XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Обороты жизни

Комната Матвея походила на космос. Под потолком покачивались планеты, объятые кольцами или покрытые полосами, на стенах и мебели родители Матвея нарисовали звёзды светящейся в темноте краской, над письменным столом висела карта звёздного неба — даже глобус Луны у Матвея был!

Матвея ужасно занимали все тайны и загадки, скрытые в космосе. Дух захватывало от того, насколько велик наш мир.

Матвей всегда чётко понимал, с чем свяжет свою будущую жизнь.

«Чтобы стать космонавтом, нужно много учиться», — сказала мама, и Матвей начал учиться. В начальных классах он уделял много внимания математике, затем переключился на физику и очень обрадовался, когда у них, наконец, появилась астрономия.

Ну вот, он закончил школу, и началась подготовка. Многочисленные занятия, испытания и тесты. Матвей усердно готовился к ним, однако, когда дело дошло до тренировочной ракеты, он всё чаще стал выходить из института печальный и задумчивый. Матвей понял, что упустил одну важную часть подготовки, то, чему почти не обучали в школе — работе с техникой. Кроме того, ему никогда не приходило в голову, что космонавту понадобится информатика, поэтому в школьные годы он никогда не обращал на этот предмет особенного внимания, и у него даже никогда не было своего компьютера.

Матвей начал ходить в библиотеку и упорно заниматься на предоставленных там компьютерах, читал много литературы, однако до его сознания доходила лишь незначительная часть всего материала. Слишком долго Матвей прожил в своём уютном мирке, вдали от постиндустриального общества.

А в институте случалось всё больше казусов. Приборы, словно нарочно, выходили из строя, всё валилось из рук. Матвей с ужасом наблюдал, как эксперты делают всё новые пометки в своих белых блокнотах, и был не слишком удивлён, когда ему отказали в дальнейшем сотрудничестве. Не удивлён, но очень разочарован и, прежде всего, в самом себе.

В этот день Матвей пришёл домой, кинул рюкзак на стул, лёг на кровать и больше не вставал.

Он не понимал, что теперь ему делать. Раньше всё было осмысленно и необходимо. Всю жизнь Матвей трудился ради одной единственной цели — полететь в космос. Он не достиг этой цели. «А что дальше? — спрашивал он себя снова и снова. — Дальше-то что?» Где его в современном мире примут без умения работать с компьютером? Он был уверен, что все презирают его за неспособность обращаться с техникой, что все только и думают о его провале, злорадствуя.

Прежде Матвей всегда ждал того самого дня, когда его примут в космонавты. А его не приняли. Теперь ничто не имеет значения — Матвей ничего не ждёт, ничему не радуется.

Прошло несколько дней. Матвей совершенно упал духом. «Что я такое без космоса? — думал он. — Зачем мне быть здесь?» Целый месяц он не выходил из квартиры, закрыл шторы, скрываясь от притягивающего неба, и спрятал всё, напоминавшее о космосе. Матвей не убирал вещи в шкафы, а когда на диване становилось слишком мало места, ложился на пол. Дни шли, а он ничем не мог занять себя. Пластиковые планеты, снятые с потолка, покрывались слоем пыли.

Именно тогда появилась Василиса Вершинина. Мама Матвея вошла к нему в комнату и с удивлением в голосе сообщила, что к нему пришла гостья.

В пыльной комнате стояла девушка немногим старше Матвея. Одетая во всё светлое, она казалась лишней в грязной комнате. Тем не менее, эта смелая девушка решилась пройти дальше и даже сесть на краешек дивана.

— Вы из института? — равнодушно спросил Матвей. — Они мне писали, но я больше не приду.

В ответ Василиса лишь улыбнулась:

— Вы проделали долгий путь и дошли до конечной точки, но Вам не стоит останавливаться на этом, каким бы ни был результат. Жизнь — это движение.

— Мой путь завершён, — мрачно отозвался Матвей. — Мне больше некуда двигаться.

— Разве? — удивилась Василиса. — А по-моему, перед Вами открылось ещё больше дорог. Вы были таким целеустремлённым, а это качество очень полезно как обществу, так и Вам самим.

— Какая тут целеустремлённость, если не знаешь, куда двигаться? — буркнул Матвей.

— Вам лишь так кажется, — уверила его Василиса. — Стоит взяться за то, что Вы никогда не пробовали, и тогда обязательно найдётся путь, который Вас заинтересует. Да, это не просто, однако Вам стоит попробовать. Однажды я очень сильно заболела. Если Вы когда-нибудь лежали в больнице, Вы должны представлять, как это тяжело и скучно. Но именно это и привело меня к моей настоящей жизни — я поняла, как интересен мир за пределами больницы. К тому же, во время болезни я много читала, и это тоже натолкнуло меня на некоторые мысли.

— И Вы предлагаете мне начать читать? — Матвей скептически приподнял брови.

— Из этого можно вынести много полезного, — кивнула Василиса. — Не только знания, но и авторский слог. В жизни тоже нужен слог — своеобразный ритм, так сказать, обороты…

— Причастные и деепричастные, что ли? — усмехнулся Матвей.

— Можно и так сказать, — Василиса тоже улыбнулась. — Если Вы много читаете, у Вас формируется определенная структура мысли. Описывайте всё, что происходит в Вашей жизни так, словно Вы находитесь в книге.

И Василиса стала рассказывать о стилях речи. Она противопоставляла сухие научные тексты живым художественным романам с яркими описаниями.

— Когда Вы погружаетесь в рутинные дела, Ваша жизнь становится похожа на сухой текст, где нет никаких средств выразительности, облегчающих восприятие. Но если Вы представите себя в художественном романе, Ваша жизнь кардинально изменится. По-моему, многие воспринимают жизнь, как список покупок — короткий, односложный, написанный в столбик… Никаких Вам эпитетов и метафор! Я же предлагаю читать жизнь, как роман. Какие бы неприятности не попадались Вам на пути — опишите их красиво. Это поможет Вам оставаться в строю.

Матвей всё это время слушал молча и не шевелился, так что Василиса не была уверена, дошли ли её слова до собеседника.

— Я зайду к Вам завтра, — пообещала она. — Надеюсь, тогда Вы будете чувствовать себя намного лучше.

Василиса исполнила своё обещание зайти к Матвею точно так же, как тот исполнил своё. Матвей привёл себя в порядок, так что теперь и он сам, и его комната выглядели в несколько раз опрятнее.

— Отлично, — просияла Василиса. — Пойдемте со мной.

Они вышли на улицу и сели в машину Василисы. Матвей спросил, куда они едут, но девушка только хитро улыбнулась и промолчала. Мимо на огромной скорости проносились машины, вскоре однотипные многоэтажки сменились деревьями и кустами. С нарастающим беспокойством Матвей несколько раз повторил свой вопрос, но Василиса лишь успокаивающе произнесла:

— Не волнуйтесь, мы почти приехали.

Наконец, машина остановилась, а Василиса и Матвей вышли на свежий воздух. Перед ними выросла зелёная стена из высоких хвойных деревьев. Василиса быстро нашла узкую тропку и пошла вглубь леса. Матвей с сомнением направился за ней:

— Мы грибы будем собирать? — мрачно спросил он.

Но Василиса не ответила. Она лишь повернулась к Матвею и приложила палец к губам. Матвей прислушался.

Над ними нависли колючие лапы елей, лес наполнился звуками. Где-то прошелестели опавшие листья, где-то звонким голосом отозвалась птичка. Матвей словно оказался в волшебном царстве внеземной красоты — он шёл по тропинке и гадал, что окажется за следующим деревом. Может, огромный многолетний дуб, сохранивший в себе секреты прошлого? Может, несколько сосен, стоящих рядом друг с другом и переговаривающихся шелестом листьев? Может, поляна с цветами, яркими и душистыми? Матвей опустил голову и удивился разнообразию природы. Кого здесь только не было! Муравьи, слаженно работающие в команде, маленькие бабочки, то опускающиеся, то взмывающие вверх, потревоженные шагами человека. И Матвею вдруг захотелось погрузиться в этот удивительный мир, уловить каждый звук, увидеть каждое действие этих крохотных созданий. Он оказался в плену необычайных ощущений, чувствовал, что не может говорить, и боялся спугнуть это маленькое чудо. Лес напомнил Матвею сказку из детства. Казалось, волшебство жило в каждом насекомом, каждом растении, каждой песчинке.

— Посмотрите туда, — шёпотом произнесла Василиса.

Она указывала на что-то, скрывавшееся в огромных ветвях старого дерева, но Матвей ничего не видел. Свет мелькнул в листве, и Матвей широко распахнул глаза. По ветке наперегонки бежали две рыженькие белочки! Матвей почти не успел их рассмотреть — проворные зверки мелькнули в листве и скрылись.

Тропинка привела путников к озеру, к которому можно было осторожно спуститься по крутому откосу. На воде, серебрившейся в полуденных солнечных лучах, замерли несколько лодок.

— Это мои знакомые биологи, — пояснила Василиса. — Я слышала, что они нашли новый вид микроорганизмов на дне этого озера. Не хотите взглянуть поближе?

Они вместе спустились к озеру, но внизу Матвей настолько заинтересовался работой биологов, что совершенно забыл о Василисе. Сначала он подошёл к разноцветным палаткам и долго разговаривал с руководителем экспедиции, который, заметив его интерес, разрешил Матвею понаблюдать за работой исследователей. Тогда он с другими студентами взяли лодку и поплыли на середину озера, где брали пробы воды и грунта, оживленно обсуждая возможные последствия своего открытия.

Матвей не заметил, как наступил вечер. Его переполняли впечатления сегодняшнего дня, и он всю дорогу молчал, вспоминая все пережитые эмоции и моменты, когда ехал вместе с остальными домой. Только на следующий день Матвей спохватился и пришёл по указанному адресу в лабораторию.

— А, это ты, Матвей! — встретили его там. — Проходи-проходи… Видишь ли, изучая микроорганизмы на дне того озера, мы нашли у них много интересных и полезных свойств. Есть вероятность, что теперь у нас получится вывести бактерию, которая бы уничтожала пластиковый мусор! Не хочешь присоединиться к нам?

— С радостью, — тут же согласился Матвей. — Вот только… Вы не видели Василису? Я не заметил, как она вчера уехала и как добралась до дома в темноте.

— Какую ещё Василису?

— Василису Вершинину, вашу знакомую.

Но исследователи только переглянулись между собой и с недоумением пожали плечами. Никакой Василисы они никогда не знали.

Впрочем, Матвей был так рад переменам в своей жизни, что не стал долго думать о таинственном исчезновении девушки. Он нашёл своё призвание. Теперь, шагая по улице, Матвей не мог не чувствовать окружающие его потоки жизни. Он ощущал их в подрагивавшей на ветру пожелтевшей траве, в осеннем морозе, охватывавшем руки, в лужах от недавнего дождя.

То, что он искал далеко, в космосе, оказалось гораздо ближе — здесь, на Земле.

Лишь иногда Матвей вспоминал Василису, и тогда ему не давали покоя мысли: «Кто она и почему так вовремя появилась?»

Широких Милана Андреевна
Страна: Россия
Город: Ижевск