Принято заявок
1361

VIII Независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
«Неотправленные письма»

17 августа.

Всю зиму жила в ожидании этого дня. И вот наконец он настал – день моего отъезда на Кавказ. Кавказ – место, которое нужно посетить хотя бы раз в жизни. Давно мечтала увидеть его первозданную красоту и ощутить величие природы. Наспех собранные чемоданы сиротливо ютились в прихожей, а я в предвкушении счастливых десяти дней путешествия отсчитывала часы, оставшиеся до отъезда.

Ни серый тоскливый день, начавшийся моросящим дождём, ни расставание с близкими не могли омрачить моего прекрасного настроения.

Из окон вагона поезда можно было наблюдать далеко раскинувшиеся луга, просторные поля, берёзовые рощи.

А на Кавказе природа другая. Она поражает воображение, заставляет сердце биться чаще, а душу – замирать от восторга. Где ещё можно увидеть одновременно ослепительное солнце, дикие леса, пещеры, перевалы, горные деревушки, дорожные серпантины, безмолвные могучие горы, заснеженные горные хребты, коварные реки и бушующие водопады?

Мы с друзьями остановились в Пятигорске, на краю города сняли небольшой домик у подножия горы. Хозяйка оказалась очень приветливой, гостеприимной женщиной лет шестидесяти. Звали её Зулихан. Тёмные длинные волосы, заплетённые в косу и собранные на затылке, и огромные карие глаза говорили о том, что в молодости она была первой красавицей.

Наспех поужинав, я решила побродить по окрестностям городка. Мой слух привлёк шум воды, и я решила проверить свои догадки. Удивительная картина предстала моему взору. Из расщелины скалы спускался вниз и падал в реку хрустально чистый ледяной поток водных струй. Брызги водопада освежили моё лицо. Спать совсем не хотелось. Решила присесть на огромный валун, нагретый за день солнцем. Удивительная теплота разлилась по всему телу.  Обхватив колени руками, я засмотрелась на закат. Огромное ярко-огненное солнце медленно садилось за горизонт, бросая вверх последние угасающие лучи. Как хорошо здесь сидеть в одиночестве, слушать голоса засыпающей природы и наслаждаться чудесным воздухом, пропитанным интересными историями. А может, именно здесь любил коротать своё одиночество Григорий Александрович Печорин? И эту удивительную природу он описывал в своём журнале?

После ночной прохлады утро выдалось на удивление жарким и душным, и я решила осмотреть ближайший грот. (Я заметила его ещё вчера). Сыро и темно оказалось в нём, да и шорохи, раздававшиеся где-то внутри чёрного проёма, напугали меня, поэтому я поспешила выбраться наружу. Заметив каменную скамью под сводами виноградных лоз, решила присесть. Вдруг я заметила буквы, старательно выцарапанные на скамье каким-то влюблённым. ВЕРА. Кто такая эта Вера? Интересно! Наверно, кто-то очень её любит и решил увековечить имя своей возлюбленной. И тут моё воображение живо перенесло меня в эпоху М.Ю.Лермонтова.

Вернувшись в дом, я рассказала о находке друзьям и поделилась своими впечатлениями. Нашу оживлённую беседу прервала тётя Зулихан.

— Извините, — сказала она. – Если я не ошибаюсь, вы говорите о какой-то Вере.

Четыре пары удивлённых глаз уставились на бедную женщину, готовую провалиться сквозь землю из-за невольно подслушанного разговора. Уже осмелевшая после некоторого душевного колебания, она продолжила свою речь:

— Этот домик достался мне от моего дяди. Домик, конечно, был старенький, и мне пришлось сделать небольшой ремонт.

Тут она достала старинную шкатулку, заботливо обёрнутую холщовой тканью. Мы с интересом наблюдали за её действиями. Тётя Зулихан достала несколько пожелтевших от времени листочков с мелким, не очень разборчивым почерком и передала мне.

— Вот, возьмите. Я нашла это во время ремонта. Может, об этой Вере вы говорили? Вы уж меня извините. Знаю, что читать чужие письма – нехорошо, но я не удержалась… Она, наверно, была очень хорошим человеком. А он очень её любил. Не знаю, как его зовут… Хотя нет. Дайте-ка вспомнить. Кажется, в последнем письме он называет себя… Да, его звали Григорий Александрович.

Вот это поворот! Кто бы мог подумать, что в моих руках окажется такое сокровище! С замиранием сердца я развернула первый листок и начала читать.

«13 мая.

Здравствуй, Вера. Давно не писал писем, а вот взялся за перо. Почему? Сам не могу понять. Сегодня на меня нахлынули воспоминания, чувства стеснили грудь, вот и решил излить всё на бумаге.

На днях я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города. Здесь чудесный вид: высокие горы, напоминающие молчаливых великанов, целебные ключи, яркое солнце и огромное синее небо. Да ты и сама всё это видела. Ведь именно здесь мы встретились. Это было так давно, но я помню каждую минуту, проведённую с тобой. Наша тропинка заросла дикими кустами. Помнишь, ты зацепилась за один из них и порвала подол платья. Ты плакала, как ребёнок, а я утешал тебя с очень серьёзным видом и еле сдерживался, чтобы не захохотать. Мы встречались недолго, но это были самые лучшие дни в моей жизни. Мне нравилось в тебе всё: стройная фигура, кроткий нрав, покорность, счастливое выражение лица, смущённо горящие щёки. Даже грусть в глазах у тебя была особая. А твоя чёрная родинка на правой щеке сводила меня с ума.

Всё это было, как в далёком сне. А сегодня Вернер (это доктор, мой хороший друг) сказал, что к княгине приехала женщина, очень похожая по описанию на тебя. Я уверен, что это ты. Мои предчувствия меня никогда не обманывали. Но почему так тяжело на сердце?! Весь вечер бродил по окрестностям и не мог отогнать от себя мысли. Почему ты приехала на Кавказ? С кем? Знала ли ты, что я здесь? Может, нарочно приехала, чтобы встретиться? Что это: злой рок или счастливая судьба пытается свести нас вместе? И как мы встретимся?

И всё-таки глупо я создан: должен радоваться от предвкушения встречи с тобой, а моё сердце теснит ужасная грусть…  Но в одном я уверен: завтра что-то будет…»

«18 мая.

И всё-таки это ты. Я знал, что встречу тебя, даже готовился к этой встрече. Тем не менее она оказалась очень неожиданной для нас обоих. Я заметил, как ты побледнела.

Бедная моя Верочка. Как ты изменилась. На лице — страдание, в глазах — глубокая тоска. Глупо было задавать вопрос, любишь ли ты меня. Ответ читается в твоих глазах. Один твой голос – и давно забытый трепет пробежал по моим жилам. Как я скучал по тебе, Вера. Прости меня за то, что пришлось тебе выйти замуж без любви, за все страдания, которые я тебе причинил. Спасибо тебе за любовь. Она вернула меня к жизни, заставила вновь почувствовать себя молодым, энергичным, готовым к новым победам и свершениям.

Ты просила почаще вспоминать о тебе. А я и думать о другом не могу. Подставляю разгорячённое лицо свежему ветру – он напоминает ласковые прикосновения твоих рук. Устремляю взор в синюю даль – вижу твои глубокие бездонные грустные глаза. Кажется, я схожу с ума. Но зачем это всё? Куда приведёт нас эта запретная любовь?..»

Писем всего было три. Последнее было смятым, и оттого, наверно, потёрлось в нескольких местах. По размытым чернилам нетрудно было догадаться, что оно хранит в себе тайные переживания, тяжёлое душевное состояние автора строк. Он плакал над письмом, исповедуясь той единственной, кто занимал сейчас все его мысли и чувства.

«Милая, родная моя. Какой же я дурак, что вовремя не оценил твоей любви. Я эгоист. Я пользовался твоей любовью, преданностью и не ощущал в полной мере твоих страданий. Сколько же тебе пришлось испытать за время нашего знакомства?! И ты всегда была верна мне. Ты дважды вышла замуж в надежде стать счастливой, но не стала. Виной всему я, мой эгоизм. Ты всегда знала, что мне приходится бороться со своими чувствами. Хочу любить, но отталкиваю от себя всех, кто мне дорог. Возможно, мы были бы счастливы, если бы я мог стать хорошим семьянином. Но я не создан для семейного счастья. Я люблю свободу. Она мне дороже жизни, дороже воздуха, которым я дышу.

В моей жизни было много женщин, только ни одна из них не смогла завладеть моим сердцем. А вчера я понял: я умею любить. Как ещё объяснить моё состояние? Прочитав твоё письмо, я бросился за тобой. Хотел догнать, чтобы… Я не знаю, чего хотел. Вернуть? Для чего? Чтобы признаться, что жить без тебя не могу? Обнять, прижать в своей пылающей груди, поцеловать в последний раз, чтобы на всю жизнь запечатлеть на губах твой поцелуй? Я не смог тебя догнать. Я плакал, как влюблённый мальчишка, у которого из-под носа увели любимую девушку. Плакал от бессилия. Как больно!!! Как тяжело на сердце! Я знал, что когда-нибудь мы расстанемся. Но не думал, что это произойдёт так быстро и так неожиданно. На что я надеялся? Хотел растянуть минуты удовольствия?! Видишь, я опять думал только о себе.

Милая моя Верочка. Ты любишь меня по-настоящему. Это делает меня счастливым и несчастным одновременно. Ты одна смогла понять всю глубину моей души и полюбить меня таким, какой я есть. Научилась прощать все мои слабости, жертвовать собой ради любви ко мне. Сможешь ли ты меня когда-нибудь забыть, чтобы стать счастливой? Сможешь ли ты простить меня?

Ты знаешь, мои предчувствия сбываются. Судьба не сведёт нас больше вместе. В третий раз такого испытания мы просто не выдержим. Прощай, родная. Ты можешь быть уверена: я всегда буду помнить о тебе. Ты навсегда в моём сердце. Я буду любить тебя вечно.

                                                     Твой Григорий Александрович.

                                                                                                18** год.»

Аккуратно разглаженное чьей-то заботливой рукой письмо дышало такой любовью, нежной грустью и невыразимым страданием, что это состояние передалось мне. Боже мой, какая любовь! О такой обычно говорят «одна на миллион». Любовь, достойная восхищения. О ней пишут романы, слагают стихи. Книги, увековечивая человеческие ценности, становятся духовным завещанием одного поколения другому. Жизнь меняется, а с ней и люди. Но любовь и верность, честь и долг навсегда останутся неотъемлемой частью нашей жизни.

 Я всегда думала, что Печорин – одинокий, глубоко несчастный человек. Оказывается, он был счастлив. Как говорил французский писатель Виктор Гюго, «величайшее счастье в жизни – это убеждённость в том, что нас любят, любят за то, что мы такие, какие мы есть, или несмотря на то, что мы такие, какие мы есть». Как верно сказано. Вера любила Печорина таким, какой он есть, не пытаясь исправить. Любила страстно, преданно, жертвуя всем, что у неё было. Григорий Александрович получил от судьбы шанс стать счастливым, но не воспользовался им.

Право на счастье есть у каждого. Главное – не упустить его. Сегодня я в очередной раз убедилась в этом…

Поездка домой оказалась грустной. Жаль было расставаться с Кавказом, с новыми друзьями, которым мы обещали следующим летом приехать снова. Я увозила с Кавказа не только новые впечатления, кучу фотографий. Со мной был бесценный дар – письма, хранящие великую любовь. И я не имею права скрывать их у себя. Пусть все знают, какой может быть настоящая любовь. Пусть люди научатся ценить то, что имеют. Я уверена, что герои-любовники простят меня.

Кто был хоть раз на Кавказе, обязательно влюбится в него и вернётся туда вновь. Именно поэтому М.Ю.Лермонтов часто посещал этот райский уголок.

Прощай, Кавказ. Буду помнить каждую минуту, проведённую в твоих владениях. Я оставляю здесь своё сердце. Я вернусь к тебе. Обещаю…

Афанасьева Алина Юрьевна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 17.08.2004
Место учебы: МБОУ "Ципьинская СОШ"
Страна: Россия
Регион: Республика Татарстан
Район: Балтасинский район
Город: Село Ципья