Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Речная богиня

 Горящее закатом солнце золотыми лучами скользило по сонным лицам пассажиров. Колёса электрички ритмично постукивали по металлическим рельсам, а за окном, к стеклу которого прилип багряный кленовый лист, сменялись осенние пейзажи. Облокотившись о бордовую стенку вагона, Лина попыталась заснуть, но мысли беспорядочно бегали в голове, путались и не давали покоя. Несмотря на то, что в вагоне было достаточно тепло, девушку бросало в холод от страха и волнения.

         Мать она потеряла ещё при родах, а буквально неделю назад ушёл из жизни отец. Будучи несовершеннолетней, Лина была вынуждена остаться под опекой ближайших родственников – бабушки с дедушкой по материнской линии, которые жили в глухой деревне в нескольких часах езды от города. Она не бывала здесь раньше, а о существовании маминых родителей знала лишь по красочным открыткам, отправляемых ей на каждый праздник, но мысль остаться совершенно одной и попасть в детдом спасала ситуацию.

       Наконец электричка остановилась у нужной станции. Лина поспешно собрала рюкзак, взяла в руку пару чемоданов с вещами и вышла на остановку, где ее должен был встретить дедушка. На перроне её ждал мужчина лет шестидесяти с короткими седыми волосами и колючей щетиной, в руках у него — сложенный бордовый зонт с потрепанной деревянной ручкой.

Привет, Линочка, — с улыбкой на лице сказал мужчина и протянул вперед руки, чтобы взять на себя заботу о тяжелых сумках. От его приторной доброжелательности девушке стало неловко.

 Здравствуйте. — Лина неспешно отдала чемоданы. — Александр, верно?

  – Да, но ты можешь называть меня дедушкой, — ответил мужчина, и улыбка ещё сильнее расплылась по его морщинистому лицу. – От этого города до деревни не так далеко идти, да и ты, наверное, устала столько часов сидеть в электричке.

 Лина промолчала в ответ, и они ушли со станции в противоположную от города сторону. Весь путь до дома она смотрела под ноги, любуясь багряным ковром листьев и сухой желтой травой. В попытках найти тему для разговора ее внимание снова привлек старый зонт в руках старика.

– Сегодня будет дождь? – наконец произнесла девушка, дабы разрушить гнетущее молчание. — Просто я смотрела прогноз погоды утром и там ни слова о дожде, а в руках у вас зонтик.

– Ну… синоптики не знали о твоем приезде. — Дед улыбнулся, оставив Лину в недоумении.

– О чём вы? – спросила девушка, но ответа не последовало.

     Оставшуюся дорогу они шли в лесной тишине, лишь ветки периодически ломались и хрустели под ногами. Взглянув на небо, Лина заметила тяжёлые тёмно-лиловые тучи. Кажется, дождь будет сильнее, чем она себе представляла. Девушка посмотрела на зонт, который вряд ли сможет выдержать такую грозу, и тяжело вздохнула.

  Наконец вдали стали видны усыпанные листьями крыши домов. Деревня располагалась в лесу и больше напоминала садовый кооператив: дома с косыми крышами близко расположены друг к другу, тропинки густо заросли фруктовыми деревьями и цветами, а само поселение окружала лесная роща. Подойдя ближе, Лина невольно сморщила нос – сверху на неё упала первая капля предстоящего дождя.

– Наконец-то, — старик вытянул дрожащую морщинистую руку вперед, поднял голову и посмотрел на небо, затем перевел взгляд на девушку. – Пошли быстрее, а то промокнем.

      Им пришлось пройти несколько ветвистых тропинок между строениями, прежде чем они оказались у крыльца дома. На пороге их встретила женщина преклонного возраста. Русые волосы едва достигали плеч, а тёмно-зелёные, изумрудные глаза сверкали теплом и гостеприимством.

– Привет, Лина, — произнесла старушка, подойдя ближе. – Я так рада наконец встретить тебя.

– Здравствуйте. — Девушка попыталась улыбнуться в ответ. — Я тоже очень рада вас видеть.

– Маш, налей ей чаю, — послышался голос деда за спиной. — Из-за дождя на улице сильно похолодало — Лина скорей всего замерзла.

   Сняв обувь и закинув джинсовую куртку на вешалку, девушка прошла вслед за бабушкой на кухню. В глаза ей сразу бросился ниже обычного кухонный стол и круглые лоскутные пуфики вместо стульев. На полу разлегся пушистый ковер молочного цвета, полосатые стены украшены картинами из бисера, скатерти, салфетки и полотенца сияют вышитыми узорам, а вся посуда расписана красочными цветами.

   Усевшись за стол, Лина почувствовала цветочно-ягодный аромат зелёного чая. Приторно-сладкий напиток согревал тело, но весь этот наигранный уют не создавал той домашней атмосферы, о которой она мечтала.

    Эту ночь Лина, укрывшись шерстяным одеялом, провела в компании растущей луны, сияющей из округлого окна напротив кровати. Дождевая вода скатывалась по крыше и, периодически постукивая о карниз, наигрывала собственную колыбельную.

      Утро она встретила ослепленной солнечными лучами. Спустившись вниз на кухню, Лина обнаружила, что бабушки с дедушкой не было дома, а на столе лежала тарелка свежих ярко-красных яблок.

      Оставшись одна, Лина просто умирала от скуки. Интернета в этой глуши не было, а единственные каналы по телевизору представляли собой новостные сводки и программы для пенсионеров. Недолго думая, девушка накинула куртку и вышла прогуляться по деревне.

    Пройдя несколько грязных после дождя тропинок, Лина сделала для себя два вывода: первый – жители поселения крайне недружелюбны к ней, сторонятся и бросают косые взгляды при одном только виде; второй – сама деревня больше, чем кажется, и с противоположной от города стороны окружена широкой рекой, на берегу которой она как раз таки сейчас находилась.

    Поднятые ветром облака уходили за горизонт, а громкий шум течения придавал ощущение таинственного спокойствия. Сидя на песчаном берегу и вслушиваясь в звуки бегущей воды, Лина услышала ритмичные всплески. Она повернула голову в сторону звука и заметила вдалеке человеческий силуэт, рассекающий водную гладь. Странность того, что кто-то в середине осени захотел искупаться в глубокой, да и не самой чистой реке, заставила Лину взобраться повыше по склону берега, чтобы получше рассмотреть сумасшедшего.

   Наконец, она разглядела в силуэте маленькую девочку лет девяти. Её светлые колготки насквозь промокли, и эта же участь вот-вот настигнет джинсовую юбку, но девочка все так же шла вглубь реки наперекор течению и находилась уже в нескольких метрах от берега.

– Эй! — наконец крикнула Лина. – Что ты там делаешь?!

Девочка даже не шелохнулась в ответ. Тишина, периодически нарушавшаяся водными шлепками, все сильнее нагнетала обстановку.

– Ты меня слышишь? – с дрожью в голосе крикнула девушка. Малышка все отдалялась от берега, и вода уже достигала плеч.

– Ответь же! – Лина крикнула так сильно, что эхо прошлось рябью по реке.

     Девочка остановилась. На мгновенье повернула голову, испуганно взглянула на Лину и исчезла. Течение поглотило её, оставляя идеальные круги на воде.

     Не выдержав ужаса происходящего, Лина резкими движениями сняла с себя одежду, оставшись в одном нижнем белье, и ринулась за девочкой в холодную воду. Доплыв до места, Лина нырнула, обхватила девочку за дрожащее тельце и повернула её к себе лицом. Увидев её бледное от холода лицо и мутные темно-синие глаза, дыхание резко участилось, а биение сердца заглушило шум воды. Лина взяла девочку в руки и рывками начала плыть к берегу.

      Неожиданно малышка задвигалась, в панике она начала биться руками о воду и вырываться из крепких объятий Лины. Девушка, не останавливаясь, приближалась к берегу. Несколько метров сейчас стали непреодолимым расстоянием. Мокрые волосы путались, ледяная вода била в лицо, отчего они обе задыхались, а ноги спотыкались о водоросли. Силы покидали Лину, тело гудело от боли, а в глазах помутнело. Она вздернула голову. Небо поплыло перед глазами и слилось воедино с водой.

***

– Митя! — детский голос пронзал ухо, доносясь со всех сторон одновременно. — Она проснулась! Проснулась!

– Подожди, — мужской голос прервал радостные восклицания, — отойди в сторону.

     Лина почувствовала приятное облегчение от того, что оказалась жива, а затем пришёл резкий леденящий холод. Лежала она, по всей видимости, на сырой земле. Первое, что она увидела перед собой, было лицо подростка. Он нависал над ней, его тёмно-русые волосы спадали на лицо, прикрывая голубовато-зелёные глаза, с удивлением смотрящие на девушку.

       Неловкое молчание повисло между ними. Лина, вспомнив, что сейчас на ней лишь насквозь мокрое нижнее белье, тут же закрыла тело руками, но вместо сырой майки она почувствовала мягкую ткань толстовки.

– Т-ты видел? – Щеки девушки покрылись румянцем, а уши стали цвета сырого мяса.

– Знаешь, в такой ситуации лучше отбросить гордость, чем умереть от обморожения, — серьёзно сказал парень, убрав назад свисающие волосы.

       Он помог ей подняться с земли. Оглянувшись по сторонам, Лина поняла, что она все еще на том самом берегу, только теперь рядом с ней та самая девочка и, наверное, её старший брат: у них схожая внешность, за исключением волос, конечно. У девочки они заметно светлее и контрастировали на фоне загорелой, румяной кожи с обилием мелких красивых родинок и веснушек.

– Ты ведь Лина, да? – спросил парень.

– Да, но…- Такой прямой вопрос оставил её в недоумении.

– Все здесь тебя знают, — перебил парень. – Я – Дима, это моя сестрёнка – Майя.

Малышка улыбнулась, выйдя из-за спины старшего брата.

– Нам лучше здесь не задерживаться. — Дима посмотрел на сестру, а затем перевёл серьёзный взгляд на Лину.

Девушка взяла свои вещи и пошла вслед за парнем.

– Стоп, я могу ошибаться, но деревня же в другой стороне? – к Лине начал приходить здравый смысл. С каждым новым шагом ситуация начинала казаться все абсурднее Лина занервничала, и чудесный спаситель уже таким не казался. Подворачивая мокрые рукава кофты, она осторожно оглядывалась в попытках понять, куда они идут.

– Не волнуйся ты так. Просто мы не можем воротиться туда в таком виде: деревенские сразу поймут, что ты и Майя были на реке.

– Почему мы не должны были там находиться?

– Есть вещи, которые я не могу тебе рассказать.

        Лина решила, что бесполезно спрашивать его снова. Каждый ответ создает только больше вопросов.

      Через несколько минут блужданий по берегу, а затем и лесной чаще они добрались до противоположной части деревни.

 – Тебе повезло, что наш дом расположен на самом краю: просохнешь меня и вернёшься к себе. О нашей встрече никому не рассказывай, хорошо?

     Лина неуверенно кивнула головой в ответ. Парень остановился и схватил девушку за плечи.

 – Хватит уже меня бояться. — Дима наклонился как можно ближе к ней и взглянул прямо в глаза. — Я не какой-нибудь там маньяк и помогаю, потому что хочу так отблагодарить тебя за спасение сестры.

      Лина почувствовала себя неловко. Она сделала резкий шаг назад и бросила взгляд на девочку, столкнувшись с её недоуменными глазами. Страх не ушел, но теперь Лина чувствовала себя виноватой перед парнем, всё таки он ей жизнь спас.

Дойдя до дома, Дима уверенным движением руки открыл дверь, и они зашли внутрь.

    Светлые стены, отливая персиковым лаком по дереву, были увешаны семейными фотографиями в самодельных рамках. Мебель в выдержанных голубых тоннах, пол тёмный, украшенный коврами.

– Душ по коридору налево, — парень прервал тишину. – Я принесу полотенца и одежду. Вещи можешь оставить на диване.

    Девушка зашла в ванную, сняла с себя мужскую кофту и взглянула в зеркало. Водоросли запутались в мокрых волосах, лицо в грязи и песке, а губы всё ещё синеватого оттенка. В таком виде её легко спутать с какой-нибудь русалкой или речной нимфой. Она улыбнулась и сняла с себя оставшееся белье. Как же приятно было, наконец, смыть все это с себя под струей горячей воды. Принимая душ, она все думала о странном происшествие.

     Расставшись с мягким полотенцем, она надела оставленные вещи. По их размеру Лина догадалась, что одежда принадлежала Диме. Выйдя из ванны, она поймала на себе смущенный взгляд парня.

– А тебе идёт.

– И вправду. — Лина скривила неловкую улыбку в ответ.

– Можешь остаться здесь, пока вещи не высохнут. Я заварил тебе горячий чай.

– Чай? – воскликнула Майя, неожиданно вынырнув из-за его спины. – Митя, я тоже хочу.

– Солнце, — на лице Димы тут же расплылась приятная улыбка, — ты что уже помылась?

– Да, и я хочу сладкий чай. — Майя довольно встряхнула мокрыми волосами, как это обычно делают собаки. — Очень сладкий.

– Ну что, — сказал Дима, взяв девочку на руки, — пойдем тогда на кухню.

    Вместо стульев за кухонным столом был большой и мягкий диван с кучей маленьких декоративных подушек разных цветов. На самом столе стоял букет из багряных листьев и хвойных веток, бежевая скатерть свисала с закругленных углов.

    С каждым новым глотком тепло расплывалось по всему телу, приятно обжигая горло и согревая замерзшие пальцы ног. Парень, сидевший рядом, с любовью смотрел на сестрёнку, которая активно закидывала сахарные кубики в керамическую кружку с чаем.

Приятную атмосферу прервал треск ключей в дверном проеме.

– Мама с папой пришли! — Улыбка сверкнула на детском личике и тут же пропала при виде испуганного лица Димы.

– Нет, нет, ещё слишком рано, —  растерянно сказал парень. – Они не должны увидеть Лину. Майя, отвлеки родителей, а я что-нибудь придумаю.

      Малышка кивнула головой и побежала в прихожую. В это время парень провел Лину в комнату и помог ей вылезти через окно. Стоя на улице, Лина видела Диму, выглядывающего из оконного проема.

– Прости, что мы так прощаемся, — сказал парень.

– Мне было приятно провести время у вас дома. — Девушка искренне улыбнулась, и её карие глаза блеснули закатом. В ответ парень скорчил лицо, полное сожаления.

– Пожалуйста, убегай из деревни куда-нибудь далеко-далеко и как можно раньше, — сказал он шепотом, будто боясь, что кто-то услышит, и закрыл за собой створку окна, оставив девушку в недоумение стоять на улице.

      Так как Лина оставила свои вещи у Димы, до дома она дошла в тапочках и мужской пижаме, ловя на себе удивленные, иногда осуждающие взгляды.

     К её счастью, бабушка с дедушкой до сих пор не вернулись домой. Так что она взяла одно из яблок на столе и пошла в комнату, чтобы наконец-то лечь спать. Перед сном она вновь глядела на идеальные изгибы сияющей луны. Кажется, завтра полнолуние.

      Проснулась Лина из-за аромата свежего кофе. Спустившись на кухню по винтовой лестнице, она встретила дедушку, читавшего газету, и бабушку, которая варила кофе в жестяной турке.

– Доброе утро, Лина, — произнесла бабушка, встретив девушку. — Ты поздно вернулась вчера, не так ли?

– А?

– Ты была на реке? – холодно спросила бабушка без своей обычной улыбки.

– Реке? Тут есть река? – прикинулась дурочкой Лина.

     Бабушка снова натянула улыбку, отчего Лине стало не по себе, и медленно, выделяя каждое слово, сказала:

– Сегодняшняя ночь будет особенной.

Дедушка тут же отложил газету, перевёл взгляд на жену и произнес:

– Подожди, ещё же…

– У нас в деревне почитают необычного Бога, — перебила его бабушка. — Речного. Сегодня вся деревня соберется на берегу реки, чтобы провести обряд в его честь. Мы хотим, чтобы ты тоже на нём присутствовала, хорошо?

– Х-хорошо, — растерянно пробурчала Лина и, допив чашку ароматного кофе, удалилась с кухни.

    Она собрала вещи, одолженные у Димы, и, одевшись, собралась навестить его, чтобы вернуть одежду. Выйдя из дома, Лина ещё раз взглянула на бабушку с дедушкой.

   Под солнечными лучами вчерашняя грязь высохла, а пожухлая трава стала поблескивать росой. Диму она встретила у порога к дому. Увидев девушку, парень с облегчением вздохнул и улыбнулся.

– Я так долго тебя ждал.

  Лину сказанное смутило, и она, протянув аккуратно сложенные вещи, поблагодарила его за вчерашнее.

– Я тебя должен благодарить. — Парень взглянул на наручные часы. – Но сейчас не об этом.

Его взгляд стал совсем серьезным, и, взяв девушку за руку, он сказал:

– То, что произойдет вечером, не просто обряд. Я должен тебе кое-что показать.

     Дима повёл Лину в сторону берега, но свернул раньше – ближе к лесу. Посреди леса оказалось несколько небольших зданий азиатского типа, соединенных между собой многочисленными лестницами и выложенными камнями тропинками.

– Это наш храм Речного Бога. Твои бабушка с дедушкой — его владельцы, а твоя мать была жрицей, которую наш Бог сам выбрал во время последнего обряда двадцать лет назад.

– Но почему они мне этого не рассказывали?

– Всё не так просто. Когда твоя мама уехала из деревни, мы потеряли покровительство Речного Бога. Дожди шли так редко, что за пару лет половина сельскохозяйственных полей опустела, а сам Бог так разгневался: заманивает к себе в реку всех девушек-подростков, чтобы забрать их в дар.

– То есть Майя — его жертва? – Лину пугала вся ситуация и то, что это было тесно с ней связано.

– Да… — ответил парень, — но самое главное, что на сегодняшнем обряде ты станешь новой жрицей. Поэтому никому из деревенских жителей нельзя общаться с тобой. Они считают тебя «ключом».

   На последних словах голос парня задрожал, а на лице появилась улыбка. Лину ситуация смутила, по спине прошелся неприятный, липкий холодок.

– Лина… — Дима посмотрел девушке прямо в глаза, его зрачки судорожно метались из стороны в сторону. — Ты должна бежать отсюда. Как можно скорее.

    Он дрожащими руками схватил её за плечи и продолжал говорить о побеге. Парень страшил навязчивостью и теперь казался одним из сумасшедших жителей деревни. Девушка не скрывала свой страх, и, поняв это, парень произнес:

– Прости меня, пожалуйста, я не хотел… Ты, наверное, решила, что я свихнулся? Но ты не понимаешь, что тебя ждёт. Прошу, я просто хочу тебя спасти.

   Сглотнув, Лина резким движением выбралась из рук парня. Он тут же схватил её силой за запястья. Девушка завыла от боли и, едва вырвавшись, принялась бежать в сторону деревни сквозь заросли деревьев. Ветки били в лицо, оставляя красные следы на щеках. Пробежав приличное расстояние и так и не выйдя к деревне, Лина поняла, что заблудилась.

   Следующие несколько часов, устав от всего произошедшего, девушка петляла по заросшим тропинкам. Наконец сквозь стволы деревьев стали проскальзывать яркие огоньки. Источником света была деревня, жители которой стали выходить из домов, держа в руках свечи и фонари. Силы вернулись к девушке, и она быстро дошла до дома, где её встретили дедушка с бабушкой.

   Улыбались они шире обычного, а в руках держали крупные парафиновые свечи, воск с которых стекал, пачкая деревянный пол.

– Мы уже стали тебя ждать, Лина, — наигранно сказала старушка. — Где ты пропадала? Скорее идём.

      Не успев даже сказать что-то в ответ, дедушка схватил девушку за руку и повёл за собой. 

     Оказавшись на берегу реки, Лина встретилась глазами со всеми жителями деревни. Они водили жуткие хороводы, напевая незамысловатую мелодию. Дети бегали, размахивая ветками, а старики, держа в руках свечи, читали молитвы. Под весь этот гомон старушка подняла над головой сбор каких-то трав и подожгла их — резкий запах тут же окутал воздух. От сумасшествия вокруг у Лины закружилась голова, люди и их лица перемешались перед глазами.

– Вот она! Наша новая жрица! – крикнула бабушка, схватив Лину за руку и подняв её вверх. Она так сильно держала, что девушка пискнула от боли, а на запястье появились лиловые синяки.

– Перейдем к самому главному, — сказала бабушка и наконец-то отпустила Лину. Теперь девушка оказалась в окружении молодых парней.

– Что происходит?! – тяжело дыша, прокричала девушка.

– В конце церемонии жрица должна отдать себя в дар, дабы извиниться перед Богом за отречение  матери от веры.

– Что это значит? – судорожно сказала Лина.

    Взяв в руки крепкую верёвку, один из парней начал плотно обвязывать ноги, а затем и руки девушки. Страх перерастал в панику. Она в смятенье оглядывалась по сторонам, надеясь найти знакомые лица. Но Димы на берегу не было, а Майя с остальными детьми размахивала дурманящими снадобьями. Резкая боль усилилась.

– Гребаные фанатики! – не выдержав, крикнула Лина, толкнув ногой парня. В борьбе за жизнь она сделала несколько рывков и, упав на песок, продолжила ползти со связанными руками. Песок лез в рот, а растрепанные волосы закрывали глаза. Сзади на нее набросилось два парня и, подняв Лину с земли, силой приволокли на край высокого обрыва.

Мужчина привязал к её шее камень и, ухмыльнувшись, крикнул:

– Да пребудет с нами сила Речного Бога!

    Он толкнул девушку в воду, и все вокруг закричали от радости, затмив ужасающий вопль Лины.

Громкий всплеск.

А за ним ещё один.

И ещё.

   Люди в изумлении, переходящем в ужас, смотрели на реку, которая вышла из берегов и своим течением сносила всё вокруг. Они беспорядочно бежали от берега, но волны настигали их, забирая несчастные тела. Течение дошло до деревни и в считанные секунды затопило её, оставляя островки крыш и верхушки деревьев. Люди тонули и захлебывались в потоках грязной воды, которая не щадила никого.

Речной Бог был доволен даром.

Мартынец София Александровна
Возраст: 18 лет
Дата рождения: 23.06.2005
Место учебы: ГАОУ «Лицей Иннополис»
Страна: Россия
Регион: Татарстан
Район: Верхнеуслонский
Город: Иннополис