XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Лесной Дозор

— Курт, беги быстрее!

— Я и так бегу как можно быстрее! А ты бы лучше стрелял в эту тварь!

— Я лучше знаю, когда в неё стрелять, поэтому беги и не пререкайся со старшими!

Олений рев, смешанный с рычанием, каковое не издает ни одно существо на нашей планете, преследовал Курта и Сергея. Хруст веток, шелест раздвигающейся листвы — Существо бежало по пятам за оставшимися членами из отряда «Дозор» и не собиралось останавливаться.

— Быстрее, сворачиваем к тому холму! — Сергей указал в сторону невысокого мшистого холма. Мужчины припустили как можно быстрее.

— Нельзя, чтобы она бежала за нами по прямой! Её надо заманить подальше от этого холма!

— Я тогда уведу в другую сторону, а ты беги дальше! — Сергей выстрелил в Тварь и бросился прочь от нее.

— Сюда уродец, я здесь!

Оленья морда с белыми глазами повернулась сторону Сергея. Щупальца-лианы, свисающие от головы вниз вместо шеи, извивались как бешеные змеи, но при этом Тварь хорошо владела ими как ногами. Она рыкнула ещё громче и побежала быстрее. Сергей тоже ускорился.

Курт, к которому Тварь потеряла интерес, двигался в сторону холма. Он знал, что там находится тайник «Дозора» в виде углубления, который был ограждён булыжниками с высеченными на них рунами. Эти руны не подпускали никакую живность, похожую на тварь, преследующую Курта и Сергея.

Добежав до углубления в холме, Курт нырнул внутрь. Дыхалку Курта буквально разрывало, пот лился ручьём. Парень прислонился к земляной стене и закрыл глаза.

Прошло минут десять, как Курт сидел попросту без мыслей и эмоций. Ни страха, ни покоя, хотя он смог спастись. Ни мысли, где Сергей и выжил ли он. Ничего. Чистая пустота внутри. И лишь спустя несколько минут возник лишь один вопрос: «А почему всё так?»

И после этого вопроса, Курт услышал шелест травы и шаги. Но это его не пугало. Он знал: руны работают, а значит, его тут не достанут.

Из-за угла вышел Сергей, тоже весь потный и задыхающийся. Он присел рядом с Куртом.

— Староват я стал для таких погонь. — Сергей повернулся к молодому парню с улыбкой, но, не заметив ответных эмоций, сник.

— Курт, ты в порядке? Ранен?

Парень молчал и смотрел вниз на землю.

— Эй! — Сергей пощёлкал пальцами перед лицом Курта.

Ответ наконец последовал:

— Скажи мне, почему так происходит? Почему эти твари и те стихийные бедствия, как «Землетрясение 23», вообще появляются? Почему страдают люди? Зачем всё это стремится попасть, где есть скопление людей?

Сергей отвернулся, вздохнул:

— Что ж, если хочешь услышать ответ, пошли отсюда. Хочу с тобой поговорить на эту тему, но точно не здесь.

— А что насчёт той твари?

— А. Мертва. Я её подстрелил, и она упала со скалы мордой на скол дерева.

Сергей и Курт поднялись с земли и направились в сторону вышки «Дозора». Шли они в полном безмолвии. Лишь шелест травы, по которой они двигались, пение птиц. Стоило уже и торопиться, ибо лес освещал красный закат, а ночью на этой территории лучше не оставаться двум людям — даже Всевышний не спасёт их в таком месте.

Дойдя до вышки и поднявшись в помещение наверху, Сергей закрыл дверь и попросил Курта присесть на диван, стоявший около старого «пузатого» телевизора. Минуты две Сергей просто стоял около окна, опершись на подоконник обеими руками, и молчал. Красный закат за окном освещал возвышающуюся неподалеку гору, а лес под вышкой лежал уже во мраке. Лёгкий ветер разносил осенью листву, которая иногда ударялась в стекло.

Курт сидел на диване, скрестив руки у себя на груди и склонив голову набок, смотрел в пол. Эту двухминутную тишину прерывал лишь скрип белых досок старой вышки.

— Почему так происходит? – процитировал Курта Сергей.

Юноша посмотрел на Сергея, стоявшего у окна.

— Ха-ха. Будто слышу свои собственные слова.

— Так как ты мне объяснишь мне всё это? Я спустя четыре года так и не могу понять: зачем? Почему молодых парней отправляют, словно на убой, сражаться с этими тварями и спасать людей после страшнейших катаклизмов?

— Ты тоже считаешь, что все эти существа эта просто странные мутации, а катаклизмы – обычные природные явления? — Спросил Сергей.

— Ну да. Как и многие. А что?

— А я вот немного другого мнения. Можешь считать это бредом чокнутого старика или просто суевериями, но так скажу: это наказание.

— Кого и за что? Людей? Что мы сделали? Кто нас наказывает тогда?

Курт вскочил с дивана, и у него на глазах уже виднелись слёзы.

— Успокойся, Курт. Сядь. Сейчас объясню.

После этих слов Курт сел обратно на диван, а Сергей начал ходить по помещению, глядя в пол. Юноша смотрел на ходившего туда-сюда старика и внимательно слушал всё, что тот говорит.

— Это наказание началось ещё тридцать лет назад. Тогда и появились такие организации как «Лесной Дозор», «Обитатели гор», «Дети озёр» и прочие. Тогда я и начал служить здесь — был одним из первых, кого правительство отправило на «убой». Организации эти создали, как ты понимаешь, для предотвращения многих смертей. Помнишь с какой проблемой столкнулось человечество?

— Ну, перенаселение. И?

— Верно. Так вот: помнишь, как поступило правительство каждой страны? Объединились все вместе и устроили массовое изменение нашей Земли. Целенаправленно уничтожили ледники на Северном и Южном полюсе, уничтожили вулкана Фудзиямы в Японии, вырубили леса на Алтае в России, застроили Гранд-каньон в Америке и так далее — всё это лишь для освобождения территорий для проживания людей. Всё шло хорошо. Только люди забыли, что они не одни на этой планете, а природа не такая уж и неживая.

— То есть хочешь сказать, что природа — это некая сущность?

— Именно. Люди с самого своего появления вредили природе, но это было в небольших масштабах. В наше же время начались войны, испытания ядерных и химических оружий, постройка заводов и фабрик в невообразимых масштабах, уничтожение целых видов существ, уже не ради пропитания, а ради собственного удовольствия.

А природа же создала нас — она наша Мать. Но «непослушный ребёнок» начал вытворять что ему вздумается. А непослушных детей нужно наказывать. А если этот ребёнок пытается убить свою мать — мать будет пытаться убить его. Природа зла, и человечеству её не остановить. Она нас создала с лёгкостью — с такой же лёгкостью и убьёт. Мы теперь не её дети — мы для неё теперь просто вредители и паразиты. Мы боремся за выживание, извиваемся, словно умирающие черви, но пока не сдаёмся. Природа насылает на нас катастрофы и невиданных ранее существ, но это лишь начало. Она просто пока что мучает нас, как мы мучили её всё своё существование. А потом, когда ей надоест, она нас уничтожит. Быстро. Очень быстро. Не оставив ни следа, ни намёка на наше существование.

Курт смотрел на старика с широко раскрытыми глазами.

— К тому же, у Матери есть и другие дети.

Сергей указал куда-то за окно. Курт поднялся с дивана и тоже выглянул в окно. Там была медведица, придавленная упавшим деревом, а перед ней стоял маленький медвежонок, который издавал очень громкий жалобный вой. Медведица выла в ответ.

Тут резко вытянувшаяся ветка другого дерева подняла упавший ствол. Медведица встала, и они с медвежонком скрылись в лесу.

— Конец человечества близок. Мы с этим ничего не поделаем. Такие как мы, Курт, «отправленные на убой», просто отсрочиваем гибель людей. Мы не предотвращаем конец, мы просто даём другим шанс пожить ещё — это наш долг.

Курт посмотрел на Сергея: тот не выражал никаких эмоций. Юноша загляделся в окно на тёмный лес, уже окутанный лунным светом.

— Конец близок…

Козлов Ярослав Олегович
Страна: Россия
Город: Петрозаводск