XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Лавка впечатлений

Я заблудилась. В незнакомом городе, в незнакомой стране. Я могла бы ещё долго бродить по старым улицам, которые больше походили на лабиринт, пока не заметила старый магазин в самом конце переулка. Меня немного смутил вид пустых витрин, но я решила зайти. Судя по стёртой вывеске и облезшему фасаду, сюда нечасто заглядывали туристы. Меня встретил шум колокольчика. Дверь издала скрипучий, противный звук прежде, чем закрыться. Из-под пожелтевшего прилавка, на котором были беспорядочно разложены непонятные предметы, появился седой человек. Приглядевшись, я заметила, что в его очках нет стёкол. Он осмотрел меня с ног до головы, безразлично пожал плечами и снова нырнул под стол. Конечно, я была не очень довольна, но решила, что нужно осмотреться. Снаружи магазин казался маленьким, забытым и неуютным. Но внутри он выглядел гораздо лучше. Я всё ещё стояла спиной к стеклянной двери. Напротив находился прилавок, а вдоль стен тянулись ряды старых книжных полок. Многие книги были покрыты вековой пылью, а некоторые, наоборот, только что заняли свои места. Справа находился зал, в котором располагалось ещё несколько шкафов с полками, на одних стояли тёмные пузырьки, закрытые тяжёлыми стеклянными крышками, на других лежали какие-то предметы, применение которым было трудно придумать. А ещё дальше находилось что-то массивное, покрытое серой тканью. Может быть, это какая-то мебель. Только сейчас я почувствовала необычный запах, исходящий откуда-то из глубины магазина. Пахло корицей, имбирём и старым пергаментом. Когда я снова посмотрела на прилавок, то оказалось, что продавец всё это время пристально наблюдал за мной.

Сначала я немного растерялась.

«Способность?» — спустя некоторое время спросил незнакомец.

Это слово ввело меня в ступор. Теперь молчание становилось более неловким.

На секунду я обернулась. Солнечный диск уже скрылся за черепицей домов напротив. Из-за крыш виднелись последние лучи уходящего дня.

«Время. Занятное слово, не так ли? Безграничное понятие, которое каждый пытается впихнуть в одну жизнь. Замечала ли ты закат раньше? Конечно. А теперь взгляни ещё раз. Не видишь. Каждый день похож один на другой. Вспомни какую-нибудь мелочь, взглянув на которую, ты понимала, что всё хорошо. Время бесконечно. Оно не принадлежит никому, однако, каждый вправе распоряжаться им в пределах своей жизни. Получается, жизнь и время связаны? Разумеется. Только время гораздо дольше, чем жизнь. Оно как круглая крепость…»,-продавец вёл собственный монолог, направляя свой взгляд куда-то в пустоту, а затем перевёл его на дверь. Я посмотрела ещё раз. Закат теперь действительно казался гораздо ярче.

— Чего тебе не хватает? В чём ты нуждаешься больше всего?

— Может быть, во времени? Мне нужно было добраться в столицу до заката, но, видимо, я уже опоздала.

— Ошибаешься.

— Извините?

— Не опоздала. Закат будет и завтра. И жизнь будет продолжаться. Только ты решаешь, с какими чувствами вспоминать сегодняшний вечер. Для меня он был бы обыкновенным, но сюда пришла ты. Значит уже что-то не так. А хорошо это или плохо судить каждый из нас будет сам.

Я не хотела продолжать разговор. Было уже поздно, и я собиралась попрощаться и уйти. Но как только я повернула голову в сторону двери, незнакомец вновь начал говорить.

-Знаешь, почему я так пристально смотрел, когда ты вошла? Во взгляде я замечаю силу души. Я умею понимать людей по глазам, видеть в них отражение чувств, переживаний, боль разбитых иллюзий.

— И что же Вы увидели в моих?

— То, чего не хватает твоей душе.

— Я убеждена, что Вы не знаете этого.

— Потому что ты сама в этом не уверена? Вскоре всё поймёшь.

— Кто Вы такой?

-Одинокий поэт проводит время только со своим блокнотом, впитывающем его мысли. У меня есть лавка. Она коллекционирует воспоминания. Пока ты не понимаешь. Пойдём, кое-что покажу.

Торговец указал рукой на узкий проём в конце второго зала, прикрытый тяжёлой темно-бордовой портьерой. Он учтиво пропустил меня и зажёг свечи. На удивление, он не использовал освещение. Многочисленные тени, играющие на стенах, создавали таинственную, немного пугающую атмосферу. А продавец, стоявший спиной ко мне, казался загадочным укротителем теней. Он наклонился и достал с полки шкафа небольшой свёрток. Бережно разгладив его с обеих сторон, человек развернул вязаный свитер. Наверное, на моём лице отразилось лёгкое недоумение. Спустя время незнакомец сказал: «Это сердце лавки. Здесь хранятся самые важные вещи. Многие люди, заходя сюда, получают намного больше, чем могут себе представить. Но взамен лавка забирает один предмет. Ты тоже что-нибудь оставишь. Это не просто свитер. Он связан из моих воспоминаний. Как видишь, он очень старый. Кое-где уже не видно нитей. Но с каждым гостем он становится всё дороже для меня».

Я сразу подумала, что у меня нет ничего ценного. А затем нащупала в кармане маленькую пластиковую пуговицу. Она была холодной. Две дырочки, закруглённые края-ничего необычного. Но только это «её» пуговица…

«Ты считаешь, что тебе не хватает времени. Я думаю, это не так. Закрой глаза и открой, когда посчитаешь нужным».

— Как Вас зовут?

— Иногда это не имеет значения.

Почему-то я выполнила его просьбу. Закрыв глаза, я увидела все свои чувства в различных образах, в голове беспорядочно завертелись воспоминания. Отчётливо послышался звук первых падающих капель дождя. Моя любимая погода. Откуда – то возникло лицо мамы. Я всё ещё сидела с закрытыми глазами. Прошло какое-то время: пятнадцать минут, а может, четыре часа, не знаю. Когда я открыла глаза, не сразу поняла, что происходит. Я сидела за столом вместе со своей семьёй. Все улыбались и приглушённо разговаривали. Во главе стола сидела мама. Она светилась изнутри. Это был её день. Мне вдруг снова захотелось почувствовать приятный холод пуговицы. Я положила руку в карман, но не нащупала её. Я снова посмотрела на маму.

«Он был прав. Дело не во времени. Мне действительно её не хватало»…

Виль Эмилия Сергеевна
Страна: Россия
Город: Ставрополь