XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

НеФормат
Категория от 14 до 17 лет
Фанфик по мотивам повести Н.М. Карамзина «Отмщение русалки»

Я утоплю тебя в своей любви,

Послушай

polnalyubvi, «Серена»

Предисловие автора

В славянской мифологии утопленницы становятся русалками. Самоубийство считалось большим грехом, и такие женщины были прокляты. Они мстили своим обидчикам, чаще всего мужчинам. Так, Бедная Лиза могла стать русалкой – ведь это был единственный способ отомстить человеку, который мучил ее при жизни и стал причиной её смерти.

Звездная ночь приветствовала Эраста свежим прохладным ветром. Молодой человек зажмурил глаза и постоял так с минуту, слушая звуки вокруг: тихий концерт сверчков, шелест травы и робкое бормотание листьев деревьев. Эраст вздохнул и продолжил свой путь.

Он не знал, сколько сейчас времени, но помнил, что покинул дом в одиннадцать вечера, когда его жена уже легла спать. Эраст так поступал каждую ночь. Молодой человек оставлял на себе ночную сорочку, надевал кафтан и высокие сапоги. Когда наутро у него спрашивали, почему его обувь и одежда мокрые, он говорил, что выходил подышать свежим воздухом – после прогулки лучше спится. Отчасти это было правдой. Так ночные прогулки в тишине превратились в ритуал. Но каждый раз у Эраста возникало ощущение, что эта будет последней.

В березовой роще пахло дождем. Молодой человек аккуратно шагал по мокрой от росы траве, оставляя за собой примятые стебли. Деревья заслоняли ему небосвод ветками. Здесь давно никто не бывал. Вдалеке виднелась лишь тьма, но он знал, что впереди – огромный пруд.

Вот Эраст прошел мимо разрушенной избушки. Она еще полгода назад превратилась в кучу деревяшек. Порой Эраст пытался как-то их сложить и восстановить, но у него плохо это получалось. Из-за дождей бревна сгнили. Молодой человек задержал взгляд на месте, где когда-то было окошко. Рядом каркнула ворона, из-за чего он испугался.

Приближаясь к пруду, Эраст все больше нервничал. Тяжесть на сердце вновь давила невыносимым грузом. На противоположной стороне водоема в Симоновом монастыре мерцал огонек свечи. Там монах сидел перед иконами и молился перед поздним сном.

Черный пруд молча смотрел на Эраста, словно огромный глаз. Молодой человек намеренно присел поближе к краю берега. В водной глади отражался тонкий месяц, подозрительно спокойный на волнах. На берегу деревьев было мало: пара березок с двух сторон да засохший дуб, грозно тычущий в небо мертвыми ветками.

Эраст оглядывался по сторонам. Привычное место приятных встреч, сладких разговоров и объятий вызывало щемящее чувство в груди. Молодой человек долго смотрел то на звездное небо, на котором звезды сжимались в кулаки, то на дуб, под которым они раньше встречались. Раньше… До того, как Эраст ее предал, а Бедной Лизы не стало.

Из глаз Эраста брызнули искренние слезы сожаления. Он не знал, что его безответственность так дорого ему обойдется. Не сдерживая своей печали, плакал и всхлипывал, пока ветер любезно сушил его щеки. Эраст стыдился себя, но ничего не мог исправить.

Вдруг молодой человек услышал, как листья берез в роще сильно зашуршали, а над прудом раздался девичий плач. Рыдания были такими душераздирающими, что Эраст тут же подскочил и вытер свои слезы. «Кому-то сейчас так же грустно, как и мне,» – подумал он, и от этой мысли ему стало легче.

Тем временем плач не прекращался. Эраст подошел ближе к воде, словно к порталу в потусторонний мир, и ему показалось, что звуки исходят из глубины пруда. Но этого не могло быть!

Эраст еще постоял на берегу в смятении. Пора было уходить, но бесконечный плач заинтересовал его. Он бы все равно вернулся, даже если бы и покинул это место.

Тогда молодой человек прошелся вокруг пруда, пытаясь уловить, откуда идут звуки. Это было не в монастыре – единственная свеча монаха погасла. Эраст был один на один с бесконечно глубоким прудом. Месяц спрятался за мрачные тучи. Тьма водной поверхности манила к себе.

Эраст понял, что плач все-таки доносится из воды. Постоял еще с минуту и подумал, стоит ли выяснить, кто плачет. Наконец, снял сапоги и верхнюю одежду, оставшись в ночной сорочке. Набрал в легкие побольше воздуха и прыгнул в пруд.

Его взгляд цеплялся за водоросли и раздраженных движением мелких рыбок. Звуки набухали в голове и отдавались эхом в груди. Эраст старался найти источник плача, но запас воздуха быстро кончался. Молодой человек всплыл наверх и вдруг обнаружил, что оказался на середине пруда. Он несколько секунд жадно вдыхал воздух.

Вдруг что-то живое коснулось его ноги– и не успел Эраст опомниться, как вновь оказался под водой. Легкий всплеск послышался над прудом, но услышал его только месяц, на минутку выглянувший из-за туч.

Последним Эраст увидел до боли знакомое ему лицо. Оно было бледным и размытым из-за темноты вокруг. Его ноги обхватило что-то склизкое и чешуйчатое. Эраст оглянулся и, благодаря лунному свету, увидел темно-зеленый рыбий хвост. Мертвые руки крепко прижали молодого человека к себе, и он навеки заснул.

Послесловие

Тело Эраста нашли спустя три дня, когда служители Симонова Монастыря заметили что-то плавающее на поверхности пруда.

Могилу Эраста вырыли там же, где и у милой Лизы – у Симонова монастыря. Возлюбленные похоронены рядом с друг другом. Часто прихожу на сие место встречать весну или мрачную осень, горевать вместе с природой.

Так закончилась плачевная история моей Бедной Лизы и ее милого друга. Зато теперь, может быть, они уже примирились!

Рогозина Анастасия Александровна
Страна: Россия
Город: Боровичи