Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Шёпот ветра

Шёпот ветра Вот и началась осень. Листва, всё лето радовавшая глаз своим отливавшим на солнце изумрудным оттенком, окрасилась в мягкие цвета охры, янтаря, мёда, бордо, а небо, что сияло чистой, светлой лазурью, стало прятаться за кучковатые грязно-белые облака. В ордене Воинов ветра жизнь в буквальном смысле кипела. Всем – мастерам, начинающим и продолжающим бойцам, лекарям – было необходимо выполнять свои спланированные ещё месяц назад дела. В список того, что нужно было успеть сделать к зиме, входили такие обыденные, но важные вещи, как подготовка и ремонт тренировочных залов, сбор и хранение целебных трав на осень и зиму, пошив утеплённой специальной формы и многое другое. Защитники организованно подходили к обеспечению своего же комфорта, чтобы жители охраняемого ими города крепко спали под их защитой не только в тёплые времена года, но также осенью и зимой. Для Лукаса и Магдалены эти дни были очень весёлыми. Подростки проводили намного больше времени вместе, помогая старшим в подготовке к зиме. Ребятам предстоял серьёзный этап в их жизни. Они готовились стать почётными мастерами ордена, и старались показать, что они более чем достойны этого звания, стремясь сделать как можно больше полезного для ордена. Оба с самых первых дней работали весьма усердно, оттачивая свои навыки, и выходили из тренировочного зала самыми последними. Лукас с Магдаленой проводили время, свободное от тренировок, в библиотеке, им очень хотелось доказать всем, а главное, себе, что для них нет никаких преград, и все их старания будет вознаграждены. В самый обычный, не предвещавший беды день, когда в жизни подростков произошло событие, запомнившееся им на всю жизнь, на улице стоял пробирающий до костей холод, небо затянули тучи, сквозь которые солнце едва пробивалось. Казалось, сегодня у матери-природы случилось что-то страшное, отчего она впала в глубокую депрессию. Но нашим героям такая погода была по душе, ведь она казалось им какой-то необычайно романтичной и уютной. Магдалене и Лукасу на этот раз досталось навести порядок в библиотеке – вытереть пыль с полок, помыть полы и при необходимости перебрать книги. Библиотека представляла из себя просторное помещение с деревянными полами холодного коричневого оттенка. Несколько плотно придвинутых к стене грузных шкафов того же цвета, что и пол, были битком набиты трудами великих философов, писателей и поэтов. Перед окнами, располагавшимися в ряд напротив входа, стояли столы и стулья для чтения, на которые проливали дневной свет окна, а на случай желания почитать ночью были предусмотрены подсвечники, обросшие за долгое время пользования слоем застывшего на них воска. Магдалена, искусно орудовавшая шваброй, на рейку которой была накинута мокрая, уже изрядно набравшая в себя грязь, тряпка, наблюдала время от времени за работой своей своего друга, вытиравшего пыль с полок, и, видимо, заглядевшегося на старые книжки. ¬– Справляешься, дружище? – ласковым голосом поинтересовалась девушка. Она разогнула спину и выпрямила плечи, убеждаясь, что поработала на совесть, после чего сняла тряпку с рейки и начала ополаскивать её в ведре с помутневшей от грязи водой. – Тут столько воспоминаний, погляди! – мечтательно вздохнул Лукас, любуясь на полки прочитанных книг. Его тонкие пальцы проскользнули по помятым, но таким родным корешкам книг, подарившим ему и его подруге уйму прекрасных минут, сформировавших их не по годам взрослое мышление. – Ох… – вздохнула девушка, убирая с аристократично-белого лица прядь волос пшеничного оттенка, поблёскивающих в рассеянном свете окна. Приставив швабру к стене, она небрежно вытерла мокрые руки о своё одеяние и подошла к юноше. – Помнишь, как мы сидели тут и учились? Мы тогда думали, что мы самые умные на свете… – погружаясь в добрые воспоминания, девушка обвила руками плечи возлюбленного, и, встав на носочки, прислонилась своей щекой к его щеке, покрывшейся румянцем смущения. – Мы всегда были рядом, даже во время такого мистического и загадочного, можно сказать, занятия, как чтение… – поглаживая нежные руки Магдалены, заметил Лукас. – Я безумно рад, что ты со мной, Магдалена. – выразительные губы парня изогнулись в нежной улыбке после этих слов. Вдруг за окном, предположительно, на «большом поле», послышались крики мирно собиравших травы двух лекарей – Алисы и Даффа – и глумящийся смех разбойников, лязг их рапир и клинков… С каждой секундой их голоса слышались отчётливее и громче… – Это же… Разбойники! – с ужасом вскрикнула Магдалена, осознавая, что про усиление охраны резиденции организационный комитет совсем позабыл, направив все силы на подготовку. – Там Дафф и Алиса! Бежим, им нужна помощь! – Они догадались, что мы особо уязвимы сейчас… Но мы покажем им, что они неправы, ведь Воины ветра готовы дать отпор в любую минуту! – прорычал Лукас и понёсся поднимать тревогу. Подростки, поднявшие тревогу в ордене, уже неслись со всех ног к выходу. Но организационный комитет, только краем уха услышав о происходящем, пребывал в настоящей истерике от происходящего – неужели на этот раз всё пошло не по их чётко спланированному графику? Были слышны стоны Элеоноры и Эрны, но вскоре их пришлось просто выталкивать из резиденции, ведь помощь каждого была жизненно важна, тем более, оставаться внутри было попросту небезопасно. Лукас начал ощущать острую необходимость освободить свою спину и плечи от, как ему казалось, тяжёлого складного дельтаплана, вшитого в костюм, которым он, к тому же, не умел пользоваться. Стоило ему остановиться, чтобы снять костюм, Магдалена слегка ударила его по руке. – Ай! В чём дело? – возмутился он. – Не снимай его! – Магдалена, но он тяжёлый! –А раньше как будто бы был лёгкий! Моя интуиция мне говорит, что он тебе будет нужен, надень сейчас же! – возразила Магдалена, на самом деле чувствовавшая, что Лукасу нельзя снимать планер. После этих слов ребята побежали на выход. Магдалена и Лукас разделились, последний уже успел увернуться от вражеской рапиры и нанести ответный удар одному из разбойников низших рангов, пнув его ногой в живот так сильно, что противник кубарем покатился вниз по пыльному холму, крича больше от неожиданности и испуга, нежели от боли. В это время Магдалена искусно расправила свой воздушный планер, украшенный различными узорами из более глубоких оттенков голубого и синего, грациозно разбежалась и поплыла, используя потоки ветра, направляясь с холма на поле боя. Где-то в середине пути Магдалена перешла в горизонтальное положение и приземлилась, нет, не на землю, а на противника, нанеся ему тяжёлые травмы! Наблюдая за этим действом, Лукас в который раз был поражен и рад, что стал свидетелем такого захватывающего процесса. Воины ордена высыпали из окон и дверей: те, кто на момент вторжения был на верхних этажах, раскрывали свои планеры и вылетали на поле битвы, проделывая тот же трюк, что и Магдалена, в то время как другие отрешённо выбегали из главных и потайных входов, чтобы оказать достойное сопротивление. Ордену ветра предстояла долгая битва с разбойниками. Враги низких рангов были облачены в чёрные и красные накидки длиной до колена, более высшие носили то же самое, но на их одеяниях сверкали вставки из серебра, а меховые воротники развивались на ветру и пачкались кровью. Отовсюду был слышен свист рассекающих воздух планеров, яростные крики воинов ордена смешивались с криками разбойников, лязг и звон мечей, рапир, кинжалов, свист стрел… Казалось, что врагов великое множество… Битва казалась воинам бесконечной… Лукас методично работал своим двуручным мечом. Но Магдалена, не успевшая обшить одежду мехом, начала замерзать, отчего движения её, хоть и отточенные тысячами тренировок, не были такими точными и выверенными. Она стала часто позволять противнику опрокидывать её на землю и получала ранения, но Магдалена снова и снова вставала на ноги и давала отпор, но всему есть предел, силы Магдалены были на исходе… К вечеру ситуация более-менее стабилизировалась – большая часть врагов ордена уже была повержена, а те, у кого оставались силы, продолжали сражаться. Холм был чист от врагов. Но в этот раз Магдалена оказалась окружена пятью рослыми разбойниками, один из которых выбил тяжёлый меч из её рук. Она ощутила себя слабой и еле стояла на ногах. Бешеный поток мыслей кричал ей о том, что она, не справилась, отступила от канонов идеальной воительницы: «Я – позор своего ордена! Меня казнят, это настоящее проклятье!» – Я… Не… Н-не сдамся! Я не с-сдаюсь, ни… никогда! – возразила девушка, стуча зубами от холода и наворачивающихся на глаза слёз обиды. – Сдавайся, сохранишь себе жизнь! – прорычал один из разбойников, обращаясь к Магдалене. – Вы бы лучше подумали о своих жизнях! – послышался родной голос где-то с холма. Лукаса раскрыл параплан, в одну секунду вспомнив инструкцию по его использованию, наклонил корпус параллельно земле для обеспечения как можно более гладкого взлёта и уменьшения сопротивления воздуха. На миг в его голове поселилось сомнение, но ветер – стихия его ордена и города – ударил в лицо во время разбега… Толчок! И вот, он летит! Уже потерявшая всякую надежду девушка вскочила на ноги и подняла с земли свой упавший меч. Оружие одарило Магдалену энергией, и, пока Лукас повторял её фирменный удар, она поразила мечом незащищённую шею самого старшего из врагов. Но тут послышался шорох. Приземлившийся Лукас и Магдалена с мечом в руке пригнулись, и увидели силуэты лекарей – Даффа и Алисы, пронзающих мечами тела двух самых младших из пятёрки. Стук тел о холодную землю. Повисшая тишина на поле, сотня разбросанных по всему периметру вражеских трупов, и стихшие воины ветра, стоявшие вокруг поля, на холме, будто бы слушая шум ветра. Дафф, Алиса, Лукас и Магдалена гордо встали в ряд, выпрямив свои спины, расправив плечи и взявшись за руки. Все воины склонили головы, готовясь услышать пророчество ветра. – Вы все усвоили важный урок. Магдалена боялась любого отступления от канона идеальной воительницы. Дафф и Алиса боялись убивать врагов, Лукас боялся использовать воздушный планер, а организационный комитет ордена был в ужасе от одной мысли, что что-то может пойти не так, как задумывалось. Эти страхи сейчас кажутся Вам нелепыми и смешными, ведь все вы попали в такую ситуацию, где каждому пришлось столкнуться лицом к лицу со своей неуверенностью, страхами. Ненужными мыслями. Из этого мы можем сделать вывод: Повернись к страху лицом, иначе он ударит тебя в спину! – Повернись к страху лицом, или он ударит тебя в спину! – пронеслись светлые голоса героев, уносимые ветром.

Караковская Мария Арсеньевна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 23.11.2006
Место учебы: МБОУ СОШ 28
Страна: Россия
Регион: Ставропольский край
Город: Пятигорск