XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Театр. Средневековье. Спектакль.

Виолончель плачет, скулит на последнем издыхании. Шепчет в кромешной тишине, в которой собственное сердцебиение раздается эхом в ушах. Постепенно начинает завывать, доводить до холодка в подушечках пальцев. Нагоняет тревогу и тяжесть, будто потоком сильного ветра уносит вслед за собой упавшие листья, а именно свет и радость от теплых воспоминаний. Мелодия постепенно разгоняется, становится громче, но печальная ария виолончели только усиливается. Не человек играет ей – лишь помогает играть ей самой. Глубоко, выразительно, забираясь в глубины сознания. Будто погружает вслед за собой на морское дно, в пучину самых страшных и болезненных воспоминаний.

Музыкальный инструмент начинает рыдать: громко, забирая за собой ту кромешную и вымученную тишину полностью. Она могла бы быть опечаленной женщиной, потерявшей свою истинную любовь и единственную опору. Могла бы быть обиженным и хрупким, маленьким ребенком, что потерял доверие к миру. Последняя громкая нота – томный последний вздох, и виолончель затихает, явно не в силах больше продолжать.

Приглушенный свет падает на молодого человека. Дыхание его затаилось, шаги еле слышны, словно хищник пробирается к своей добыче. Он подходит ближе к молодой даме, останавливается на определенном расстоянии. Легким движением руки снимает свою шляпу, пока девушка неспешно приподнимает одну руку. Парень мигом же, но нежно и ласково подхватывает ее. Склоняется над чужой ладонью и оставляет на ней легкий и невесомый поцелуй в знак приветствия, прижимая собственную шляпу к груди.

Медленно поднимает глаза, сталкиваясь со взглядом девушки. Таким пустым и безразличным, мрачным. В недрах ее зрачков можно было затеряться, погрузиться в полнейшую тьму. Голубой цвет радужки уже не сверкал так ярко как это было раньше. Он тускнел прямо на глазах с каждой секундой, терял родимый цвет и свет. Глаза – зеркало души, но душа этой девушки – пропасть, тянущая за собой на дно и завлекающая горькой песней. Отсутствие эмоций и чувств с чужой стороны заставило молодого человека съежиться под натиском, прикусить обветренную нижнюю губу, дабы не вымолвить ничего лишнего.

– Что же привело Вас ко мне, Ваша светлость? – срывается с бархатных губ девушки.

– Посмотрев в эти опечаленные очи, я уже и позабыл для чего нахожусь здесь, – замявшись, произнес пришедший герцог.

– Если цель вашего визита неясна, то попрошу оставить меня одну, Ваша светлость.

Повисло безмолвное молчание, повествующее за собой неловкость и напряженность всего момента. Парень смотрит в ее глаза, а в душе сжимается все, постепенно разрывается на мелкие осколки. Объект его истинной и верной любви, свет в кромешной тьме, мелодия скрипки после тяжелого дня, неужто он пострадал от чужих злодеяний? Неужто пробрался кто к нему со злыми известиями? Печальными событиями? Может ли это означать угасание чувств? Потерю себя? А могла ли герцогиня сдаться после всего пройденного со своим возлюбленным?

Они не могут вымолвить и слова, лишь сохраняют зрительный контакт. Но, кажется, слова здесь и не нужны. Девушка тяжело охает, падает прямиком в объятия парня. Герцогиня не потеряла сознание, но ей хватило лишь взгляда молодого наследника королевских кровей, дабы довериться и выложить ему все, что на душе. Вот она – хозяйка опечаленной арии виолончели.

Дама хватается за ткань, тянет на себя, старается ухватиться получше, дабы не свалиться на пол полностью. Блеклые очи заполняются хрустальными слезами, что медленно вырываются вниз, текут по припудренным щекам. Кавалер держит герцогиню, удивленно ахает. В душе кошки скрежут, рвут мягкие одеяла и подушки, рассеивают кучу перьев на округу. Видеть возлюбленную в таком состоянии – мучение, смертельная казнь за нарушение законов государства. В данный момент не нужны слова или слезы в ответ, молодой человек должен сохранить спокойствие и помочь ей только одним своим присутствием, слушая истошные всхлипы, смешивающиеся со скулением. В какой-то момент дама затихает, утыкается лбом в чужую грудь, всхлипывая в последний раз.

– Я рада, что несмотря на невзгоды, я остаюсь верна Вам, а Вы мне, – шепчет девушка, поднимая голову.

Спектакль окончен.

Публика затаила дыхание, в изумлении наблюдая за происходящим. В их душах приятный трепет, голова идет кругом от восхищения, но в и то же время сжимается от боли плачущей герцогини. Зал озаряется мягким и легким светом, проникает в самые затаённые и темные места. Люди встают с места, завывают и хлопают, дабы показать свое уважение актерам и появившуюся любовь к данному спектаклю. Деньги потрачены не зря, удовольствие от просмотра заставляет забыть о своих проблемах или бытовых делах с работой, полностью погружаясь в тематику выступления. Уж те, кто с головой погрузился в атмосферу, сами чуть ли не рыдали из-за слез героини, но улыбались.

Главные актеры выходят на сцену, радуются реакцию публики, делают элегантный и совместный поклон. Зрители своей реакцией подпитывают, заставляют прожить новую жизнь, ощутить легкость и счастье в душе. Именно эта реакция и само выступление – то, чего они хотели добиться и добились. С учетом долгих репетиций, оттачивания каждого момента до совершенства, многих несостыковок и поправления сценария. Но даже пройдя все это спектакль вышел прекрасным, смог проникнуться даже в сердца самых черствых людей. Может он не заставил реветь также, как ревела девушка на сцене, но довел хотя бы до маленькой улыбки или мурашек по коже. Люди еще надолго запомнят то, как пришли сюда и ощутили атмосферу Средневековья и запретной любви двух герцогов королевских кровей, что прошли сквозь боль и слезы, но только ради того, чтобы сохранить свое счастье, ощутить тот комфорт и наслаждение даже от простой тишины, но в компании друг друга. А артисты надолго запомнят восхищение их актерской игре и сюжету, а самое главное — улыбки зрителей, ради которых они и выступали.

Васильева Ксения Александровна
Страна: Россия
Город: Орехово-Зуево