XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Школа. Невыдуманные истории

В ритме мела

Последним уроком во вторник у нас, как обычно, была математика. Скучная математика. До невозможности нудная математика. Учились мы во вторую смену, и к тому времени за окном уже стемнело, одни только сугробы иногда поблескивали в свете фонарей.

– Расстояние от поселка Солнечное до Тучково составляет 18 километров, а от Тучково до Маросейкино – в 4 раза больше, – диктовала нам наша учительница Наталия Владимировна, – записали?

Тишина стояла практически мертвая. Слышно было, как скрипят ручки, как из-под руки Наталии Владимировны сыплются на пол белые крошки мела, как идут стрелки часов, изо всех сил приближая нас к окончанию уроков.

Нарушить эту тишину не осмеливался никто – дисциплина на уроке превыше всего. Да и кому захочется нести домой пестреющий в замечаниях дневник? И мы продолжали молчать, как вдруг:

–Достала уже эта математика, гулять хочу, а не задачи решать. Эй, Радик, погнали в снежки после уроков?

Это был Олег – заядлый болтун, матерщинник, драчун и просто хулиган. Его ни замечаниями в дневник, ни даже «двойкой» за поведение не напугаешь, так что болтовня на уроках для него совершенно обычное дело.

–Эй, Радик, чего молчишь, а?

Радислав и правда не отвечал. Он, в отличие от Олега, все-таки понимал, что замечание – это не шуточки, и изо всех сил боролся с желанием ответить другу.

–Ну Ра-адик, ну ответь ты уже.

–Да отстань ты! Надоел! Не видишь, задачу решаю!

Шепот с задней парты все-таки дошел до слуха Наталии Владимировны:

–Третий «Д», встали все! Олег, дневник на стол! Быстро!

И мы встали. А Наталия Владимировна, развернувшись, продолжила записывать на доске условие задачи.

Встречаясь с зеленой поверхностью доски, мел крошился, ломался, стучал, и в этом стуке моя одноклассница Катя уловила зажигательные ритмы. Сначала она просто слегка покачивала головой в такт, но уже через пару минут стала добавлять движения сначала ногой, а потом и руками.

Один за другим мы подхватили беззвучную эстафету под стук мела, совершенствуя наш танец самыми разнообразными движениями – это были уже не просто покачивания головой, мы буквально прыгали рядом с партами, махали руками и еле сдерживали смех. Удивительно, что никто из мальчишек так и не рискнул станцевать брейк-данс, но еще более удивительно, что танцевали мы беззвучно, словно мышки, и Наталия Владимировна, всегда чутко реагирующая на малейший шорох, даже не заметила наши буги-вуги, и мы танцевали, и танцевали, и танцевали в ритме мела до тех пор, пока нашу спонтанную дискотеку не прервал звонок – ура, домой!

Проклятие Достоевского

Первый пятиклассный урок литературы наша учительница, Ольга Николаевна, решила посвятить обсуждению прочитанных за лето книг. Список был немаленьким и состоял в основном из произведений классиков: Пушкина, Тургенева, Гоголя, Толстого. Ольга Николаевна открыла свой журнал и, идя по списку, спрашивала нас. Большинство ребят, конечно же, прочитало все, на худой конец – хотя бы половину заданных книг, но были и такие, кто на уроке увидел этот список вообще впервые. Наконец, очередь дошла и до Лизы, главной выскочки и зазнайки нашего класса.

– Ну что, Лиза, расскажешь нам, что успела прочитать на каникулах? – спросила Ольга Николаевна.

– С радостью! – самодовольно ответила ей Лиза и начала свой рассказ, – я – самая читающая девочка на свете, так что за лето прочитала все-все, что было в списке. Я вообще обожаю литературу, не представляю своей жизни без книг! Я просыпаюсь и читаю, завтракаю – читаю, даже зубы чищу с книжкой в руках, под подушкой у меня всегда лежит фонарик и новенькая повесть, по ночам мне снятся прочитанные сюжеты, а свободное время я провожу в библиотеке.

– Это очень похвально! Может быть, у тебя есть любимые авторы? Что ты предпочитаешь читать? – продолжала расспрашивать Лизу Ольга Николаевна.

– Я очень люблю классику. Ну, знаете, Некрасова, Пушкина, Лермонотова. А недавно я прочитала такую интересную повесть, там такое произошло! В общем, был один человек, дворник Герасим, а у него была собачка. Он так любил свою Каштанку, но ему пришлось с ней расстаться. И вот в тот день, когда они расстались навсегда, он сказал ей: «Прощай, моя Каштаночка. Я буду скучать по тебе и твоему веселому, звонкому лаю!» Меня так тронула эта история, я еле сдержала слезы. Хорошо, что Каштанка не пропала без Герасима и стала звездой цирка!

– Да, Лиза, история и правда интересная. А кто же автор?

– Ну как кто, – Лиза судорожно подняла глаза на развешенные в кабинете портреты писателей, – Достоевский, Федор Михайлович!

Ольга Николаевна поправила очки и сказала:

– Спасибо за твой рассказ, Лиза. Не знала, что Достоевский писал такие печальные истории. Что ж, садись, «два».

И тут прозвенел звонок. Ребята выбежали в коридор, а Лиза все стояла и пыталась понять, как же это – «два».

– Проклятье! За что, за что «двойка»? – недоумевала она, глядя на Достоевского, улыбающегося ей с портрета на стене, – я ведь даже наврала, что люблю эту ненавистную классику, вспомнила всех, кого только смогла. Проклятье! Проклятье! Проклятье!

Забаррикадировались

Однажды, еще в начальной школе, мы сидели на уроке и решали тест. Тишина в классе стояла, что называется, мертвая: слышно было лишь, как поскрипывают наши ручки да закипают мозги, и вдруг:

– Внимание, тревога! В здание школы проникли подозрительные лица! Внимание, тревога!

Это была сирена, та самая, что оповещает о чрезвычайных ситуациях. В этот момент мы сидели в классе одни, наша учительница, Наталия Владимировна, вышла по делам, так что сказать, что мы испугались и запаниковали – ничего не сказать.

–Ребята, что делать?

– Мы все умрем!!!

–Это что, реально террористы?

– Мы что, в опасности?

– О нет! Учительница как на зло ушла!

Мы кричали, перебивая друг друга и пытаясь придумать, что же нам делать.

– Не парьтесь, – уверенно сказал Саша, – сейчас мы возьмем учительский ключ и закроемся, делов-то.

– Да, точно, нас же так и учили на уроках безопасности!

И мы ринулись к столу.

– О нет, – закричала я, – кажется, она ключ забрала с собой. Его нигде нет!

– Давайте подопрем дверь и построим баррикаду, – придумал Артем.

И мы начали строить нашу крепость. Мальчишки взяли парту и придвинули ее к двери, сверху на нее кое-как затащили еще одну. Перед партами поставили стулья и, вооружившись учебниками, как сюрикенами, приготовились давать отпор террористам.

– Тихо, ребята, в коридоре шаги, ¬– прошептала Соня, – всем срочно принять полную боевую готовность!

Шаги становились все громче, слышно было, как кто-то приближается к нашему классу. Через мгновение кто-то снаружи взялся за ручку двери. Все четыре года началки промелькнули у нас перед глазами как один миг. Мы дрожали от страха, но никто не сдал своей позиции. Ручка двери пошевелилась, дверь скрипнула.

На секунду я зажмурила глаза и затаила дыхание, а открыв, увидела в дверном проеме за баррикадой нашу учительницу, которая торопилась в класс и в спешке врезалась прямо в крепость.

– Вы, ребята, конечно, молодцы, – с насмешкой произнесла Наталия Владимировна, – вот только дверь в другую сторону открывается.

Рау Мария Сергеевна
Страна: Россия
Город: Красноярск