Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Отчий берег

                                                                               Отчий берег

На севере Омской области, почти в 200 км от города Омска, раскинулось село Крайчиково. Деревня Крайчиково была основана между 1744 – 1763 годами. Сейчас это село признано географическим центром Омской области. В середине XIX века сюда прибыли переселенцы из Полтавской и Курской губернии.  Крайчиково разделяется на две части рекой Ошей. С одной стороны реки селились выходцы из Западной Украины, их называли хохлами. С другой стороны-переселенцы из Восточной Украины. Эту часть деревни  называли также Зеленовка, потому что там всегда было много травы. Жителей Зеленовки называли добряками, потому что они боли добрыми и радушными людьми.  В начале XX века село являлось волостным центром Тарского уезда Тобольской губернии. Здесь было волостное правление, почта, банк, и здесь же  размещался урядник. Перед революцией в селе было 2 кирпичных завода, частный маслодельный завод, 4 ветряных мельницы, водяная мельница и 2 кузницы. В то время Россия славилась своим маслом. А в праздник Покрова здесь проводилась Покровская ярмарка, где продавались различные товары, шубы, пимы (так назывались в Сибири валенки), деревянная посуда и, конечно, лошади. Имелось также в деревне 5 казенных лавок и одна пивная. Храм Архистратига Божия Михаила, украшавший Крайчиково, в советское время был разрушен. Когда-то при нем действовала и церковно-приходская школа. Все это говорит о том, что это было богатое село, которое жило своей жизнью. Вот в этом селе и родилась моя прабабушка по отцовской линии незадолго до начала Первой Мировой войны. Она появилась на свет в праздник св. Георгия Победоносца и св. царицы Александры, в честь которой ей и дали имя. По одной из линии, которая дала начало нашему роду, ее ближайшие предки были переселенцами из-под Киева. Прабабушка рассказывала своим внукам, как это произошло. Ее родители и родные жили под Киевом, считали, что их жизнь очень хорошая: прекрасный климат, природа, яблоневый сад. Но уехать пришлось из-за трагедии с дедушкой бабы Саши. Звали его Сергей. Революционно настроенные рабочие в селе угощали его  вином и заставляли кричать, что он сожжёт дом помещика. Так он и пристрастился к выпивке. Администрация волости, где они жили, приняла решение выслать хулигана в Сибирь. Он мог ехать один, а родственники могли отказаться. Но то ли они не так поняли, то ли сами решили поехать с Сергеем, но они написали согласие и, в результате, пришлось уехать всей семье. Когда они приехали на место нового проживания, им нужно было строиться. Тогда лес был разделен на участки и каждый участок был закреплен за семьей, купившей его . Но денег у них не было и тогда Сергей стал воровать лес у хохлов. И вот однажды те его поймали, это было под Михайлов день, уже выпал первый снег. Его раздели и оставили в одной рубашке, стали страшно бить. Дедушке удалось вырваться. В одной рубашке он побежал босиком по снегу. Когда он добежал до границы Зеленовки, то соседи его вышли с кольями и отбили Сергея у преследователей. Но это происшествие не прошло для него даром –заболел Сергей туберкулезом и харкал кровью. В то время и началась революция… Баба  Саша помнила, как он выходил на улицу, как хотел вернуться на Украину. Но вернуться ему  было уже не суждено… Там он и умер.

 Маму моей прабабушки звали Матрона, а отца Василий. Было у них пятеро детей, но выжили только двое – старший Петр и младшая-моя прабабушка, Александра, или Шура. В то время детей рождалось много, но многие и умирали, выживали только сильные, наиболее приспособленные к жизни. Особенно бабушке было страшна смерть ее брата Ванечки, о которой ей рассказывала мама. Однажды Матрона пришла и поставила 2 больших ведра ягод голубики. Он поел и у него началась дизентерия. Его пытались спасти, но все попытки были тщетны. Бабушка говорила, что он  был  такой беленький, чистенький, светленький, он очень тяжело переживал страдания, рвал волосики. Прабабушка считала, что если ребенок умирает в младенчестве, то он является молитвенником за весь род. Конечно, когда умирали дети, мать и отец сильно переживали, но, в то же время, утешались, что там, на небесах, они молятся за своих братьев и сестер, за своих родителей.

 Отца бабушка не помнила – когда началась война, которую называли германской, ей было всего несколько месяцев. Но его образ составился у нее из рассказов близких и сохранился в ее памяти на всю жизнь. Брат Петя  тогда был уже большой, ему было 5 лет. Он помнил, как отец обещал ему привезти с фронта лошадку, но, к сожалению, Василий так и не вернулся. Когда с войны стали приходить домой солдаты, один человек из деревни сказал Матроне, что видел ее мужа, что тот скоро вернется. Но это оказалось не так. Матрона видела сон, что плывет одинокая лодка и почувствовала, что Василий погиб. Предчувствие ее не обмануло. Прошло несколько месяцев и с фронта вернулся односельчанин, который и рассказал всю правду о последних днях отца. Односельчанин был ранен, лежал в госпитале. И однажды, прогуливаясь по госпиталю, он услышал, что кто-то зовет его по имени. Когда он обернулся, то увидел человека с черным лицом, которого сначала не узнал. Потом этот человек сказал: «Это я – Василий.  Передай моим, что я больше не вернусь».

 Вот, что узнала Матрона о смерти мужа. Это было непростое время на фронте, большевики старались направить оружие народа против Царя, деморализовать армию, стихийно начиналось братание с немцами. Иногда это был действительно искренний процесс, а иногда враги пытались этим воспользоваться. Так было и в тот раз. Солдаты устали от окопной жизни, от вшей, которые ели их тело. Кроме того, сказывалась нехватка оружия, часто наши войны гнали врагов до Карпат, а потом заканчивалось оружие и все начиналось снова. Те, кто был заинтересован в разложении русской армии объясняли все просто – царица немка. И вот она договорилась с германским императором и они гоняют народ, чтобы побольше погибло людей, чтобы его истребить. Теперь то мы конечно знаем правду – Царская Семья прославлена в лике святых, Царица Александра вместе с дочерями трудилась в госпитале в Царском Селе, ухаживали за ранеными, участвовали в операциях.

Так вот, в тот день немецкие офицеры стали звать брататься русских солдат. Обещали накормить. Отец бабы Саши не выдержал и пошел им навстречу из окопа. Однополчане пытались его удержать, но было поздно. Это была провокация… Немецкий офицер поразил его автоматной очередью. Множество пуль пронзило его живот. Василия сразу доставили в госпиталь, он ничего не пил и не ел 2 недели, и медленно-медленно угасала в нем жизнь… Так он и погиб.

 Бабушка всю жизнь хранила память об отце, очень любила имя Василий, даже телят называла Василиями.

 Жизнь, между тем, шла своим чередом. Война плавно переросла в Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию. Грянула Гражданская война. Белые сменяли красных, красные сменяли белых… В Омске установилась власть адмирала Колчака. В доме бабы Шуры тоже останавливались белые. Как рассказывала Матрона, приходилось терпеть и от белых и от красных. Бабушка всегда сокрушалась, что тогда было уничтожено много книг и сейчас таких книг нет… В годы продразверстки забирали скот.  Хотя они никогда и не были зажиточными, но держали 3 коров. Их забрали на нужды фронта, обещали вернуть, но не вернули… Несмотря на то, что это было трудное, во многом горькое время, бабушка считала, что у нее было счастливое детство. На церковные праздники ходили в церковь. Часто бабушка купалась на реке Оша. Сейчас ее можно перейти почти вброд, а тогда это была большая, полноводная река, в которой плавали рыбачьи лодки, утки, гуси, а рыбы было столько, что можно было зачерпнуть подолом и он оказывался полон рыб. А когда кто-то возвращался с охоты, то приносили живых уток, их пускали по избе. И они везде летали, к радости маленькой Шуры, везде летал пух. Любили ходить за грибами, ягодами. Эта любовь к лесу, к природе осталась у бабушки на всю жизнь. Уже будучи взрослой, она могла пройти 15 км, собрать 2 ведра ягоды, проделать такой же путь обратно домой, искупаться в родной Оше, и усталость как рукой снимало. А еще бабушка любила рассказывать сказки, этот дар передался ей от ее родной бабушки Анастасии, которая знала множество сказок. Она могла рассказывать часами. Что это были за сказки! Это были иногда добрые, иногда страшные, но в них всегда неизбежно побеждало добро. Во многом некоторые сказки походили на гоголевскую борьбу с нечистой силой. Чтобы выжить, героям этих сказок приходилось начертить вокруг себя круг, и вот наступала полночь и на них обрушивалась эта нечисть и нужно было вытерпеть и не выйти из круга. Но когда наступал рассвет, пение петухов, вся нечисть отступала. Или рассказы о Христе, народный пересказ Евангелия, хотя и своеобразный. Вот за Господом с учениками  гонятся фарисеи, а они идут полем. Когда Христос и Его апостолы проходят мимо поля, там сеют пшеницу и вот, их уже почти настигают фарисеи, которые видят жнецов, срубающих колосья, собирают урожай. Фарисеи спрашивают, не проходил ли здесь Христос с учениками? Жнецы говорят: проходил. Давно? Когда мы сеяли. Так в народном сознании чудесно преломлялись Евангельские события и притчи. Моя прабабушка всегда была верующей. Ее вера была простой, она никогда не читала Библию и многие говорили: как можно верить, не читая Библию? Но вера бабушки была народной, она почитала церковные праздники, несколько раз в год ездила в Омск, в церковь. В то время в городе было всего две церкви –Крестовоздвиженский храм и Николо-Казанский на улице Труда. Она ездила на Труда , потому как там недалеко жил ее сын. Иногда бабушка чувствовала близость Бога. Она говорила, что несмотря на трудные времена, на то, что люди отступили от веры, люди были более простые, чистые, иногда небо раскрывалось и можно было просить у Господа, что ты хочешь. Бабушка знала немного молитв, постоянно читала Отче наш. В ее жизни  было 2 случая, когда она горячо обратилась к Богу. В первый раз это произошло- когда у ее двоюродного брата Димитрия умирала жена Тоня, а у нее было 5 маленьких детей – крестников бабы Саши. Они ее ласково звали Лёля. Сильно болело у Шуры сердце, что дети останутся сиротами. Она долго молилась,  потом заснула. И увидела сон. Видит себя в большой горнице, в красном углу икона Спасителя, посередине- стол с различными яствами. Чего там только  не было! За столом Тоня с детьми и тут заходит человек, в котором она сердцем узнает Христа, благословляет стол, а потом гладит детей по головкам и говорит Александре: «Ну что, Шура, ты скорбишь? Смотри, как быстро  дети растут». И после этих слов все исчезло, Тоня выздоровела. А дети живы до сих пор, по-разному сложилась их судьба. Каждый нашел свое место в жизни, они дружны между собой, а свою Лёлю вспоминают с благодарностью. А вот во второй раз заболела у нее мама, баба Шура тяжело скорбела, что мама Матрона сильно мучалась. Она опять обратилась в молитве к Спасителю. И снова увидела сон. Опять та же горница, стол с яствами и мама, сидящая за столом. И вот опять заходит Христос, достает перышко, обмакивает в масло и мажет ее маслом. Бабушка поняла, что Господь заберет маму. И, действительно, прошло несколько дней и мама умерла. Вот так баба Шура, несмотря на все трудности и страдания, смогла пронести веру через всю свою жизнь.

Жизнь у бабушки была трудной, ведь она пришлась на такое сложное время. Детство на революцию и Гражданскую войну, трудные годы НЭПа, юность на годы репрессий, индустриализации и коллективизации. Молодость на военные и послевоенные годы. Фамилия ее по матери была Полтораднева, по отцу Исаева. Замуж она вышла достаточно рано. Первого мужа ее звали Степан  Ноздрачев. Жили они дружно, незадолго до войны родился сын Клавдий. Дома его звали Кланей. Со Степаном они трудились. Даже совершили путешествие на Байкал, там полгода работали на приисках, мыли золото. На всю жизнь ей запомнилась природа, красота Байкала. Многие, кто с ними работал, переболели цингой. Бабушка всегда рассказывала, какая это страшная болезнь. Некоторые пытались обогатиться, вывезти хоть немного золота. Но бабушке этого и в голову приходило. Она знала, что нужно поступать честно, что надо будет держать ответ перед Богом. Поездка на Байкал запомнилась ей на всю жизнь . Баба Саша всегда говорила, что лучше родного края ничего нет.

Но вот пришла война… Степана забрали на фронт ещё в самом начале войны. Он воевал в Карелии и там пропал без вести, он не вернулся с войны… Трудно было жить одной, воспитывать сына. И в 1944 году она вышла замуж за Тимофея Кийко, моего прадедушку. В победный 1945 год у них родилась дочь Валентина, моя бабушка. Тимофей происходил из хохлов, характер его был достаточно сложным, но он был очень честным и справедливым человеком, умным, в колхозе его ценили, он занимал разные высокие должности. Но, к сожалению, выпивал. Ох, и намучалась с ним бабушка. Напьется дед, упадет в канаву, а ей приходилось его тащить, а он был почти 100 кг. Из-за пьянства деда Тимофея многое бабе Саше приходилось делать одной. Вот, например, сенокос, приходится заготавливать сено коровам. Пройдет 15-20 км и вручную накосит сено косой, а потом идет обратно. Потом строили новый дом, бабушка надсадилась, лишилась трудоспособности, раньше времени вышла на пенсию. Поэтому она всегда жалела своих внуков и правнуков, когда те были маленькими. Говорила, чтобы помаленьку носили ведрами воду, чтобы не надсадились. Ее муж Тимофей последние годы работал лесником, защищал лес, народное достояние. Часто ему приходилось участвовать  в тушении пожаров. Теперь он уже почти не пил, почти все домашние дела были на нем, так как бабушка уже почти ничего не могла делать. Баба Саша не смогла доработать до пенсии, поэтому пенсию ей назначили маленькую – всего  28 рублей, у дедушки чуть больше – 60. На такую маленькую пенсию они умудрялись и жить, и покупать внукам школьную форму. Бабушка всегда помогала другим людям, кормила голодных и несчастных. Двери ее дома были открыты для всех. А ведь она вообще не могла жить, еле-еле ходила, ночами стонала. А наступало утро, она вставала, шла доить корову, растапливала печь, месила тесто. На день рождения внукам пекла пятерочки, хотела чтобы учились на пятерки. А по вечерам рассказывала сказки.

 Вот так и прожила свою нелегкую жизнь моя прабабушка. Когда я родилась, моей прабабушке Саше могло бы быть 90 лет. Но она не дожила до такого возраста…Умерла когда ей было 75 лет. Она дала пример настоящей русской жизни, пример терпения и смирения перед своей судьбой, несения жизненного креста, веры в Бога, честного отношения ко кресту, милосердия и любви к людям.

Старший брат бабушки Петр посадил тополь и выросло могучее дерево. Он просил бабушку, чтобы до его смерти она не срубала тополь. И бабушка исполняла его заповедь, несмотря на то, что дерево разрослось могучими корнями на весь огород. Тополь был украшением всего села. Только через несколько лет после смерти брата бабушка попросила его спилить. Остался огромный пень, но тополь не погиб совсем, от него разрослось много маленьких росточков. Значит, жизнь продолжается…

Яковчук Ксения Алексеевна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 06.08.2004
Место учебы: МАОУ СОШ №8
Страна: Россия
Регион: Респ. Башкортостан
Район: Белебеевский
Город: Белебей