Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Сказка о Добронравушке

Сказка о Добронравушке

Жили-были старик со старухою. И было у них трое детей: два сына и дочка Добронрава. Красивая девица была, умная, трудолюбивая. Встанет чуть свет, чуть заря, горницу приберёт, всякие кушанья наготовит, скотину накормит, напоит и к реченьке пасти отведёт. Придёт домой, а там ещё только глаз отмыкают. Сядет Добронравушка под яблоньку и станет шить-вышивать. Потом видит – все в поле собираются, она скорей косынку накидывает и помогать бежит. В поле же слова лишнего не молвит, улыбнётся только да снова за работу. Зато каждый вечер она на край деревни выходила, к лесочку, к реченьке. Там и пела она звонким голосом, и с берёзкой разговаривала, гладила по её шёлковым листочкам; бывало, там же и всплакнёт. Чуждались её в деревне родной. Злились на Добронравушку родители, что она странная такая, старших братьев в пример ставили. Когда родители встанут – тогда и они встают, когда родители скажут – тогда и делают. Улыбнётся в ответ им дочь младшая и по-своему сделает. Так три года протянули. А в ту пору голод лютый на их земле был. Опустели амбары у сельчан. Затянули потуже свои пояса крестьяне, с кроху на кроху перебивались. И перемолвились тут братья между собой: « А давай мы сестрицу в лесу оставим. Будем будто бы дрова колоть, а чуть она подальше отойдёт, мы убежим быстренько. Авось, её кто-нибудь и подберёт». На том и порешили. На следующий день, рано утром, отправились они в лес. Оглянулась вокруг Добронравушка, а там ей всё живое будто бы прощально машет. Отогнала она от себя эти мысли и за братьями пошла. Вот пришли они в самую чащу леса. Дали юноши сестрице корзинку, а сами стали дрова пилить. Одним глазом на работу смотрят, а другим следят, когда ненавистная скроется. Только на шаг отошла Добронрава, как все грибы тут же повылазили и сами прыгнули к ней в корзинку, да не простые, а все молоденькие, ровненькие боровички. Еле донесла корзинку до полянки, смотрит: а братья ещё только работать начинают. Удивились они, что Добронрава так быстро справилась и дали сложнее задание – набрать орехов да ягод, да чтоб все только отборные были. Взяла девица котомки, только на шаг отошла, как орехи с деревьев ей в сумку и нападали, да все хорошие, крупные. Взяла тогда другую котомку для земляники, а ягоды все как будто специально из под кустиков выглядывают, к красной девице в ладошку просятся. Набрала самых лучших ягод Добронрава да к братьям поспешила, а те ещё один только сучок срубили. Ещё больше удивились они и смекнули, что просто так сестрицу в лесу не оставить. Стали думать они, как бы избавиться от неё. Думали-думали, гадали-гадали да и придумали: « Милая Добронравушка, просьба у нас есть к тебе сердечная. Там, в самой чаще леса, есть озеро прекрасное. Как-то раз решили мы в нём искупаться с братом, да пока резвились и играли, кольцо наше фамильное не приметили, как оборонили. Дома только заметили, что оно пропало, а съездить к озеру тому не судьба была: всё дела да дела. Сестрица, будь добра! Отыщи пропажу», — молвил старший. Улыбнулась Добронравушка, головой весело кивнула, ладошкой помахала и пошла в глубь леса. Идёт, песенки распевает да по сторонам всё смотрит – природой любуется. Долго ль шла, коротко ль- не знаю, только вот уже смеркается, а никакого озера нет и в помине. Тут поняла всё наша Добронравушка, что обманули её братья родимые, посмеялись над нею. Села на пенёк она и заплакала. Так и заночевала в лесу. Рано утром, ещё звезды на небе светили, пробудилась она ото сна, русые власы в косу заплела, родничок нашла, умылась, освежилась, ягодами подкрепилась и дальше по тропиночке пошла. Целый день шла и, наконец, пришла в какую-то деревню. А тут, как специально, непогода сильная разыгралась. Постучалась она в крайнюю, самую старенькую избушку. А на дворе то уже ночь, неудобно в гости проситься. Открыла ей дверь какая-то скрюченная старушка и говорит: — Чего тебе не спится, девка?! Буздаешь в ворота. Говори сей час же, чего надо, не то спущу с цепи собак моих голодных! — Здравствуй, бабуленька! Прости, что разбудила тебя. Переночевать мне негде. Мы с братьями пошли позавчера в лес: они – дрова рубить, а я им помогать да ягоды собирать. Только обманули меня родимые: послали в самую чащу леса к озеру, где будто бы кольцо фамильное они оборонили. А y на самом деле выдумали всё. Заблудилась я. Вот второй день уже, как по лесу брожу. Позволь мне, бабушка, сегодня у тебя остаться, а завтра я что-нибудь придумаю. Утро вечера мудренее. -Ладно, — говорит старушка,- оставайся. Где найдёшь себе место, там и спи. Вошла Добронрава в избу, оглянулась кругом и удивилась: всё кругом заставлено вёдрами, банками, склянками, и шагнуть то негде. Цветы все зачахли, на стенах паутина, пыль столбом! Пожала плечами девица, отыскала впотьмах сарай, забралась на сено, так и уснула. Просыпается утром старуха, встаёт с кровати, смотрит – а в избе то чистота, порядок: полы блестят, стены вычищены, потолки белые, цветы политы, на окнах вместо паутины занавесочки весёлые висят, на столе скатерть новая, праздничная, а на ней кушанья разные стоят, а в углу Добронравушка сидит, шьёт что-то. Удивилась бабуля то наша: — Где, — говорит, — я?! В какую страну попала? Засыпала вроде в своём доме, а проснулась в чужом! Увидела Добронравушка, что проснулась бабушка, улыбнулась, встала и заговорила ласково: — Доброе утро, бабулечка! Как ноченькою ты спала? Не разбудила ли я тебя, пока от скуки делами занималась? -Нет, нет, — кивнула головой бабуля, — спала я крепко. Скажи, а в своём ли я доме? У меня в избе сроду так чисто не было. — В своём, бабулечка, в своём. Это я не знала, чем занять себя, вот и решила прибраться немного. -А когда ж ты, внученька, успела? Пришла то ты за полночь. -Мне часочку достаточно поспать, сил набраться. Ты кушай, бабуленька, угощайся. Я вот тебе кашу сварила, компоту налила да пирогов напекла. Умылась старуха, переоделась, за стол села пробовать приготовления девицы. Довольная сидит, нахваливает еду: -Мм… Вкуснотища то какая! Ну, девица-красавица, вижу я, мастерица-умелица ты, с золотыми руками! Как зовут то тебя, красная? Откуда пожаловала? -Добронравою звать меня, а живу я у батюшки да матушки в деревне своей. Есть у меня два старших брата, пошли мы вместе в лес: они дрова заготавливать, а я им помогать. Но недоброе задумали братья мои милые, отправили к озеру, которого и в помине нет. Заблудилась я в лесу дремучем. Теперь мне путь-дороженьку надо искать в деревню родимую. -Добронравушка, душенька, останься у меня на годочек. Стара я стала, уж боле нет во мне сил резвых. Помоги, внученька, мне, старухе неуклюжей, поживи со мной годок. Я тебе за службу верную хорошо отплачу. -Ладно, милая бабулечка, я поживу у тебя годок, но не боле: скучать я буду по родным местам. На том и поладили. И зажили Добронравушка со старухою хорошо. На небе ещё звёзды горят, а девица молодая на стоге сена просыпается, поднимается и к ручью бежит, а за ней и старуха поспевает, старается не отставать. Прибежав, они в нём купаются, плескаются, лесными ягодами да орехами подкрепляются и обратно поспешают. Дома с шутками, прибаутками, песнями весёлыми за дела принимаются — с хорошим настроением они быстро творятся. В зимние дни они снежками забавлялись, а холодные вечера рукоделием коротали. В соседнее селение на праздники часто ходили. Пироги вкуснейшие пекли. Так незаметно не прошёл, а пролетел целый год. Подходил к концу срок службы Добронравушки. Повеселевшая, помолодевшая, с румянцем на щёчках, старуха подошла как-то к девушке и говорит ей: — Спасибо тебе, девица прекрасная, за заботу твою, за настроение хорошее. Счастье в мой дом принесла ты! Отблагодарить тебя обещала я и слово своё сдержу. Только прошу тебя: давай сходим завтра на праздник Ивана Купалы в соседнее селение. Там и ждёт тебя мой подарок. — Конечно, дорогуша, я с радостью останусь ещё на ночь погостить. — Ура! Пойду тогда я платье нарядное готовить. На следующий день отправились они в селение соседнее. Там с плясками, гуляньями, песнями хороводными весёлый праздник отмечали. Венки разноцветные плели, а после, вечером, их в воду все пускали, в ней и купались. Пустила и Добронрава. Её венок теченье подхватило и вдаль понесло. Замечтавшись, не заметила красавица, как день ночь сменила. Вдруг её раздумья прервала девушка незнакомая. Она похлопала Добронраву по плечу, назвала её по имени и разговор странно начала: — Что ж ты засиделась тут, на бережку, Добронравушка? Али взгрустнулось тебе? — Да, и вправду, чуточку взгрустнулось мне. Уже год, как дома не была я. А завтра день рождении у меня, юбилей, 20 лет. Хотелось бы мне именины дома отметить, с родными. Как там сейчас они? Уж и на братьев моих милых я боле не сержусь, только бы повидать их… -… А ещё ты думала о милом друге сердца, когда ты его встретишь, как он выглядит… — Да… — Я знаю ответы на эти вопросы. Добронравушка, скажи мне только: ты узнала меня? — Нет. Хотя… Мне кажутся знакомыми глаза… -Добронравушка, да это же я, бабуленька, у которой весь год ты жила! Звать меня, на самом деле, Асею. Я заколдована была, и в этом было заключено моё наказание. Давненько, года три тому назад, когда была ещё девицею молоденькою, я из дому ушла. Не просто так, от горя… Плохою дочерью была я: ленивой, неумехой, страшной грубиянкой. Я взрослым всем со смехом отвечала, слова плохие оброняла и ничегошеньки я делать не могла. Что ни возьму – из рук то валится, что ни слеплю – то разломается. И волосы прелестные в косичку убирать я не хотела и расчесать. Ну ведьма ведьмою ходила! А чтобы старших мне совет послушать, ну ни за что! Всё делала всегда я им назло! Однажды мама милая моя, душою добрая, терпеть всё это не смогла и выгнала меня из дому, сказав при этом: «Пока ты не изменишься, как бабушка Яга жить будешь…» И ничего тогда не поняла, я втихомолку в лес пошла, в тот самый лес, в котором заплутала ты. В деревне я пустой домишко отыскала и, как говорится, с грехом пополам в нём поживала. Будучи старухой, уже отчаялась прекрасно жизнь прожить свою, и тут явилась ты! Ты для моей судьбы как ангел лучезарный! Благодаря тебе, я столько жизни тайн узнала! Другой я стала и за это я говорю тебе: СПАСИБО! В долгу твоём я, впрочем, завтра я за добро дело отплачу, а как – узнаешь ты сама, об этом я молчу. — Вот это да… — лишь прошептала Добронрава. Всю ночь они провели в разговорах интересных и приятных, а наутро Добронрава с Асенькою попрощалась, всего хорошего ей пожелав. И с настроеньем радостным, дорогу разузнав, чрез лес домой пошла. Ступает по тропиночке и песни распевает, как вдруг… увидела его… Сидел он на пеньке и ногу растирал. Наверное, упал и больно сейчас ему. Подбежала и спросила: — Что случилось? Что с ногой? -Шёл по дороге, шёл и вдруг упал, и ногу, кажется, сломал. Добронрава ногу ему посмотрела, потёрла и сказала: — Перелома, слава Богу, нет. Ушибся просто сильно ты. Сейчас травою ногу я тебе натру, и боль пройдёт. Сказала – сделала. Боль отошла. — Ну как? -Хорошо, легко сразу стало. Благодарю. А как тебя зовут? — Я Добронрава, живу в деревне Светлогорье. К родным сейчас спешу я. А как тебя зовут? -Меня Светозар, и ты не поверишь, мне тоже в Светлогорье надо, бабушку проведать. Пойдём вместе! — Пойдём. И пошли они вдвоём, так по жизни и ходят парочкой. Родные у Добронравушки обрадовались приходу девушки, прощенья за всё попросили. И зажили они дружно, в ладу. В скором времени Добронрава и Светозар свадьбу сыграли, на неё Асю с её избранником пригласили. Добронравушка от всей души поблагодарила её за чудесный подарок судьбы.

Матвеева Елизавета Алексеевна
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999