IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Его счастье

                                       

                                                  Его счастье             

    И вот я сижу, вся в проводах. А они — такие смешные, в белых халатах, радостно бегают и суетятся вокруг. Ещё бы! Не каждый день доводится поймать представителя внеземной цивилизации! Вон, их главный, в очочках и с бородкой резко что-то покрикивает, сверкает глазами, размахивает рукой с блокнотом. Остальные же, побаиваясь, тут же разлетаются в стороны, как стайки птичек. Маленьких, глупых, пёстрых птичек в единой униформе…
    Знаками показывают мне, чтобы я часто дышала. Ага, а теперь я должна закрыть глаза… Но в голове у меня вертится единственный вопрос: почему я позволяю проделывать это с собой? Я легко могла бы встать, сорвать с себя все эти провода, разрушить приборы и, стерев память присутствующим, тихонько выбраться на свободу… Но я здесь. Почему?
    Хотя… Я и так знаю. Если я откажусь, они пообещали уничтожить самое дорогое, что у меня есть. Я покинула свою далёкую планету с этим. Оно согревало меня холодными космическими ночами, даровало мне тепло и поддержку, наполняя меня силами, чтобы идти дальше. Единственное живое существо рядом со мной. Моё Счастье.
    Когда я смотрю на него — забываю все горести и печали. Оно — лекарство от всех болезней и бед. Отними у меня Счастье — и я умру… А вот и оно, со мной, в этой комнате, на соседнем столе. Такое хрупкое, беззащитное, под стеклянным колпаком, увешанным датчиками. Оно смотрит на меня, утешает, жалеет, одним своим присутствием разгоняя тьму и страх, высушивая слёзы на моих глазах…
    — Счастье, говоришь? — передо мной возник тот самый человек с бородкой. — Это нужно проверить!
    Что он делает? Он погубит его! Пытаюсь докричаться, но мой язык непонятен для него. Его сердце чёрствое, расчётливое, сухое. Он не услышит меня. Как, впрочем, и все здесь — их волнует что угодно: наука, техника, зомби-апокалипсис, но не главное — жизнь. Мне никогда не заговорить на Их языке.
    Но вот человек подходит к столу, отцепляет датчики, снимает колпак… Что он собирается делать? Я начинаю волноваться, ёрзать на сиденье, но меня только туже затягивают ремнями…
    — Счастье, говоришь? — повторяет он с ухмылкой. — Нет никакого Счастья, нету, мать его, Счастья!
    Он становится грубым, срывается на крик, держа его в руках… Я поняла. Этот человек потерял всех, кто ему был дорог, всю свою семью. И теперь он зол — мстит всем, без разбору, за то, что у них есть Счастье, а у него — нет. Но он сам виноват! Когда оно стучалось к нему, он делал вид, что не видит его. Закрывал окна и двери, прятался, не пускал… И вот, ему невыносимо видеть чужое Счастье, ему больно, он становится агрессивным.
    — Возьми… — тихонько говорю я ему, и кажется, на это раз он услышал…
    — Нет… — человек пятится назад, боязливо шарахаясь от моего дара. — Нет, я не возьму…
    — Бери же! — смотрю на него своими чистыми глазами, почти умоляя его. — Пусть оно будет твоим!
    — Нет! — он, пугаясь, отпрыгивает в сторону и роняет его… Моё Счастье…
    Умирая, я вижу, как переполошились эти птички в халатах. Мои глаза медленно закрываются и открываются, в последний раз. Собирая последние силы, я доползаю до того места, где лежит оно. Бережно собираю осколки в ладонь… А рядом сидит на полу тот самый суровый человек в очочках и с бородкой, и плачет. Плачет, как никогда… Это хорошо. Его сердце наконец оттаяло. Он не понимает, отчего ему так грустно, но сердце знает всё. Не уберёг Счастье…
    Беру его ладонь, сжатую в кулак и мягко разжимаю пальцы… Вытерев слёзы, он удивлённо смотрит на меня, не понимая. В его раскрытую ладонь я нежно опускаю осколки и сжимаю его пальцы в кулак, заставляя крепко держать то, что находится у него в руке…
    — Бери… Счастье — теперь оно твоё… Бери… — улыбаясь, из последних сил произношу я…
    И последнее воспоминание — его робко подрагивающие уголки губ, нерешительно ползущие вверх. Он открывает ладонь, нежно гладит кончиками пальцев осколки, пытаясь собрать их вместе. Нежность к хрупкому, беззащитному существу наполняет его.
    — Спасибо… — шепчет он, не отрывая глаз от чуда в своей руке. — Теперь… И у меня… Есть Счастье!
    Он бережно сжимает пальцы и прижимает его к груди, к самому сердцу. Его Счастье…
 

Кугушева Ариадна Олеговна
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999