XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Сегодня

— Ты следующая! – скомандовал Всеволод.

Я медленно подошла к краю моста. Длинная резинка сковывала движения. И вновь перед глазами возникал Олег, исчезающий в бездонной пропасти. Казалось, что он уже никогда не вернётся. Но вот, его, целого и невредимого, с улыбкой до ушей, поднимают обратно на мост, с поздравлениями хлопают по плечу, смеются, радуются. Ведь он – справился. Ни секунды не задумываясь, прыгнул вниз, надеясь лишь на такое проверенное, но, увы, не вечное снаряжение. Прыгнул, не испугавшись неизвестности. Не испугавшись упасть и разбиться.

Я смотрела вниз. На далёкую землю. В голове раз за разом прокручивалось, как растягиваемая ткань медленно рвется. Сначала она разделяется на волокна, становится уязвимой. Тонкие нити лопаются одна за другой. И полотно разлетается на две, словно никогда и не бывшие соединёнными, части. 

На этом аттракционе всё надёжно. Эта верёвка выдержит гораздо большее напряжение, чем созданное тяжестью хрупкой девушки. Сопровождающие помогут подняться. Нужно лишь встать на площадку, глубоко вдохнуть и, положившись на выданное снаряжение, прыгнуть вниз. Просто сойти с твёрдой поверхности. Сделать один лишь шаг, навстречу абсолютной свободе. Насладиться быстрым падением. Получить «кайф», добавить в жизнь адреналина.  Только вот почему же это так сложно.

 Как и всегда, под мостом столпились зеваки, среди которых некогда была и я. Лучше бы там и оставалась. Я всё прекрасно понимаю… Но с моим-то невезением… Верёвка разорвётся, падать я буду по непонятной, непредсказуемой и физически невозможной траектории, попаду своим тощим тельцем в толпу, нанесу травмы, а потом, на десерт, кого-нибудь снесёт обрывком снаряжения. Хорошо хоть, что мост подо мной ещё не упал. Травмоопасно это развлечение. Нет, я, конечно, не боюсь высоты… Упасть боюсь. Разбиться. Да ещё и других с собой утащить.

— Я не буду прыгать! – громко сообщила я, отходя к лифту. – Верните меня на землю-матушку, в тёплые объятья родных и близких. Дайте друзьям верным вдоволь поиздеваться над мною, слабой…

На этом грустном моменте моих изречений лифт сломался, выразив своё крайнее недовольство моей трусливой персоной.

 

— Ты что, не прыгнула?  — уточнил уже известный факт Виктор.

— Нет, за щепотью земли родной вернулась, чтобы сберечь себя от страхов и опасностей, — съязвила я.

— А что, правда помогает? – поинтересовалась Кристина, заглядывая мне в глаза. – Может и  мне так? А у тебя всё ещё есть тот везучий камушек? Красненький такой?

— А точнее? —  заинтересовалась я, в надежде наконец-то найти свою потерянную удачу.

— Ну, помнишь, утром, когда мы в школу шли, ты из автобуса вышла и сразу в лужу нырнула, за камнем чудодейственным? – уведомили меня.

Камень  тот, и правда, существовал. Красненький, из глины с высоким содержанием железа. Обломок кирпича называется. Именно он ласково поприветствовал меня, когда я поскользнулась и въехала коленом в лужу. Но, если честно, меньше всего в тот момент я собиралась сохранить его для потомков и верующих. Хотелось бросить его в водителя, остановившего транспорт в таком неудачном месте, или в рабочих, потерявших именно здесь свой строительный материал. Но, дабы окончательно не упасть в глазах общества, кирпич пришлось взять с собой.

— Ты просто струсила? – сообразил Всеволод.

— Зачем мы тебя вообще с собой взяли… — добавил Виктор. – Струсила и чушь какую-то рассказываешь.

— Ну, ты и врунья… – с гордостью протянула Кристина. – Да и слабачка к тому же.

 

Вот что со мной не так? Вечно всё порчу. Надо было прыгнуть. Может и не случилось бы ничего. А я всегда думаю только о худшем. И себя позорю. Стыдно. Надо с этой «удачей» что-то делать.

Автобус подпрыгнул. Спокойно подскочив, все пассажиры приземлились на своё место. Я ударилась мягким местом, взвыла, привстала, и на следующей же кочке свалилась в ноги сидящему напротив Виктору. Рюкзак упал. Разорвался. Радостно грохоча и не замечая преград, на волю выбрался неутомимый кирпич-оптимист. Покачался на оббитой грани и упал на ногу всё тому же бедному однокласснику. В этот раз на вопли обернулся весь автобус.

Высадив меня на нужной остановке, автобус вздохнул с облегчением. Но я этого уже не видела и не слышала. Сжимая в объятьях грязный кирпич, я торопилась домой.

Я с ненавистью посмотрела на свою тяжёлую ношу. Пора бы уже выбросить. Размахнувшись, словно настоящий толкатель ядра, я почувствовала, как камень медленно выскальзывает из пальцев, и, словно в замедленной съёмке, чуть ли не со свистом, стремится к луже. И тут-то не везёт. Я зажмурилась, ожидая, что на одежду полетят брызги…

 

Колено пронзила боль. И вновь под рукой оказался кирпич.

— А ты куда? – испуганно поинтересовались сверху.

Рядом стояла Кристина со школьным рюкзаком. Справа остановка, слева школа.

Взвесив в руке увесистый камень, я поняла, где и когда это уже было.

— Да всё нормально, просто тут такой камень! – откликнулась я. – Удачу приносящий!

Гордо убрав вернувшийся в мои ручонки шаловливый кирпич, я, прихрамывая, отправилась к школьным дверям.

Обломок кирпича. Тяжелый. Красный. Самый обычный. Явно не приносящий удачу. Что же ему от меня надо? Почему мой день начался заново? За что? И вообще, почему я виню в этом не зелёных человечков с Венеры, а кирпич?

— Аня, к доске! – зычно сообщила учительница. – Расскажи нам биографию Горького!

 

И снова в дневнике всё те же двойки и тройка. Я же точно знала, что меня спросят! Неужели мне было сложно просто прочесть заданные параграфы? Ответить на хорошую оценку? Куда делась моя логика? Явно потерялась при восприятии созданной кирпичом ситуации. Да, от этого камня одни проблемы. Зато жизнь стала интереснее.  Хотя куда уж там, с моей-то невезучестью, интереснее…

— Ты следующая! – скомандовал Всеволод.

И вновь я стою на краю. Может быть, именно это мне надо сделать – прыгнуть? Неужели всё так просто. Только вот…

И вновь я вошла в лифт. Вновь, не глядя, ткнула пальцем в кнопку. И лифт встал между этажами.

 

Мерно прокачивался на разбитой дороге автобус. В рюкзаке громыхал кирпич.

Сейчас будет та самая кочка. И вновь я упаду, вновь посмешу неблагодарных зрителей. И кирпич упадёт на ногу Виктору. Так ему и надо. Поиздевался – пусть получит своё. Но ведь он вовсе не виноват в моём невезении! Конечно, на нём можно отыграться за все свои беды… Но это будет не честно.

Автобус подпрыгнул. Я вцепилась в кирпич, готовая удержать его любой ценой. И вновь я, под смех окружающих лежу на полу. В обнимку с кирпичом. И Виктор тоже смеётся. Может, зря я ему помогла? Может ещё не поздно бросить в него кирпич? А вот и моя остановка.

Выбравшись из автобуса, я медленно побрела домой. Хотелось спать. Какой неудачный день. Не ответила на уроках, стала посмешищем, струсила. А завтра об этом провале будут знать все.

 

— Слабачка! – носились в голове издевательские крики. – Маленькая пугливая девочка! Трусиха! Не смогла прыгнуть! Коленки подкосились! И зачем вообще такие существуют!

— Ой, какая ты маленькая! – сюсюкали голоса. – Миленькая, слабенькая! Да тебе в садик, а не в школу надо! Там тебе сопельки подотрут, по головушке погладят! А гулять с большими дядями и тётями – плохо! Ни за куклу, ни за конфетку! Тебя же мамочка учила, не ввязываться в подозрительные компании, и всегда бежать к ней под крылышко! Ой, смотрите, сейчас расплачется!

— Смирнова, к доске! – грозно кричала воображаемая учительница. – Хотя, кому ты нужна! С тобой и так всё понятно! Прыгнуть не смогла – не сможешь и уравнение решить. Кол!

 

Домой. В душ. Спать. Устала я от этого дня.

Нога заскользила по мокрой земле. Мир перевернулся перед глазами. Задняя точка встретила неприятный удар. Кирпич в рюкзаке больно ударил по спине. Опять не везёт.

Вокруг мокро. Грязно. И откопанные трубы. Коварные рабочие вечно роют ямы в самом неподходящем месте и уходят. И никто мне не поможет. И останусь я здесь, состарюсь и умру. Хочется наверх и домой.

— Люди добрые! – грустно крикнула я вверх. – Вытащите меня! Пожалуйста!

 А людей не было. Вообще никого не было.

 

— Добрый день, Анна! – спустя десять минут непрерывных криков о помощи на осыпающемся краю ямы возник мой учитель истории. – Давай руку, вытащу!

Если бы он знал о моём невезении…

— Этот день сложно назвать добрым, — грустно ответила я, осматривая сидящего рядом со мной в яме учителя.

Ну почему к моей яме подошёл именно учитель истории? Пожилой, худощавый, слабый и неустойчивый. Почему же мне так не везёт? Вот был бы учитель физкультуры! Он гораздо ловчее и сильнее! Точно бы вытащил! Или учитель физики – он бы рассчитал правильную траекторию, учёл бы силу гравитации и трения. И всё было бы хорошо.

— Мы здесь с Вами, Игорь Петрович, как два чёрных копателя в окопе, — констатировала тяжесть положения я.

— Анна! Как тебе не стыдно! – обиделся учитель. – Черные копатели – люди без чести и чувства долга! Я не думаю, что кто-то из нас способен совершать такое! Они никогда не воевали и в окопах, спасаясь от пуль противника, не сидели! Да и не бывают окопы, из которых невозможно выбраться! Не для этого они предназначены! Первые окопы появились ещё во времена Крымской войны…

Никогда не думала, что история России может быть мне интересна. Не предполагала, что это может быть увлекательным. Не подозревала, что появление настоящего спасителя может меня расстроить.

— Я вам сейчас верёвку брошу! – донёсся голос с поверхности. – Хватайтесь, вытяну!

 

Вечереет. За окном сумерки сменяются тьмой. Домашнее задание давно выполнено. А я внимательно вчитываюсь в строки учебника истории. В голове мелькают грандиозные битвы и повседневная жизнь, рыночные площади и роскошные балы. Совершаются открытия, мир меняется. Вокруг величаво проходят великие полководцы, цари и императрицы. Дикие племена сменяются цивилизованными городами, мелкие лавки – мануфактурами. Империи завоёвывают всё новые земли, захватывают народы, уничтожают крепости и города. У меня на глазах исчезают целые страны. И всё это таится в обычном учебнике истории. Я много лет не считала Историю за полноценный предмет. Прогуливала. Не слушала. Считала лишним выполнять задания и открывать учебник. Множество ключевых моментов в истории различных стран прошли мимо меня. И я должна наверстать упущенное.

 

Будильник, зазвонил на десять минут позже обычного. Точно опоздаю.

Свежий бутерброд соскользнул со стола и живописно упал маслом вниз. А я ведь не собиралась худеть. Чай остыл. Хотелось спать.

Я угрюмо брела по тротуару на остановку. Кирпич громыхал в рюкзаке.

А ведь я так и не прыгнула. Струсила. Я упустила свой шанс показать себя. Мои одноклассники этого не забудут. И, чувствуется, неблагодарного зрителя ждёт увлекательное зрелище.

Я представила, как вокруг возвышаются неприступные стены школы. Ухмыляющиеся лица заполняют всё свободное пространство. Смеются. Тыкают пальцем. Шушукаются. Выкрикивают оскорбления. Бежать некуда. Это – запертая клетка с пойманным зверем в толпе зевак. Кричи, борись. Радуй зрителя. Только уже ни что не поможет. Ты уже не прыгнула. Уже сошла со своего пути. Показала слабину. Опозорилась. И сегодня начнётся бой. Бой за право находиться в обществе. Бой, который завершится слишком быстро. И произойдёт изгнание нового отброса общества. Человека, который никому не нужен.

А может и не нужно мне это сегодня? Может лучше остаться в бесконечном вчера? Жить так, как хочешь, не обращая внимания на последствия, и зная, что всегда сможешь всё переиграть. А может, стоит воспользоваться данным мне шансом, и исправить совершённые ошибки?

В руке лежал тяжёлый шершавый кирпич. Кирпич, позволяющий начать день сначала. Кирпич, способный изменить жизнь. Кирпич, который так и хочется забросить куда подальше.

По кривой дуге строительный материал взмыл в воздух.

 

Колено жалко. И больно. Кирпич – вещь чудодейственная. Но с острыми углами. И крайне твёрдая. Надо его помыть что ли. А то носить неприятно.

Привычно сообщив подруге о чудотворности находки, я кинула вновь обретённый кирпич в рюкзак. Школьные уроки тянулись один за другим. Всё те же предметы. И «отлично» по истории. А жизнь то идёт. И меняется.

И вновь мы собираемся прыгать. И вновь мне страшно. И зачем мне это?

— Я не буду прыгать, я боюсь, — сообщила я ребятам, отходя от края моста.

Всё же я стану темой для насмешек. Не сейчас. Позже.

Я осторожно нажала на нужную кнопку лифта, и тот послушно спустил меня вниз. Так-то лучше.

Забравшись в автобус, я вновь кинула рюкзак на соседнее сидение. Вновь. Кажется, зря. Не замечая косых взглядов друзей, я крепко пристегнула сумку и натянула через плечо ремень безопасности. Автобус подпрыгнул. Подпрыгнули люди. А я с торжествующей улыбкой осталась на своём месте. С противоположного сидения мне в глаза странно заглядывал Виктор. Что это с ним? Кстати, а глаза у него красивые. Даже очень. Зелёные, словно крыжовник. А ещё он умный. Точные науки любит. Надо и мне в этих дисциплинах разобраться.

Выйдя на нужной остановке, я медленно пошла по тротуару. Дорогу преградила красная лента. Впереди была та самая яма, в которую я умудрилась упасть.

И как я прошла мимо этого ограждения и стольких предупреждающих знаков? Точно не повезло. А вообще, внимательнее надо быть.

 

Солнце пряталась за горизонт. Вокруг лежали учебники. Физика. Геометрия. Алгебра. Правильно выполненные задачи заполняли тетради.

Оказывается, учиться вовсе не скучно. Это же интересно, разбираться в законах физики, изучать превращения веществ, вычислять корни уравнений. Вовсе не глупо доказывать теоремы и находить ответы задач. Если уделять заданию должное время, оно начинает нравиться. Надеюсь, теперь нам с Виктором будет, что обсудить. Хотя, захочет ли он вообще со мной говорить? Я ведь так и не прыгнула. Опозорилась. И я вовсе не хочу знать, что будет завтра.

И вновь я размахнулась. Кирпич вырвался из руки. И вновь передо мной лужа. Только вот желание падать в неё абсолютно отпало. Меня ждал мой строительный материал.

Может не стоит его брать? Стоит жить дальше? Позволить жизни идти своим чередом. Нет. Ведь я так и не смогу прыгнуть. Стану посмешищем.

Я наклонилась и подобрала шаловливый кирпич. И поспешила за подругой. Дневник заполнили пятёрки. А память – приятные воспоминания. И Виктор меня заметил. Оказывается, у нас немало общих интересов. Существует множество тем, которые мы можем обсудить на переменах.

Школьные занятия закончены. И теперь мне надо прыгнуть. Просто шагнуть вниз. А в голове опять возникает рвущаяся верёвка.

— Я, наверное, с вами не поеду… – сказала я друзьям. – Я боюсь высоты.

— Так ты не прыгай! – ответил Виктор. – Просто съезди!

И весь путь мы обсуждали Крымскую войну. И я не была посмешищем. И мне везло.

 

— Я тебя провожу! – вызвался Виктор.

И мы шли по пустынной улице мимо ямы с алеющим ограждениями. Гуляли вокруг дома. Обсуждали историю и физику. А кирпич громыхал в моём рюкзаке.

— Так что это за камень? – неожиданно спросил Виктор.

И зачем я вообще взяла из лужи этот кирпич? Что, так всегда и таскать эту ношу? А как жить? Вот что пошло не так.

Улыбнувшись Виктору, я вытащила кирпич, и с размаху бросила его в кусты.

Я стояла возле лужи. Алел сквозь воду камень. Только вот мне он больше был не нужен.

За мной из автобуса вышла Кристина. Шагнула в лужу. Поскользнулась. И поднялась с кирпичом.

— Смотри, какой я камень нашла! – оправдывалась она. – Точно чудодейственный!

— Конечно! – согласилась я. – Ты его с собой возьми. Пригодится.

 

 

Дворецкая Александра Николаевна
Страна: Россия
Город: Ярославль