Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Немытые сапоги

Стоял жаркий летний денёк, ровно середина мая. Погода удивляла своей нежностью: лёгкий ветерок приятно щекотал листочки на деревьях. Он обдувал и так радостно было встречать его на жаре. Солнце сверкало на небе, как заколка на голове у девочки Насти, которая старательно садила картошку.

Этим утром вся семья вышла в огород. Погода была чудесна и самое время для того, чтобы на славу поработать! Дедушка давно ругался на погоду. Никак не давала она возможности посадить картошку. До этого были вредные дожди, которые мешали им выполнить долгожданное дело, а потом земля отдыхала от бесконечных ливней, высыхала, приводила себя в порядок. И вот наконец-то! Выдался отличный денёк. Бабушка с дедушкой позвонили своим детям, которые жили в городе, и пригласили их на посадку. Уже с утра все были в сборе и готовы засадить всё поле с самыми добрыми пожеланиями, в надежде на отличный урожай.

Бабушка всегда радовалась дням посадки картошки! В эти дни к ней приезжали и дети, и внучки, все дружно трудились, а после работы душевно беседовали на самые разные темы. У бабушки и дедушки была больная спина, и они никак не могли помочь в посадке картофеля, но зато у них были две прекрасных внучки, которые, конечно, очень любили кидать картошку в ямки, когда взрослые их закапывали. Для них это занятие было своеобразной игрой, которую смогут придумать в своей голове только дети.

Для посадки картофеля всё было готово, и дед скомандовал занять всем свои места. Катя одела сапоги, кофту, кепку и пошла. Только Настя не могла собраться. Она потеряла свои сапоги.

-Бабушка, где мои красные сапожки? Я же всегда в них помогаю на огороде, куда они сейчас пропали?

— Настенька, а твоих сапожек нет. Ты в прошлый раз оставила их во дворе, а наш Кузя подумал, что это его новая игрушка. Он утащил один сапог. Я долго не могла понять, почему он так счастливо и игриво лает, но потом мне стало ясно, что он был очень рад предоставленному судьбой подарком. Теперь это его сапоги.

— Как же так, бабушка? Я не буду сегодня работать?

Бабушка и внучка принялись искать ей сапоги. В деревне их была целая коллекция, да только всё дедушкины. Они не дружили с маленькой ножкой.

Из комнаты вышла прабабушка. Она услышала, что сапоги не удалось найти, и её правнучка, чуть не плача, сидела на крыльце и злобно просматривала на собаку. Причитания взрослых о том, что вещи надо убирать на свои места, совсем не могли помочь бедному ребенку успокоиться. И казалось, что на крыльце сидит самый несчастный ребенок на всем свете, который искренне хочет помочь бабушке с огородом, но не имеет возможности. Прабабушка достала из сундучка прекрасные голубенькие сапоги с большим резиновым цветочком посредине и подозвала правнучку.

— Настенька, вот, бери эти сапожки. Только, пожалуйста, береги их. Они очень дороги мне. Эти сапоги подарила моя мама на день рождения, когда мне исполнилось девять лет. Я смотрю на них, и вспоминаю о своей мамочке. Пожалуйста, Настенька, относись к ним бережно и аккуратно. Я доверяю тебе очень ценную моему сердцу вещь. Как поработаешь — не раскидывай их, а принеси обратно, домой. Обязательно помой, чтобы они так же, как сейчас были прекрасными и переливались на солнце.

— Да бабушка, конечно, хорошо! Я обязательно всё помою и принесу.

Радостная девчонка убежала в огород, даже забыв поблагодарить прабабушку, но та лишь улыбнулась, посмотрев ей вслед.

По традиции, все разделились на пары: внучка Катя работала со своим папой, а Настя — со своим. Каждый год семьи устраивали соревнования: кто быстрее пройдёт свои шесть гребней! Эта игра всегда сплочала, но чаще всего победителей не было. Взрослые заранее договаривались так, что они вместе в одно время подойдут к концу, чтобы девчонки лишний раз не ссорились. И всем была в радость эта работа!

Когда они закончили, бабушка уже звала на обед. Девочки услышали, что их ждёт сочная деревенская курочка с прекрасной картошкой! Они бросили вёдра, забежали на веранду, второпях сняли обувь, которая так и осталась валяться на лестнице, а один сапог даже поссорился с другим и убежал от него совсем в другое место. А потом на обед побежали взрослые, доделав всю работу, запинав и свою, и детскую обувь под старую лестницу.

За обедом все дружно беседовали, взрослые обсуждали какие-то скучные темы о повышениях цен в магазинах, о хорошем урожае, о профессии сантехника. Дети разговаривали о своём: их интересовали темы модной одежды и новых гаджетов.

Не разговаривала ни с кем лишь печальная прабабушка, которая с глубоким задумчивым видом сидела одиноко в стороне, и, кажется, понимала все темы на свете: и детские, которые не могут понять взрослые; и взрослые, которые не интересуют детей; она понимала всё, но почему-то молчала. Только грустная улыбка висела на лице её, и тоскливые мысли тяготили голову. Она хотела поговорить и со взрослыми, и с правнучками, и даже знала о чём, вот только не знала одного: а надо ли им это?

Она решилась спросить у внучки о её сапогах.

-Настенька, вы ведь закончили, где мои сапожки?

— Да там, бабушка, лежат на солнышке, греются.

— На солнышке? Ты их помыла?

— Ну может не на солнышке, я не помню, где они лежат.

— Ты, внученька, пожалуйста, их вымой. Я ведь совсем не могу наклоняться, тяжело ходить, голова болит, кружится, и в ушах шум. Вымой, пожалуйста, их, очень тебя прошу.

— Да, хорошо, хорошо, мы сейчас сходим погулять и обязательно сполосну.

Девочки убежали резвиться на улицу. Они ловили кузнечиков, наблюдали за красавицами — бабочками, даже сходили на речку, посмотреть, как плескается рыба. Однако, она никак не хотела им показываться. Целый вечер бродили девчонки по деревне, разглядывая все её прелести: зелёную травку, пасущуюся на лугу корову и даже видели огромного сокола, который стремился разглядеть цыплят у соседей. Много где побывали, много что делали, играли и смеялись, бегали и лежали на полях, на солнце и в теньке, лазили по деревьям и прыгали на скакалке, а немытые сапоги всё так же порознь лежали под старой лестницей.

Девочки заигрались и пришли домой поздно, за что их немного поругали взрослые. Настя обидчиво проворчала: «Эх! Какие они скучные и надоедные!» Через минуту после этого, когда девочки собирались ложиться спать, в комнату вошла сонная прабабушка, которая, от высокого давления еле стоявшая на ногах, прошептала: «Настенька, вымой, пожалуйста. Это ведь мне мама подарила..» Настя ничего не ответила, лишь сказала на ушко сестре, что она была права: все взрослые надоедные.

Девочки проснулись в самом замечательном настроении. Сегодня они едут домой. Ещё больше радовало то, что их папы пообещали свозить девчонок в зоопарк. И уже с утра они начали быстро-быстро собираться, торопить медленных взрослых, чтобы они поскорее управились со своими скучными делами.

Настя сидела на пороге в ожидании поездки. Из комнаты вышла только что проснувшаяся прабабушка и хриплым голосом сказала: «Настенька, ну пожалуйста, помой сапожки. Я бы помыла, да ведь не могу». Но половину просьбы Настя не услышала, она побежала к своей маме, которая позвала её подержать пакеты.

Наконец-то взрослые освободились и завели свои машины. Внучки трогательно обняли бабушку и дедушку. Катя зашла в комнату прабабушки, она не вышла всех провожать. На душе её было темно и грустно. Катя обняла прабабушку, но ничего не сказала, как будто чувствовала вину за что-то. Гости уехали, и в деревенском доме снова начались долгие дни тишины и покоя. Эти дни скучными назвать нельзя, потому что взрослым никогда не бывает скучно, даже когда делать совсем нечего. Но бабушка и дедушка совсем не бездельничали. У них огромный огород!

Прабабушка подошла к своей дочке и ласково, невнятно, с заиканием и торопливостью бормотала: «Настя сапожки у меня брала.. мне их мама подарила.. они такие прекрасные, с цветочком резиновым.. в них картошку Настя садила.. Такие они замечательные.. просила помыть, да не услышала меня. Такие они красивые, родные. Помой хоть их, пожалуйста, я ведь не могу.. это ведь о маме память. Пожалуйста, помой и принеси мне..»

Бабушка возмутилась: «Мама, ну какие сапожки! У меня столько дел: грядки докопать надо, морковку посадить, малину связать, в сенях бы не плохо примыть, а ты тут с сапогами. Помою на досуге, стоят они там, кушать не просят.»

Прабабушка расстроено поплелась в свою комнату. Прошел день, а немытые сапоги, никому не нужные, кроме прабабушки, так и валялись под лестницей. И не могло сердце это выдержать: родной душе подарок так небрежно дремлет в пыльном месте. И оттого сердце негативно стучалось, рвалось из груди, чтобы помыть их и вернуть на место. Но старость не позволяла этого сделать. Тогда прабабушка решила обратиться к дедушке: «Дорогой мой, у меня там сапоги лежат, немытые. Мне мама их подарила на день рождение. Я была девочкой, бегала в них по огороду и радовалась. А теперь они немытые, грязные лежат одиноко в пыльном месте. А они мне так о маме напоминают. Пожалуйста, хоть помой их и принеси мне. Пожалуйста, помой..»

«Что ты, бабушка, у меня теплица немыта, в инструментах в дровеннике бардак, а ты про сапоги. На досуге помою. Пусть лежат пока, никому не мешают.»

Два дня ещё грустили под лестницей немытые сапоги. И душа прабабушки разрывалась на части, и мысли не давали покоя. И даже снилось, как она, шагая довольная в этих сапожках по двору, беззаботная и счастливая, даже не задумывалась о том, как этот подарок станет дорог её сердцу. И совесть грызла ночами. Сапоги мёрзнут на веранде и задыхаются от пыли, а не лежат в опрятном сундучке. Эту ночь плохо спала прабабушка, раньше всех проснулась, не было и пяти утра. Давило что-то в груди, мешало жить в удовольствие, голова тоже не хотела сидеть на шее: она как будто вертелась быстрее самой мощной карусели. Давление прыгало как на скакалке, а в ушах поселился весёлый колокольчик.

Уже не думая о последствиях, о здоровье, времени и настроении, прабабушка оделась и пошла во двор. Долго она не могла найти свои сапоги. Мысли о том, что их могла погрызть собака, врезалась прямо в сердце, тряслись старые руки и никак не могла смириться с думами душа. Но наконец-то она нашла их.. немытые сапоги лежали под старой лестницей. Они были неузнаваемы: пыльные, неопрятные, к левому сапогу прилепился дождевой червь. А от правового резинового цветка оторвалась маленькая часть. Она была очень не значительна, настолько не важна, что ее можно было сравнить с одной маленькой рыбкой, которая погибла в огромном океане. Но она погибла. Так же, как погибла часть души прабабушки, когда она увидела свои сапоги и оторванную часть лепестка. Она взяла свои сапоги, прижала их к сердцу, и как маленького, самого любимого ребенка понесла во двор мыть.

Долго, заботливо намывала она самую дорогую вещь в мире. Три раза намыливала, споласкивала, протирала. Около часа просидела на солнце, приговаривая себе под нос: «я же просила помыть. Неужели сложно, это же десять минут времени. Почему же они так со мной? Сапоги ведь так важны для меня. Это ведь память.. мне их мама подарила. Почему я ради них готова на всё? Я всем всегда помогаю, по первому зову носки зашью, кофту, варежки, шапку свяжу, добрым советом поделюсь. Я им добра желаю, молюсь, чтобы всё хорошо было у них, пусть все счастливы будут, учатся хорошо, я ведь всегда и с уроками готова помочь, и поиграть с девочками, и обед помогала сварить, и дома убраться, вот только теперь здоровья нет, да всегда приходила всем на помощь. Почему они не могут просто помыть сапоги!?»

Теперь немытые сапоги стали чище всего на свете. Они неотразимо переливались и красовались на солнце, а прабабушка сидела на скамейке и любовалась ими. И кажется, что не только они сверкали на солнце.. Застывшие слёзы прабабушки блистали ещё ярче.

Шамардина Юлия Андреевна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 01.05.2005
Место учебы: МБОУ СОШ №7
Страна: Россия
Регион: Марий Эл
Город: Йошкар-Ола