ей, и лишь разум все еще держится в ее ослабленном сознании. Я боюсь за нее, мистер Рейли! Посмотрите на нее! Она же пугается даже собственного отражения в зеркале! Мистер Рейли, она так легко говорит о своей смерти, будто знает, что это вскоре случится!

— Господи, что вы несете?! – отец Риган схватился за голову. – Такого просто не может быть! Моя дочь не сумасшедшая! Не сумасшедшая! Где миссис Роуз, приведите мне миссис Роуз! – воскликнул он, толкая Маргарет к двери. – Немедленно, немедленно!

— Простите мне мою дерзость, сэр, но ваша дочь точно лишилась ума!.. – загремела миссис Роуз, врываясь в комнату. – А все потому, что она доигралась с этой планшеткой, говорю же вам! Не иначе, как в нее вселился бес! Да вы посмотрите, что с ней творится, посмотрите же! Она не в себе! Она точно не в себе!

Риган протянула руку к отцу и попыталась ему что-то сказать, но вместо слов из ее горла вырвался лишь хрип. Мистер Рейли кинулся к ней и, озабоченно глядя ей в глаза, спросил:

— Крошка моя, да что же это с тобой такое?

Риган закатила глаза и хриплым басом проревела:

— Я умираю, умираю, ты слышишь меня, папа, ты слышишь меня?! – ее голос сорвался на визг и девочка вскрикнула.

В ее комнату заглянул Вилли. Он на цыпочках подкрался к отцу и ловко юркнул под его локоть.

— Папа, что с ней будет? – полушепотом выдавил он, не смотря в сторону бьющейся в припадке сестры. – Она поправится?

— Я не знаю, сынок, — выдохнул мистер Рейли, ероша его волосы. – Я не знаю. Что-то с ней будет…

Маргарет посмотрела на него и вздохнула.

— Энн, — громко позвала она горничную. – Поднимись наверх. Спиритическая планшетка лежит в комнате Риган. Вынеси ее из дома и выкинь куда подальше!

Девушка кивнула и кинулась исполнять порученное.

— Вы действительно считаете, что во всем виновата планшетка? – горестно спросил у нее мистер Рейли.

— Нет. – Маргарет скрестила руки на груди и бросила на него хмурый взгляд исподлобья. – Я считаю, что во всем виноваты тени.

— Риган, кажется, заснула, — сообщила миссис Роуз через некоторое время. – Пусть отдохнет, — она встала. – Поднимайтесь, мистер Рейли, давайте выпьем чаю…

Риган ворочалась во сне и бормотала какие-то бессвязные слова, Маргарет еще некоторое время посидела с ней, наблюдая за ее белым, беспокойным во сне лицом, а затем тоже спустилась на кухню к остальным, оставив ее отдыхать  одну.

Утром следующего дня  виллу разбудил истошный крик Риган, который слышали даже соседи – семья Корнуэллов. Маргарет первая кинулась в комнату девочки.

— Что такое, Ригс, что с тобой? – она успокаивающе улыбнулась, погладив ее по голове.

— Руки! – Риган в отчаянии выставила их перед собой. – Маргарет, это не мои руки! Посмотри, ты видишь, они – не мои! Они чужие!

— Как так, милая? – мистер Рейли подошел и внимательно осмотрел ее руки. – Они все те же, это твои руки! Посмотри хорошенько, вот та самая родинка у тебя на запястье, как у твоей мамы, а это твои веснушки. Все в порядке, Ригс, все хорошо.

— Нет! – девочка захотела опустить руки, но не смогла. Они ее не слушались. Их удерживали невидимые тени, сковавшие ее. Риган чувствовала, каждой клеточкой своего тела чувствовала, что она в их плену. – Это не мои руки, папа, — уже тише произнесла она, и ее руки сами собой опустились на одеяло.

Тени плясали перед ее глазами, они медленно пожирали ее, теперь уже и ноги девочки охватил непонятный жар. Они больше не были ее ногами, они были чужими. Каждая клеточка ее тела горела, кривилась, кричала, а Риган лежала, уставившись в белый потолок и гадала, что с ней происходит.

В воскресенье вечером она уже прекратила свое существование, как Риган. Больше она не была сама собой. Теперь она была другой, новой Риган Рейли. В понедельник доктор пожал ей руку и объявил, что она абсолютно здорова.

— Я могу встать? – недоверчиво спросила у него Риган.

Доктор с улыбкой кивнул.

Тогда девочка откинула одеяло и встала с постели. Она запрыгала, заметалась по комнате, словно заблудшая падающая звезда и, подойдя к окну, распахнула шторы, впуская в комнату дневной свет.

— Я так рада, так рада! – чужим голосом нараспев произнесла она. – Скажите отцу, что я здорова, здорова! – и она засмеялась, сначала тихо и неуверенно, но постепенно ее смех все рос, все крепчал, становился все звонче и заливистей, и, в конце концов, она схватила доктора за руки и закружила по комнате.

Маргарет довольно долго смотрела, как она прыгает и смеется с румянцем на щеках, а затем подошла к ней и, повернув ее голову к себе, внимательно спросила:

— Ригс, теперь…  теперь, ты — это ведь ты, правда? – она заглянула девочке глубоко в глаза и увидела,  как в них пляшут озорные искорки жизни.

— Ну конечно, я — это я! – весело отозвалась Риган и закружилась с ней по комнате. – Я — это я! И никто больше!..

Оторвавшись от ее смеющегося счастливого личика, Маргарет нечаянно скользнула взглядом по старинному зеркалу в изящной рамке из красного дерева позади них, и, прикрыв рот от ужаса, с благоговейным страхом поняла, что у Риган нет отражения.

Герасимова Зарина Эдуардовна
Возраст: 22 года
Дата рождения: 01.01.2000