XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Повесть о чести: заячьей и волчьей

Боясь опоздать, заяц заведомо оглядел поляну. За ней простирался лесок, куда в полудень ему необходимо было припрыгивать по своим делам. А дела его были таковы: собрать свежей травы на подстилку, сбегать за водою, пред этим обязательно рассказав щуке, что на белом свете творится. Щука была довольно неприхотлива, однако ж каждый раз упрашивала зайца делиться последними новостями и обязательно послушать её щучьи байки. В противном случае, она могла и разозлиться, и как только ушастый наклонялся набрать воды, то тут же щипала его за правую лапку. Это было весьма неприятно, и ему долго приходилось с этим мириться.

В очередной раз, когда заяц, не дослушав её, начал приближаться к воде, щука рассуждала о своих, как она называла, «неотложного характера» вопросах:

— Так что же вы, голубчик, думаете о новоселье? Говорят, наши воды теряют свою привлекательность. Все сейчас плывут на юг, а ведь там открыли чудо невиданное: воды, полные солей. И потянуло всех испробовать. Вот только плыть туда довольно долго, зато такая целебная сила, говорят, скрыта в них. Вот бы кто рассказал побольше, да видно так понравилось, что ни один из тех, кто уплыл на солёные воды, не вернулся* . Вот, например, на той неделе, сосед мой, Карась Иваныч тоже отправился туда: кости в солёной воде помочить. Говорит, размякли они совсем от возрасту его почтенного. Вот, глядишь, приплывет обратно свежий, окрепший, может и попробую, наконец, каков он на вкус, — размышляла щука.

В это время заяц начал тихонько продвигаться по бережку с зажатым в лапке лопухом, чтоб набрать воды. Он совсем перестал слушать щучью болтовню. Но щука заметила его движения и лукаво попросила:

—Проверь-ка, заяц, где там под корягой почивает Карась Иваныч, а я тебе за это воды вволю дам набрать. Заяц с облегчением вздохнул и полез по самые лапки в воду проверять, где там затаился Карась Иваныч. Тут-то щука его и поймала:

— А, не слушал ты меня, косой. Уплыл, говорю, сосед мой, а ты и уважения давеча проявить не пожелал ко мне.

Щука подпрыгнула, чтобы ущипнуть его за лапку, но почуяла знакомый до боли** запах аниса, и тут же остановилась.

— Что ж ты, заяц, меня не слушаешь совсем, а с таким ароматом то ходишь. Не по чести он тебе, — пробормотала щука.

— За то тебе как под стать, — смекнул заяц.

С тех пор он стал носить щуке цветки аниса, и набирать воду стало проще. И теперь заяц пропускал её болтовню мимо своих длинных ушей, так что слова щуки не успевали просочиться в его голову, ведь головушка у него была забита вовсе не путешествиями пресных рыб в соленые воды. Он состоял на службе, да ещё ни у кого-то, а у самого́ серого стража обители лесной — волка.

Заяц попал к нему на службу лишь пару недель назад, когда голодный лежал на земле в неподвижном состоянии. Волк проходил мимо, и, увидев ушастого, задумался: Вот лежит он на земле, я сейчас возьму его и съем, а вдруг кто заметит, что с земли поднимаю, вот сраму то будет. Скажут, Волк, почтенный и уважаемый, а уже не в состоянии добычу с честью поймать.

Подумал он хорошенько, подошёл к зайцу, пощупал его за хвост, почуял наличие страха, окутавшего беднягу, и с гордостью произнёс:

— Я, ушастый, лежачих не колышу*** .

Примерно так прошёл первый рабочий день зайца. Волк его так не оставил, а решил: окрепнет, а там посмотрим, лишняя помощь и то в радость.

Конечно, он потом ещё думал над тем, чтобы из разряда работников повысить зайца до более примечательного разряда еды. Но всё-таки решил, что собственного работника есть неправильно, как-то совсем не по-зверски́ уж будет****. Поэтому заяц так и остался без повышения, чему был несказанно рад.

С тех пор он каждое утро собирался, разглаживал свои усы, рвал анис для щуки, ходил за водой, а затем к волку. Выполнял заяц различные поручения: то менял траву у его спального места, то ходил рассказывать зверям, как хорошо живётся в лесочке за поляную, тем самым, обеспечивая волку безголодное будущее*****. По вечерам косой развлекал серого, играя на усах. И частенько ловил комаров, которые очень раздражали волка. Так однажды застал медведь зайца, прыгающим изо всех сил вверх.

— Куда ж это ты, аль на небо захотелось? — спросил медведь ушастого.

На что заяц ответил:

— Захотелось, то давно уж был бы там, да некогда. Если эти комары не перестанут кровь волка пить, то он и мою выпить может.

— Как это выпить? — удивился медведь: Не слыхал я еще, чтоб волки от голода кровь начали пить.

— Это я неправильно сказал, — поправил заяц: он начнёт давать мне новые поручения, так что я совсем уж выдохнусь.

— Так уходи ж от него. Комаров ловить он требует, смотри-ка,- усмехнулся медведь.

— Так куда же это я уйду, тут и еда и хоть какое-то спокойствие на душу рядом с ним.

Задумался медведь, заманчивая мысль проскользнула в его голове, и он улыбнулся: — Тогда переходи ко мне на службу, а, заяц?

На что косой протянул:

— Не по чести это будет.

— Какой чести? А комарьё ловить по чести? Да ещё и комарих комарами обзывать******. Вишь, не всегда эта честь надобна. Не пред всеми следует.

Действительно , — подумал заяц : пока не попробую что-то новое, да ведь так и пропрыгаю с этими комарами век свой недолгий.

И перешёл заяц к медведю на поверье.

Волк тем временем, узнав, о решении таком, подумал: эх, зря я тогда его не съел. Столько воспитывал, а проку мало. Видно, честь не во всех заложена, а раз не во всех, то и самому стараться не в радость.

Пошел с горя волк на охоту, бродил и угодил в щучье озеро. Плавать он не умел и быстро начал идти ко дну. А там как раз и отдыхала щука.

— О, волки нынче подводными стали, — заинтересовалась она: Что ты делаешь?

— Тону я – задыхаясь, ответил ей волк

— Тонешь? И какого оно? — спросила щука с неподдельным интересом.

— Плохо, — при каждом слове захлебываясь всё больше, булькнул волк.

— Вот, ты как тонешь? — поинтересовалась щука: а то давно я не видела, чтоб в воде кто тонул. Ежели только проснулся один раз сосед мой, Карась Иваныч, да и ни вздохнуть, не выдохнуть не может. Я, как ему и говорю: Смотри, мол, помрешь раньше или давай я сейчас тебе помогу. А его, видно, после моих слов, отпустило, и он тут же сказал, что в порядке и уже снова чувствует себя как рыба в воде. С тех пор такого больше не повторялось.

А ты вот как тонешь? – продолжила щука: Задыхаясь или захлебываясь? Ведь знаешь, это такие разные вещи. Мне вот захлёбываться куда приятнее, — мечтательно произнесла она: Или может всё сразу?

Волк еле кивнул головой, понимая, что долго он так не протянет. И тут его заметил заяц. Подивившийся тому, что щука сегодня не рассказывает ему свои байки, он спустился пониже, и, увидев волка, удивлённо пробормотал:

— Что это вы?

И начал пытаться вытащить его со дна. С этой помощью волк смог собраться с силами и наконец-то всплыл. Он вылез на берег, глубоко вздохнул и… съел зайца. Вот она и честь.

С тех пор волк каждое утро ходит слушать истории щуки, напоминая себе, что не по чести оставлять её одну после утраты столь ценного слушателя.

——————————————————————————————

*Автор с иронией намекает на причину невозможности возвращения пресных рыб из соленых источников, которые, попадая туда, умирают.

**В её случае – любви (запах аниса для щук очень привлекателен, а также может принести хороший улов).

***Соотносится с фразой: лежачих не бью.

****Соотносится с выражением «не по-людски».

*****Вольно переделанное устойчивое выражение «безбедное будущее».

******Здесь имеется в виду, что потребность в крови испытывают только самки комаров. Поэтому мужскую часть этих насекомых обвинять несправедливо.

Ахметзянова Яна Альбертовна
Страна: Россия
Город: Екатеринбург