XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Лотос

Я бежал сквозь лес, все приближаясь к асфальту. Пропуская через себя каждую травинку, я все перебирал и перебирал ногами. Наконец, я оглянулся на выцветшую деревянную табличку. Парк «Колесо», вот где я очутился. Мне тут нравилось: чего стоит лишь ароматный запах огромных деревьев или красота медленно стекающей росы. Но самое восхитительное здесь находится в центре – я говорю об озере, к которому я и направляюсь. Остановившись на небольшом склоне, я мечтательно улыбнулся. В тот день оно было особенно красивым. Солнечные лучи отражались в воде, создавая прекрасное золотистое сияние. А озеро… Такое бирюзовое, но при этом чистое и невероятно гладкое, окруженное травой и асфальтом, что на него так и хотелось смотреть. И я смотрел, не замечая как идет время, отошедшее на второй план.

Со временем я начал бегать вокруг него, наслаждаясь летящим в меня ветром и эйфорией свободы, поглощающей меня раз за разом, круг за кругом… А я все глядел то на лазурное небо с вечно различными причудливыми облаками, то на гладь озера под которым иногда просматривались плавающие рыбы. Удивительно, как много разных цветов и запахов вокруг. Я увидел, как пчелы собирали нектар, а рядом порхали бабочки. Вокруг было так уютно и спокойно, что я почувствовал привязанность к этому необыкновенному месту. Не менее горячо в моей душе отзывалось так называемое счастье.

Мои добрые мысли прервал собственный же взгляд, уткнувшийся на две импровизированные черные могилки. По надписям следовало, что они предназначались неким Транквилле и Спесу. Чуть дальше стояла деревянная изба и небольшой столб с высеченными на табличке словами: «Добро пожаловать в парк Колесо. Мы вложили в него всю свою душу, дабы озеро Бонум продолжала радовать и вдохновлять». Мило, ничего не скажешь, но странно, что я не заметил все это раньше.

***

Сегодня весь день был дождь, а листья деревьев хаотично падали. Все желтело на глазах. Когда-то я уже видел все это, но с тех пор будто прошлая целая жизнь. В редких перерывах затишья, я все так же выходил пробегать мой любимый круговой маршрут.

Дойдя до могилок, я задумался: и все же, кому они посвящались? Они ведь даже по моим меркам небольшие, а так совсем крохотные. Да и если подумать, здесь же помимо пчел и бабочек никто не водится… Ладно, чего теперь. Интересно, а были ли они счастливы в этом месте, как я?

Как я?

Счастье значит? Но если оно зависит лишь от внешних факторов, то могу ли я считать его своим? Да и в целом, счастлив ли я тут, или это лишь самообман?

Казалось, ничего не должно было привести к таким мыслям. А я молча спускался к воде, смотря на озеро: все такое же чистое и такое же зеленое, в котором отражалась чуть сжавшаяся белая мышка, вопросительно глядевшая вокруг.

Поднявшись, я вновь оказался у избы. «Радовать и вдохновлять», ведь так? Так. Тут же красиво, спокойно и уютно – мой взгляд непроизвольно уставился на розовую массу цветов. А мне большего и не надо.

***

Вчера я сильно промок, но я все равно бегу. Я ведь счастлив, а значит все хорошо, все идет как нужно. Темные силуэты бодро двигались под светом солнца: ни одной тучки, счастье то какое! А вот и что-то близится на горизонте. Я ускорил бег, насильно заставляя себя почувствовать силу ветра. В парах десятках метрах виднелась черная изба. Мне нечего ее бояться, и я побежал дальше. А вот и могилки, символизирующие потерю. Но главное, я не потерял счастье!

Ведь так?

Блики, тени, пыль – все смешалось в одну массу под топотом моих маленьких ножек. Да, я счастлив, и больше об этом не стоит думать. Мой же голос насмешливо спросил:

Почему?

Я молча остановился. Ноги чуть дрожали, я безучастно уставился на озеро.

Не хочу, не хочу, не хочу идти дальше! Ну только не опять! И я повернулся в обратную сторону и начал бежать прочь со всех ног. Под глазами был лишь холодный серый асфальт. Не помню сколько я пробыл в таком состоянии, но это было и неважно. Я убегу отсюда навсегда и все вернется как было. Все вернется… Да, все так и будет! – Сказал я, поднимая глаза. Кажется тогда мое сердце было готово остановиться. Прямо передо мной виднелась деревянная изба. И табличка, обратную сторону которой я невольно представил во всех подробностях. Слова, которых я даже не видел, упрямо начали произноситься в моей голове и я захотел вновь убежать, лишь бы не думать о своем несчастье… Но на сей раз я медленно поднял свой взгляд. Еще немного пройдя, я увидел и две черные могилки Транквилле и Спесу. А рядом с ними во всю красу цвел белоснежным сиянием лотос, будто указывая своими многочисленными лепестками на малозаметную непротоптанную мной дорогу.

Кандрашкин Андрей Юрьевич
Страна: Россия
Город: Казань