XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
О патриотизме

О патриотизме

Четвертое ноября. Каждый носок, лежащий под кроватью, так и намеревается возопить о любви к родной стране. В силу физических, а может, физиологических, особенностей, носок вынужден переложить эту задачу на других: на средства массовой информации, учителей, родителей или твою кошку, с любовью, никогда не обращённой к тебе, смотрящую в центр флага.

Отовсюду твердят про величие государства. А когда заканчиваются собственные достоинства, много говорят о чужих недостатках.
Девятое мая — праздник Победы или пир пропаганды. И то, и то в расшифровке даёт ПП, так что каждый волен выбирать по душе. Какой канал ни выбери по телевидению, обязательно фильм про победу в войне. Какую радиостанцию ни включи — только и разговоров о том, как деды воевали и победили. А георгиевские ленточки оказываются даже там, куда, кажется, и нога человека не ступала — висят на люстрах, на бандитах. Из них разве что шторы и флаги не шьют.

Невыносимо.

И не столько из-за обволакивающей весь мир, подобно атмосфере, пропаганды, сколько от неспособности что-либо изменить.

Патриотизм как явление абсолютно нормален и имеет сходство с верой. И нет, не хотелось бы каким-то образом оскорбить духовный столп общества. Скорее наоборот, постараться ввиду малых возможностей хотя бы словесно обелить его. Авторитет религии в двадцатом и двадцать первом веках значительно ослаб.

Негативное отношение некоторой массы людей, большую часть которой составляет молодёжь, определило будущее патриотизма. Патриотизм, его образ и значимость были разрушены под влиянием трёх аспектов бытия: Слова, Времени, Действия.

Как и религия, патриотизм пал жертвой претенциозных и громких заявлений. Дух цинизма и нигилизма, сопровождающий человечество последние два столетия, обязан был когда-либо повлиять на отношение людей ко многим вещам, в том числе к патриотизму. Толпу всегда заводили вызывающие высказыванияя, наряду с мистикой, скандалами и спортивными играми. Отрицание укладов — залог успеха, если ставить самоцелью взбудоражить общество. Слово, кто бы что ни говорил, мощнейший инструмент для достижения цели. Но он ничто без Времени.

Время. Оно скоротечно, если наблюдать за ним в рамках сегодня и двух ближайших суток. Вот, кажется, только пару минут назад ты положил деньги в карман, зашел в метро, а их уже и след простыл. Но наблюдая в разрезе, можно обнаружить невероятное сходство с песочными часами или маятником. Время — субстанция, перетекающая сама в себя и сама себя же выворачивающая наизнанку. Сотни лет просуществовала Святая инквизиция, попирающая и не признающая научные достижения. Неизбежно должно было возникнуть противодействие. А потому и наблюдается некоторое противостояние науки и религии. К чему всё это? Время как метафизическая единица — великая сила. Разрушает оно и физические объекты, и такие, как репутация. Когда-то во имя Родины люди шли на подвиги, но любой стресс неизбежно отражается на работе организма — как человека, так и общества. Таким потрясением, наверное, стала Вторая мировая война. Эволюционируя, люди приспосабливаются к окружающему миру: физически и психологически. Вторая мировая война показала, что ради идеологии государство может пожертвовать миллионами жизней, прикрываясь идеологией и любовью к народу. Люди с тех пор приходили к мысли: гораздо легче ублажать инстинкт самосохранения и совесть, являясь гражданином мира, снимая с себя всяческие обязательства. Будучи всем и одновременно ничем. Такой переход абсолютно нормален.

Но Слову понадобилось бы куда больше времени, не сыграй свою роль в спектакле жизни Действие. Правительства стран по вполне понятным, хоть и весьма противоречивым, причинам настолько часто взывали к чувству гражданского долга, любви к стране, что истратили кредит доверия. Сыновей и отцов, матерей и дочерей отправляли на войны во имя государства. Государства, но не общества.

Стоит отметить, что патриотизм как критикуемое качество заранее оказался в проигрышном положении. Агрессор до окончания поединка кажется сильнее и его действия нередко выглядят правильными, даже если не являются таковыми. Вот ещё один способ добиться успеха — нападать первым. Не имея весомых аргументов в пользу патриотизма, люди начинают сомневаться после слов наподобие «Ну и зачем тебе это?» Вся абсурдность ситуации заключена в том, что патриотизм — качество души, которое не нужно кому-то доказывать. Да, его можно проявлять словами, но оно либо есть, либо его нет. Любить ли родную страну за сам факт рождения в ней — личное дело каждого. Переубеждать людей не следует.

Но что есть патриотизм? Обращаясь к определениям С. Ожегова и Д. Ушакова, можно прийти к выводу, что не самое полезное порой занятие — смотреть толкования в словарях. Они размыты. Можно, разумеется, всегда под словом подразумевать лишь его прямое значение, зафиксированное в книгах, однако тогда язык становится сухим и едва ли не мёртвым. Но и я не возьмусь определять столь сложное и неуловимое качество души, ибо подобные потуги — заявки на некоторую известность. Я, однако, могу попробовать объяснить собственное понимание патриотизма. Оно, безусловно, имеет много общего с определением С.И. Ожегова, но является, скорее, надмножеством и уточнением оного. Патриотизм — это надежда на светлое будущее страны и народа. Но любой человек любит не страну, а то, что его с ней связывает. Это семья, друзья, амбиции. Люди, родившиеся в СССР, после его распада продолжили любить свои страны, а не крупнейшее в прошлом государство. Исходя из этого, мы приходим к неизбежному выводу: патриотом можно быть за пределами страны, в которой родился. И.А. Бродский любил свой народ, русский язык. Но, к несчастью, из-за преследования со стороны государства был вынужден покинуть страну и не возвращаться.

Быть патриотом — не приговор и не преступление. Но и привилегий патриотизм не даёт. Это внутреннее ощущение каждого, влияющее только на его готовность отдать за страну как можно больше. Отличие патриота от непатриота эфемерно и почти отсутствует, поэтому осуждения в сторону тех или других однозначно безосновательны.

Теперь следует перейти к окончательному выводу. Патриотизм — естественное состояние. Но, наверное, следует определить понятие естественного. Это значит, что стать патриотом нельзя искусственно. Навязывать любовь к стране, тут же делая эту самую любовь инструментом — последнее дело, если стране нужны настоящие патриоты. Громкие лозунги, агитации, пропаганда, преследования за инакомыслие — «прошлый век». Прививать это качество следует планомерными улучшениями жизни граждан. Ведь какой бы ни был запас любви у человека в душе, без взаимных чувств со стороны государства эта любовь рассыплется подобно древнему свитку в руках неопытного археолога.

А потому можно сказать, что патриотизм — естественное состояние человека.

 

Степанов Максим Александрович
Страна: Россия